Смиренная просьба

www.barkli.ru 

15 февраля 2007 года состоялось очередное заседание Объединенной экспертно-рабочей группы Москомархитектуры, Москомнаследия и ЭКОСа. На нем рассматривался проект увеличения этажности строящегося жилого дома по адресу Хилков переулок, дом 5/43. Ближайший сосед новостройки – знаменитый дом Тургеневых на Остоженке, в народе более известный как «дом Муму».

Начало этой истории положил документ правительства Москвы, разрешающий строительство дома некой указанной площади. В процессе проектирования выяснилось, что ее можно вместить лишь в объем 7-8 этажного здания, появление которого категорически недопустимо в охранной зоне памятника. Согласовательным органам не удалось дать обратного хода опрометчивому постановлению, поэтому было принято решение вывести обреченный участок из охранной зоны. При этом высота проектируемого здания была уменьшена до пяти этажей. В данный момент заказчик выступает с просьбой разрешить надстройку дома еще одним, неполным этажом. Заказчик — компания «Баркли», давно работающая в окрестностях Остоженки и уже отличившаяся сносом дома Архаровых во 2-м Зачатьевском переулке.

Архитектор Н.Ю. Бирюков (мастерская «Группа АБВ») представил вариант надстройки части дома, образующей ступенчатую композицию с широкими открытыми террасами, на которые будут выходить квартиры верхнего этажа. Надстройка дает дополнительные 600 кв. метров полезной площади, высота здания повышается с 18,5 до примерно 23 метров. Также на планшете были представлены фотографии нынешнего вида на дом Тургенева и обсуждаемую новостройку из Еропкинского переулка. Бирюков обратил внимание на то, что разница между уже сложившейся ситуацией и проектируемым повышением не слишком велика.

архив ЦИГИ.

В ходе обсуждения мнения членов комиссии разделились. Одни посчитали, что «снявши голову по волосам не плачут»: наслоение силуэта уже произошло и появление лишнего полуэтажа не сможет сильно изменить ситуацию. Другие указывали, что нельзя усугублять уже допущенную ошибку. В частности, прозвучали следующие соображения:

В.И. Чернышенко, сопредседатель ОЭРГ: «Я сам пострадал через этот объект, когда боролся за то, чтобы его вообще не было. Теперь признаю свое поражение и готов разделить мнение большинства. Так или этак будет выглядеть новостройка, меня уже не волнует. Историческое восприятие «дома Муму» уничтожено».

Е.Е. Андреева, член ОЭРГ: «Мы настаивали на 4-х этажах, а если их будет пять или шесть, то спор между двумя соседними постройками переходит в драку. Шестой этаж выводит эти дома из диалога, подменяя его соседством».

Ю.Р. Громченко, представитель НИИ Генплана: «Если мы и решили простить это грехопадение, то нельзя его усугублять дальше. Надстройка будет нависать над памятником, еще более увеличивать контраст».

Б.Е. Пастернак, член ОЭРГ: «Если есть железное решение строить 6 этажей, то это сделают и без нашего согласия. Но наше положительное решение может стать катализатором многих скандалов, и тогда все будут показывать на нас пальцами».

А.А. Клименко, член ЭКОСа: «Это реальное безобразие и на нас будет грех, если мы с ним согласимся».

В.И. Шередега, сопредседатель ОЭРГ, подводя итоги: «Хочу напомнить, с чего все начиналось. Бикфордовым шнуром был неправильный документ, выпущенный правительством Москвы. После этого речь могла идти только о компромиссе, поскольку никто не собирается отказываться от ошибочного решения. Я был бы не против проекта, но количество критических голосов таково, что давайте мы все же отправим его на регламент главного архитектора».

www.barkli.ru

Комментарий В.И. Шередеги:
«Основной объем капстроительства в Москве осуществляется как результат выпуска распорядительных документов на уровне руководства мэрии. До конца 1990-х такой документ выпускался после того, как его черновик попадал в недра Москомархитектуры. Там уточняли возможные площади и этажность проектируемых зданий, и только потом отправляли бумаги в правительство. В 2000-х в мэрии появились фракции, которые стали готовить документы, не привлекая контролирующие градостроительные органы. Отсюда и берутся площади, намного превышающие возможность участка, состоящего в охранной зоне.
В случае с Хилковым переулком незавизированное Москомнаследием постановление правительства неверно прописало предоставляемые инвестору площади. Безусловно, имело место какое-то внутриведомственное нарушение, но это документ с подписью мэра — поди поспорь. Тем не менее, в комиссиях пошла работа по умерению аппетита заказчика, в результате чего удалось сократить высоту до пяти этажей. При этом получилось заметное расхождение в цифрах между прописанной площадью объекта и тем, что реально есть на выходе. И теперь заказчик, и так наказанный двухгодичным простоем и связанными с этим убытками, уже не качает права, а смиренно просит учесть ситуацию и прикинуть ему шестой этаж. Лично я считаю, что если мы утвердим этот этаж, лучше не станет, но и хуже станет уже незначительно».

архив ЦИГИ

архив ЦИГИ

www.barkli.ru

Распечатать статью Распечатать статью

8 комментариев

Дементий Башмаков больше года назад   Изменить
Необычайно интересный материал, спасибо большое. Очень желаю продолжения проекту вашему в тех объеме и направлении, в которых он заявлен. И, если позволите, вопрос. В настоящее время в рамках реализации постановления Правительства Москвы от 13 августа 2002 г. № 637-ПП происходит реконструкция и новое строительство здания по адресу: ул. Арбат, 39, строение 1, являющегося, насколько известно, выявленным объектом культурного наследия, подлежащим государственной охране. Эти реконструкция и строительство угрожают и знаменитому дому Мельникова, статья о чем Г. Ревзина была недавно в "Коммерсанте" ( http://www.kommersant.ru/doc-y.html?docId=746318&issueId=36214 ). Нельзя ли узнать, согласовано ли названное постановление Правительства Москвы Москомнаследием, или оно продукт творчества "фракций мэрии"?
По адресу Арбат 38 находился хороший, в основе своей позднеампирный дом, реконструкция которого была начата еще в 1990-е. Потом работы были остановлены и к началу 2000-х он представлял собой руины. В следствие чего было согласовано реставрационное воссоздание фасада, на момент согласования (то есть, кажется это был 2004 год, до принятия 40-го закона) все было проведено в соответствии с градостроительным законодательством. То есть, судя по всему, соседство с домом Мельникова в расчет не бралось. Остается надеяться на то, что сейчас ведется добросовестный мониторинг его технического состояния. Воссозданием дома 38 занимается архитектор В.В.Колосницын.
Дементий Башмаков больше года назад   Изменить
Я спрашивал про дом номер 39 - это другая сторона Арбата и другая совсем история. Но и за 38-й спасибо
Во как. Извините, поторопился, попробую выяснить и про 39. Но как прекрасен комментарий гендиректора Тихонова в приведенной вами статье "Коммерсанта"!!!
Дементий Башмаков больше года назад   Изменить
Комментарий блестящий, согласен. Как выразился А. Архангельский, "что на языке, то и на уме": http://www.rian.ru/authors/20070309/61754874.html
Вы меня запутали, то есть я сам. То, что я говорил, как раз и относилось к дому 39, просто цифрой обознался. Но раз в обществе возник интерес, то вскоре мы подробно расскажем про эту арбатскую историю. С картинками.
Дементий Башмаков больше года назад   Изменить
Запутаться и немудрено, по-моему. Дело в том, что по состоянию на сентябрь 2002 года строение 1 дома 39 по Арбату являлось выявленным объектом культурного наследия "Жилой дом, 1819, 1829, 1875, 1913 гг. Здесь в 1900-1909 гг. размещалась гимназия Алферовых, с 1913 г. - электротеатр Д.Е. Шлезингера "Ампир". Однако, как следует из вывешенных на сайте Москомнаследия списков памятников, в настоящее время это строение в списках не значится. Налицо очевидное нарушение действующего федерального законодательства: выявленный памятник может быть либо включен в реестр, либо ему может быть отказано во включении, - причем и то и другое воможно только по решению органа исполнительной власти. Существующая практика, при которой Москомнаследие само и выявляет, и выводит из списков, несомненно, очень удобна, и единственным, пожалуй, ее недостатком (кроме, разумеется, абсолютной противозаконности) является все же некоторая путаница, иногда и кое-где возникающая.
Юлия Викторова больше года назад   Изменить
К моменту сноса от дома 39 сохранялась лишь стена уличного фасада. За ней -слегка возвышаюшиеся над землей руины с непросыхающей лужей посередине - результат неслучившейся реконструкции (реставрации) здания в серед. 1990-ых гг. В этих руинах местами были видны белокаменные кладки, повидимому, к. 18 в. Путаница же в списках московских памятников( назвать их реестром язык не поворачивается) присутствует перманентно - в числе и как следствие их многолетнего ведомственного засекречиванияю Надо предложить новому руководству Москомнаследия ( отдадим должное-оно оперативно сняло покров мистической тайны со списочного состава общенародного достояния) опубликовать на своем сайте протоколы мудрецов по вводу-выводу памятников. Там есть настоящие перлы - например, сооружение выводится из списков, потому что его никак не удастся сохранить в ходе предстоящий реконструкции(!)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *