Город мастеров

 Пятницкая, 6. Фото А.Можаева, 2007

Проходной двор на Пятницкой, 6 смело можно назвать красивейшим в Замосковречье и одним из лучших в старой Москве. Замечательный, почти хрестоматийный вид на колокольню Черниговской церкви и уникальные деревянные галереи – отличительная деталь доходного жилья 19 века, ныне исчисляющаяся пальцами одной руки. Хотя волшебный колорит двора уже был отчасти нарушен козырьком кафе и обустройством пластмассовых стеклопакетов в левой части галереи, всё остальное оставалось настоящим. 19 января правая, нетронутая ремонтами половина галереи была уничтожена. Через день во дворе появилась двухэтажная кирпичная пристройка. Никаких согласований на переустройство памятника у строителей не было, только справка МЧС о том, что в доме якобы произошло обрушение. Однако за день до начала стройки дом был жив-здоров, и вообще, предписания МЧС не являются документами прямого действия: разрешение на вынужденный демонтаж частей аварийного памятника могут выдать лишь органы охраны.

Этот случай заставил вновь обратиться к теме самостроя – величественной стихии, порожденной, прежде всего, безнаказанностью нарушителей закона.


Самострой бывает трёх видов: несанкционированное строительство в новых районах, такое же строительство и реконструкция в охранных зонах, и незаконная реконструкция объектов культурного наследия. Расследованием двух первых случаев занимаются районные префектуры, третий находится в ведении Москомнаследия.

Газетный переулок 

В принципе, комиссия по пресечению самовольного строительства существует с конца 1990-х, но реально работать она стала тогда, когда руководство ею перешло к Ресину, а оперативную группу возглавил сам Лужков. Способы воздействия на нарушителей таковы: убедить разобрать несанкционированную настройку добровольно (как ни странно, нередко это работает), или же добиваться справедливости через суд (за последний год Москомнаследие направило 27 жалоб в прокуратуру, однако большинство из них под разными предлогами вернулись назад). Есть и третий вариант – обойтись незначительным штрафом, смириться с фактом строительства и признать его законным задним числом. Ибо как говорят сведущие люди: «Самострой тоже может быть талантливым».

Судя по всему, столица доселе не оскудела талантами, потому что среди огромного числа самодеятельных мансард, надстроек и пристроек, возведенных в последнее десятилетие в историческом городе, было лишь два громких показательных процесса – на Волхонке и Сретенке. Незаконные надстройки были ликвидированы после личного вмешательства мэра Лужкова.

Пятницкая, 12, фото А.Можаева, 2008

Остальные продолжают стоять, при этом часто так и оставаясь неузаконенными. Так, уже несколько раз на рабочую группу ЭКОСа выносилась самовольная реконструкция здания «Ингосстраха» на Пятницкой, 12 (в основе – особняк 18 века). Видимо, при оформлении права собственности возникают вопросы – откуда взялись непрописанные БТИ лишние метры. ЭКОС отказался согласовывать нарушение, переадресовав вопрос другим инстанциям.

Таганка, 2007. Архив ЦИГИ

Всё это напоминает известную проблему самовольной перепланировки квартир — от разборки перегородок до выноса несущих стен и вентиляционных коробов. В любом случае ответственность нарушителя – дело принципа, но иногда проверяющие органы могут позволить себе обойтись незначительным штрафом. А иногда и для них восстановление справедливости становится делом чести. Недавно произошло одно исключительно важное событие: Москомнаследие впервые воспользовалось своим правом лишить недобросовестного арендатора права аренды. Но этот случай действительно был из ряда вон: самый старый дом Таганской площади не только незаконно реконструирован, но и надстроен откровенно омерзительною мансардой. Это даже не самострой, а какой-то перформанс, настоящая пощёчина общественному вкусу. Но теперь есть надежда, что в скором времени площади вернут человеческий облик.

Покровский, 8, фото А.Можаева, 2006

Хотя известно, что надстройку дома на Покровском бульваре, 8 было предписано разобрать более года назад, а она по-прежнему продолжает радовать москвичей и гостей столицы провинциальной непосредственностью линий. Кстати, золотая чудо-галерея, недавно возникшая на сводах храма Христа Спасителя, также является классическим самостроем.

Рождественка, 1990-е

Для нынешней практики вообще характерно отношение к объекту аренды либо собственности не как к вверенной твоим заботам части общей городской территории, а как к собственному приусадебному хозяйству. Вот как теперь выглядит Рождественка – это квартал в конце улицы, находящийся прямо напротив Рождественского монастыря. В минувшем году здесь были самодеятельно реконструированы два дома 19 века. Один из них сохранял типовой послепожарный фасад с рустом и замковыми камнями в первом этаже, другой – скромный лепной декор второй половины столетия.

Рождественка, 2008.

Теперь исторические фасады уничтожены, вместо них появилась декорация, выполненная из тощих дешевых отливок со строительного рынка. На обоих домах выросли одинаковые высокие мансарды, крытые медью. Следующим этапом, должно быть, станет благоустройство придомовых тротуаров – гипсовые гномики, пальмы в кадках, грот «Прохлада».

В.Радищевская, 2006. Архив ЦИГИ

В.Радищевская, 2007

И вот ещё: один и тот же дом, памятник 18 века, расположенный по адресу В.Радищевская, 12, сфотографированный в 2006 и 2007 годах. По этому удивительному факту в настоящее время проводится проверка.

Перечисленные выше примеры – порча, но всё-таки не истребление памятников, то есть мы можем хотя бы надеяться, что когда-нибудь зданиям будет возвращен их исторический вид. В отношении новостроек, искажающих панорамы исторического центра, надежды на справедливость меньше.

 Якиманка, 2005

Восьмиэтажный жилой дом «Донстроя» в Филипповском переулке подрос на два этажа против согласования, надстройку предписали разобрать. Она действительно была разобрана, но чуть позже, когда шум затих, благополучно вернулась на место. Скандал с самовольным изменением проекта жилого комплекса того же «Донстроя» на Покровском бульваре вроде бы замят. Ничего не слышно и о Шереметевском подворье на Никольской, где техническая надстройка перекрыла вид на Кремльс Большой Лубянки. Сейчас ведётся разбирательство по факту изменения проекта дома 50 на Большой Якиманке, закрывшем вид на церковь Иоанна Воина от Калужской площади. Строительство тем временем продолжается.

Пятницкая, 6, 2007

Пятницкая, 6, 2008

И в заключение, ещё раз о Пятницкой, 6. Москомнаследие остановило незаконные работы и направило собственникам здания предписание разобрать пристройку и восстановить дом в его прежнем виде. А вернее говоря, провести реставрацию с точным воспроизведением уничтоженных элементов в их первоначальных конструкциях. Думается, что последняя деревянная галерея Замоскворечья вполне достойна подобного отношения. А самое главное — прецедент: стало известно, что в Москомнаследие поступают жалобы на продолжающиеся несанкционированные работы по этому адресу, однако уже на территории, принадлежащей другим владельцам. Дрянной пример заразителен, и безнаказанность самородков-реконструкторов становится всё более опасной для исторического города.

Дополнение

После публикации материала читатели прислали нам ещё вот такую картинку: нечаянное исчезновение здания Ссудной казны из перспективы Настасьинского переулка (вид с Малой Дмитровки в сторону Тверской улицы).

Настасьинский 5 до

Настасьинский 5 после

О приходском самострое на территории древней церкви Николы в подкопаеве  —  здесь.

Распечатать статью Распечатать статью

5 комментариев

Вышинский Александр, архитектор больше года назад   Изменить
Саш, у тебя в статье есть одна фраза обнадеживающая, такая как... "Перечисленные выше примеры – порча, но всё-таки не истребление памятников, то есть мы можем хотя бы надеяться, что когда-нибудь зданиям будет возвращен их исторический вид." Один из подводных камней нашей реставраторской науки заключается в том, что очень сложно определить, что обозачает словосочетание "исторический вид", и, лет через тридцать, вполне возможно, будет очень сложно обосновать, почему мы хотим реставрировать здание с ориентировкой именно на этот исторический период. Поэтому, я думаю следующее. На снос этих надстроек и пристроек нужно как-то ориентировать владельцев (а чаще всего - это все-таки владельцы, а не арендаторы) а также власть, примерно по истечение 5-6,5 лет, когда с одной стороны, доход от пристройки уже будет перекрывать фактические затраты на стройку и взятки, а с другой стороны - пристройка еще не будет считаться элементом сложившейся городской среды. Не знаю, как это делать, но это, по-моему правильный и возможный подход. То есть, не подавать в суд, а пытаться с хозяевами, через Москомнаследие договориться по хорошему. Всем выгода. Никаких судов, никаких штрафов, прибыль получена, и Москва постепенно возвращает себе нормальный, привычный облик...
Кстати, именно это пугает. Через 50 лет всё новоявленное уродство обрастёт своими легендами и народ будет восторгаться: ага, настоящие 90е!!! Город при этом может и станет более колоритным, но не станет менее уродливым...
нет, если такое происходит, то "когда-нибудь" (это условное когда-нибудь) не наступит никогда удивительное дело, как у Вас в Москве не берегут ничего, блин( у нас вот например самые захудалые деревянные домики как памятники архитектуры не позволяют трогать, пылинки с ним сдувают...эх
Да, а я вот слыхал как у вас в Запсковье чуть не застроили набережную, неисследованный памятник археологии. Все одним воздухом дышим, просто в малые города неприятности приходят чуть позже - вместе с большими деньгами.
А название правильно: "город мастеров"

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *