docomomo
Красная книга

Два окна одного дома

28 сентября 2018 года дом Тропинина на Ленивке стал выявленным памятником по заявке активиста Архнадзора.  Удивительно, что только теперь. В процессе выявления он оказался домом еще нескольких выдающихся художников. Предлагаем вашему вниманию статью-исследование автора заявки, Анастасии Соловьевой. 

Читать полностью →

Распечатать статью Распечатать статью

Никогда еще Суриков не жил в такой большой и красивой гостинице

Остоженка, 4-6: улучшение инвестиционного климата

Константин Михайлов

10 октября 2018 года Архитектурный совет Москвы рассмотрел и одобрил проект «многофункционального комплекса с апартаментами» в начале четной стороны Остоженки. За последние несколько лет это, пожалуй, первый случай, когда столь масштабный проект застройки в центре столицы изменился к лучшему, проще говоря – стал гуманнее к историческому городу.

В целом, если все обещания сбудутся, это можно расценить как совместный успех: градозащитников, госоргана охраны памятников, архитекторов. Хотя, конечно, до соответствия нормам «регенерации» в охранных зонах и этому проекту еще не расти и расти, а уменьшаться и уменьшаться в размерах, чего, конечно же, не будет. Но тут уж надо выбирать, с чем сравнивать – с идеалом или с предшествующими замыслами.

Читать полностью →

Распечатать статью Распечатать статью

Уроки заяузского сноса

Что бы такого сделать, чтобы эта музыка не была вечной?

Константин Михайлов

3 октября в Москве был снесен дом причта (1878 г.; 2-й Котельнический пер., 2, стр.1) церкви Космы и Дамиана Нового в Гончарах. Нашим активистам на несколько часов удалось приостановить разрушение очередного фрагмента исторической Москвы, но потом в разрешительный ордер ОАТИ вписали нужные слова, и экскаватор быстро покончил с домом.

Двухэтажный дом со вторым деревянным этажом, каких в центре столицы уже совсем немного, образец исторической застройки московского Заяузья. Того самого Заяузья, которое еще в 1973 году было официально объявлено тогдашними московскими властями «заповедной зоной». Для властей нынешних это звание, разумеется, пустой звук, раз в заповедной зоне разрешаются сносы и стройки 9-этажных зданий на месте 2-этажных.

Читать полностью →

Распечатать статью Распечатать статью

Фасадное утепление

Полтора года назад началась реконструкция особняка 1902 года по адресу: Токмаков переулок, 11. Дом принадлежал купцу Константину Васильевичу Федотову, владельцу шерстоткацкой фабрики на Доброслободской улице. Отличный модерн, хотя и надстроенный в советское время, не имел статуса памятника и не входил в охранную зону других памятников.

Несколько дней назад с него сняли леса. То, что мы видим, описывается Архитектурно-градостроительным решением (АГР), согласованным Москомархитектурой:

Читать полностью →

Распечатать статью Распечатать статью

Возвращение Пейча

Импровизация на тему

По сообщению пресс-службы группы «Ташир», «в рамках транспортно-пересадочного узла (ТПУ) «Парк Победы» будет построено три башни, объединенных на верхнем уровне террасой…». 

Пейч был в Москве впервые, и больше всего его удивляло то, что этот громадный мировой центр ни в какой мере не напоминал громоздкий американский сити. <…> Город шел уступами и плоскими террасами. Там было много зелени, стали и стекла. Синие воздушные мосты сильными дугами начинались где-то в зелени и пропадали вдали, в золотых лучах восходящего солнца, бившего из-за лиловой тучи мягкими прожекторами.

В. Катаев. Остров Эрендорф: Роман с приключениями (1924)

Сейчас, уходя вниз, к пышным садам Москва-реки, стояли в отдалении друг от друга уступчатые, в двенадцать этажей, дома из голубоватого цемента и стекла. <…> Такова была построенная по моим планам Москва двадцать первого века. Весенняя влажность вилась в перспективах раскрытых улиц, между уходящими к звёздам уступчатыми домами, и их очертания становились всё более синими, всё более лёгкими. Кое-где с неба падал узкий луч, и на крышу садился аэроплан.

А.Н. Толстой.  Голубые города (1925)

1. Марина Хрусталева

Пейч был в Москве не впервые. Он вернулся сюда в 2025 году после длительной эмиграции. Бесшумный электромобиль нес его по преобразившемуся Новому Арбату. На излучине Москва-реки он на минуту потерял дар речи: справа, за Белым домом, некогда внушительная электростанция превратилась в бумажный кораблик, над которым нависали гигантские айсберги сорокаэтажных сияющих башен. Буквы «ТАШИР» бежали по ним сверху вниз, справа налево и по диагонали, образуя причудливые анаграммы. Вдали леденели помутневшие сталактиты Сити.

Читать полностью →

Распечатать статью Распечатать статью