Нормальные кадашевцы

В январе прошлого года преставилась старейшая из известных нам насельниц Кадашевской слободы — Зоя Васильевна Сибрякова (1914-2010). В июне этого года — её сын, прирожденный кадашевец  Андрей Закирович Ходжаев (1940-2011). Носители тайного знания, помнящие те ещё, неведомые большинству из нас правильные, жилые и живые Кадаши — без офисов  и чопов,  но с ноготками, патефонами и мчащимися над Кремлём самодельными бумажными тучами, бочками варенья, Мадлинками да Королёвками…

Хорошо, что мы успели задать им несколько общих вопросов, а они не поленились ответить, а вы теперь можете взять да например ознакомиться.


Слова официального некролога, как водится, лаконичны: Андрей Закирович был одним из лидеров общественного самоуправления района Замоскворечье в начале 1990-х гг., депутатом Якиманского муниципального Собрания всех созывов, бессменным председателем совета территориальной общины самоуправления «Якиманка-1», другом газеты «Вестник Замоскворечья».

А вот другой Андрей Закирович, опять же живой и настоящий. Взгляните, как замечательно превращение серьёзного и авторитетного лидера замоскворецкого самоуправления в малолетнего жителя послевоенных Кадашей, знающего правильные ходы задворков Консервной фабрики и ведущего грамотный торг с пленными немцами, однажды счастливо недобомбившими нашу с вами любимую кадашевскую церковь.

И несколько фраз из рассказа его матушки Зои Васильевны, своевременно записанные краеведами храма Воскресения в Кадашах, чисто для истории:

– Моя мама родилась в 1-м Кадашевском переулке в 1890 году в семье, как тогда говорили, московских мещан. У ее родителей была простая работа, и они были очень религиозные. Мама уже с семилетнего возраста пела в церкви, до замужества так и жила в Кадашах. Вышла замуж, сняли комнату где-то на Арбате, там я и родилась 14 марта 1914 года. Вскоре бабушка взяла нас к себе, и с самых малых лет я жила в 1-м Кадашевском переулке – дом 3, по-моему. Сейчас там школа, но был деревянный дом, какого-то Иванова. Потом – не то в 20-м, не то в 19-м году – сгорел этот дом, и отец Николай Смирнов нас устроил в подвале своего дома в церковном дворе.

Дом у нас был прекрасный, все мы были очень дружные, все были хорошие и отец Николай прекрасно ко всем относился и вел какие-то там научные работы в церкви. Потому что вокруг жили там такие очень невежественные люди — пьяницы и дебоширы и Николай Иванович выходил туда, к ним домой и вел там с ними беседы, и как-то привел их в чувства, так, что они все стали посещать храм.

Умер отец Николай в 1922 году. После его смерти приезжал патриарх Тихон к нам – была какая-то служба, и я помню, что обедали у нас. А потом появился седенький старичок, отец Димитрий Корнеев. Он служил до закрытия церкви, а после остался жить где-то под колокольней. Мы все очень любили его. Но к нам во двор уже стали приезжать деревенские, и жизнь они вели какую-то кошмарную – пьянствовали, безобразничали… И вот однажды, была задушена одна монашка, бабушка Софья. Вот, ее задушили, там эти, такие, чтоб иметь площадь. Ну, я не хочу называть фамилию, потому что это все разговор один. Они тоже все уже погибли, эти люди. А потом, слышу, уже задушили и отца Димитрия.

А родители до революции жили какой-то торговлей что ли, а бабушка только рожала, кормила и, это, хоронила своих детей, только трое детей у нее было взрослых уже из 16-ти. Ну, без конца она рожала. Там 3 двойни правда из них было. И что еще. Она очень хорошо шила, на машинке, лайкровые перчатки, ну, для богатых дам. И когда наступила Советская власть, ну там, стали уже жить бедно. Ну, все жили бедно, а когда уже стали насчет пенсии говаривать, чтоб там, дед воевал в 1905-м, чтоб ему пенсию дали какую-то, а ему сказали, что пенсия ему не полагается, потому что он воевал не за политические права, а за экономические и так дедушка мой никогда ничего не получил у государства за свое рвение. И когда потом сюда переехали, дедушка уже был старенький, такая там была чайная одна, он ходил там, пил чай и торговал всякими там папиросками, какими-то там иголками, нитками, и так, вообщем, прожил. А бабушка ходила торговала семечками. Вот так они зарабатывали на жизнь, в 1-м Кадашевском переулке…

Время пройдёт, Кадаши останутся. Дорогие старожилы, спасибо вам за вашу ясную память.

Видео Александра Можаева

Распечатать статью Распечатать статью

2 комментария

Как жаль, что их - нормальных - остаётся всё меньше и меньше. Спасибо им , что были. Вечный покой! Вам спасибо, что успели... Надо успевать
Какие молодцы, что собираете такие рассказы!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *