Начало киновещания

Вчера исполнилось сто лет со дня выхода в свет первого русского фильма – «Понизовая вольница» («Стенька Разин»). В ознаменование этого радостного юбилея представляем текст Николая Кириллова, посвященный первым московским адресам кинематографа.

Первый киносеанс Москва увидела ненамного позже, чем Париж – всего через полгода. Дебютный публичный показ братья Люмьеры осуществили в декабре 1895 года, а 6 мая 1896 года французский импресарио Рауль Гюнсбург показал люмьеровские картины — в том числе знаменитое «Прибытие поезда…» — в театре Солодовникова (его перестроенное здание на Б.Дмитровке, 6/1 ныне занимает Театр оперетты), и в тот же день – в летнем саду «Аквариум». Впрочем, Москве было не до того – утром первопрестольная встречала на вокзале Николая II , а вечером состоялись торжества по случаю дня рождения государя. Не до сеансов было и в последующие дни, поскольку предстояло Священное Коронование в Успенском соборе (кстати, хронику этих событий запечатлевал другой француз – Камил Серф).


Внимание к себе кинематограф привлек, только когда утихла шумиха вокруг церемонии. Известный театральный антрепринер Б. Корельский организовал в театре «Эрмитаж» то, что ныне называется пресс-показом. Успех был полный. После этого Корельский включил синематограф (в том числе и вышеупомянутые кадры коронации) в программу театра сада «Эрмитаж», наряду с легкими оперетками. И не прогадал – театр получал ежедневно полные сборы. В том же году комический актер Сашин покупает первый в Москве киноаппарат, снимает сцены из уличной жизни, из жизни театрального закулисья и проч. Показы проходили в театре Корша по соседству с садом Эрмитаж (Петровский переулок, 3).

Однако эта затея быстро забывается. Надо сказать, что 1896–97 годы стали кризисными для кино. Публику раздражал треск аппарата, дерганье и мельканье кадра, однообразность сюжетов. Люмьер разуверился в будущем своего изобретения, Мельес решил бросить кино и снова заняться фокусами. Москва, казалось, совсем забыла о кинематографе, подобно остальной Европе. Однако совсем забыть об игрушке, которая была созвучна всему современному, воплощала собой новый век, практически одновременно с ним и рожденной, было трудно. В конце декабря 1896 года в Верхних торговых рядах близ Красной площади открылся первый в столице синематограф, предназначавшийся для демонстрации игровых кинокартин. В «Электрическом театре» представления (так называли в то время киносеансы) давались каждые полтора часа с 14 до 23 часов. В течение полугода, пока существовало заведение, в нём демонстрировались картины Мельеса «Кабинет Мефистофеля», люмьеровская историческая лента «Нерон, испытывающий действие яда на своих рабах», «Юбилейные торжества королевы Виктории в Лондоне», «Бой быков» и др.

Во время сеансов было много коротких перерывов, связанных с перемоткой небольших бобин с пленкой, во время которых публика слушала музыку из граммофонов. Стоило посещение синематографа недешево – от 55 копеек до рубля 10 копеек. Однако с окончанием зимнего сезона о кино опять забывают, и следующий всплеск интереса происходит лишь в 1900 году: русские с большой охотой жаждут увидеть хроники англо-бурской войны. Их показывали в англо-американском Музее восковых механических фигур на Лубянке, затем в Камергерском в театре Омона (нынешнее здание МХАТ). Уже после этого аттракцион закрепляется в городе окончательно. Сеансы проходили то в одном, то в другом театре. Стоит отметить, что первые фильмы были цветные и со звуком. В ту пору ленту подкрашивали и использовали всякого рода кинемакрофоноргаммы, синеорамы и проч. Но звук часто был несинхронен изображению, поэтому в культурной памяти остались не эти попытки, а тапёры.

Первые кинозалы
Первые специальные кинотеатры появились в 1903 году. 1 января в 4-х этажном доме, принадлежащем дочерям крупного московского текстильного фабриканта Хлудова, на углу Рождественки и Театрального проезда, открылся «Новый электронный театр». Владелец кинотеатра (имя его история не сохранила) закупил в Париже новые картины Мельеса: «Путешествие на Луну», «Гулливер», а также уже знакомые по прошлым годам фильмы «Золушка», «Красная шапочка», «Синяя борода» и др. Вопреки рекламным обещаниям, репертуар менялся редко. Цена билета в зависимости от места составляла от 30 копеек до рубля (дети и учащиеся платили половину стоимости). Вскоре в борьбу за зрителя включился еще один кинозал: «Электро-космографический театр» (Неглинный проезд, дом Ганецкой напротив Петровских линий). Впрочем, оба этих предприятия продержались с год, после чего закрылись или были перепрофилированы таким образом, что кино там уже не занимало ведущего места. Зато 1904 год стал для кинобизнеса очень удачным. В Европе и Америке за счет появления нового кино поднялась волна интереса к «движущимся картинкам».

Не обошло стороной это веяние и Москву. 4 февраля на Тверской напротив магазина братьев Елисеевых, в доме Сазиковых (ныне утраченном) открылся «Биографический театр» (название по системе проекционного аппарата «Биограф»). Билеты стоили от 30 до 75 копеек, репертуар подлежал обновлению каждые три дня. По воспоминаниям современника, помещение театра было маленькое, сидячих мест было 24, еще человек 30 стоящих усердно грызли семечки и плевали шелуху на головы сидящих. Владела кинотеатром Анна Эдуардовна Белинская (Гензель), помогала ей младшая сестра – Амалия Эдуардовна Гензель. Последняя затем стала владелицей кинотеатра «Модерн» (размещался в здании «Метрополя»). Осенью того же года в доме Бахрушина, рядом с кофейной Филиппова, почти напротив театра Белинской, был открыт «Граммофизиоскопофон», обещавший зрителям полную иллюзию – с цветом, звуком и без дрожания изображения. Но обещаний не оправдал и вскоре закрылся. Чуть позже на Тверской возник «Паризьен» в Постниковском пассаже (сохранившийся дом 4 на углу Газетного).

Еще несколько открытий этой осени – «Электрический театр» на углу Лубянки и Рождественского бульвара, «Электро-оптический театр» на Петровке. В репертуаре в ту пору ключевое место занимают хроники начавшейся русско-японской войны. В ноябре появился «Синема-театр» в пассаже Солодовникова (Кузнецкий мост, на месте нового корпуса ЦУМа). Открыл его рижский мещанин, фотограф Александр Розенвальд. После недолгого закрытия, состоявшегося в конце сезона, Розенвальд на старом месте открывает театр «Кинофон». Горожане уже привыкают к тому, что кинематограф – это специализированное помещение, а не сеанс показа в каком-то из драматических или опереточных театров.

Летом 1905 года на Страстном бульваре в доходном доме князя Горчакова (дом 4/3) в помещении на 50 человек открывает кинотеатр лемзальский мещанин Карл Иванович Алксне. Особая обходительность владельца, бывшего по совместителю и кассиром, и администратором, и билетером, быстро сделала этот адрес популярным среди синефилов. Свой театр хозяин назвал по-домашнему «Электротеатром Карла Ивановича Алксне», к зрителям в афишах неизменно обращался «почтеннейшая публика», зазывая посетить его «скромный театр», обещал «действительно полное удовольствие», подписывался всегда словами «С почтением Карл Иванович». Быстро разбогатев, Алксне к апрелю переезжает в двухэтажный особняк Чижова на углу Тверской и Страстного бульвара, оборудовав помещение на 160 посадочных мест. Его кинотеатр входит в число популярнейших кинозалов города.

Первое десятилетие кинематографа было временем, породившим миф о сказочной прибыльности предпринимательства на этой ниве. Занятые ювелирным делом братья Лазар Борух и Абрам Гехтманы решают оставить прежнее дело и заняться кинотеатрами. Абрам Гехтман в июле 1906 года подает прошение в градоначальство (обязательная практика того времени – необходимость согласовать открытие синематографа с городскими властями) и вскоре открывает кинотеатр «Большой Парижский» на Арбате на втором этаже двухэтажного дома Бобовича на 225 мест. Затем и второй – на углу Пятницкой улицы (дом 2). Через пару лет он основывает первую в городе прокатную контору. Весной 1913 года Абрам Гехтман на углу Большой Никитской делает кинотеатр «Унион» (до конца 80-х известный москвичам как «Театр повторного фильма» — потом на его месте появится театр «У Никитских ворот»).

В феврале 1907 года на Сретенке, на втором этаже четырехэтажного дома купца Н.И. Юрасова (№4) И.П. Хазов открывает театр «Гранд-электро». На первом этаже этого дома располагался ювелирный магазин Базара Гехтмана. Зная о прибыльности дела брата и видя, как дела идут у Хазова, Лазар закрывает магазин и открывает кинотеатр на втором этаже дома Халатова на Яузской улице. Между тем владельцу дома на Сретенке – потомственному почетному гражданину Н.И. Юрасову не дает покоя бизнес Хазова. Юрасов закрывает свой мебельный магазин и каким-то образом получает «Гранд-электро». Может быть, выкупает у Хазова, может, поднимает ему аренду до небес, но так или иначе, в ноябре 1907 на афишах «Гранд-электро» фигурирует уже фамилия Юрасова, который обещает зрителям еженедельно обновление репертуара и последние фильмы из Парижа. Помимо этого, «Сретенского Гранд-электро», в Москве появляется «Гранд-электро» на Тверской улице на углу Дегтярного переулка против Глазной больницы. Его владельцем становится бывший подрядчик из Сибири К.Я. Абрамович, до того работавший управляющим в кинотеатре Хазова. Популярность этого кинотеатра объясняется тем, что он одним из первых показывает отечественные ленты: «Понизовая вольница» («Стенька Разин») и «Драма в таборе подмосковных цыган». Кинотеатр проработал до 1915 года, когда напротив открылся более удачливый конкурент – «Арс». Брат К.Я. Абрамовича – Н.Я. Абрамович, в начале 1908 года на углу Б.Бронной и Страстной площади открывает кинотеатр «Патеграф», второй такой же – на Елоховской улице. Также в 1908 году открылся «Вулкан» на Таганской площади, фасад которого в 1970-е стал частью комплекса Театра на Таганке.

Эпоха кинотеатров
10 ноября 1909 года в «Русском слове» публикуется заметка о предстоящем открытии на Арбатской площади «Художественного электротеатра». Москвичи приглашались на концерт, который давал оркестр под управлением Г. Лескеса. Владелец кинотеатра – Роберт Альбертович Брокша. Архитектор проекта – Н. Благовещенский. Здание существует и поныне, и, единственное из дореволюционных кинематографов, используется по первоначальному назначению. Это было первое построенное специально для кинематографа здание в городе. Строительство было осложнено тем, что отдельных нормативов для строительства подобных заведений в тот момент не существовало. Внешний вид «Художественного» был изменен в 1912 году, когда в архитектуре модерна возникло увлечение классицизмом: Фёдор Шехтель перестроил фасад, придав ему черты античной классики.

К осени 1908 года в Москве работало около 80 кинотеатров. Городские власти даже предпринимали меры, чтобы сократить число этих заведений, «шумных и притягивающих публику в одном месте», — как писал в докладной записке министру внутренних дел Столыпину городской глава Рейнбот. В приказе по городу, изданным градоначальником, указывалось, что число кинотеатров не должно превышать 75. Впрочем, уже в конце 1913 их было в Москве 107.

По воспоминаниям Александра Ханжонкова, в тот период кинотеатром могли назвать любой амбар, склад, магазин, где отгораживалась будка для аппарата, прибивался к противоположной стене экран, под ним усаживался пианист, зал заставляли разнокалиберными стульями и скамейками. Однако в действительности все было строго регламентировано, и театровладелец обязан был сделать заведение соответствующим Обязательным правилам и Строительному уставу. Пристав докладывал о строящемся кинематографе в градоначальство, записку получало цензурное отделение, которое направляло ее в управление технической частью градоначальства. Там, в свою очередь, собиралась комиссия для осмотра помещения, состоящая из участкового архитектора, брандмайора, врача, инжеренов-электриков градоначальства и Управления московских городских телеграфов.

В 1908 году были разработаны «Обязательные правила устройства и содержания синематографа в Москве», на их основании производился расчет допустимого количества мест в зрительном зале. Комиссия составляла акт, который направлялся в цензурное отделение, копию – приставу того участка, где предполагал работать кинематограф. На всю процедуру уходило при благоприятном стечении обстоятельств несколько месяцев, но период от начала подготовки помещения до открытия мог занять и целый год. Причины для строго контроля действительно были. В феврале 1909 года в Туле во время сеанса от пожара погибли 10 человек, а в феврале 1911 года в поселке Бологое в аналогичной ситуации погибло свыше ста человек. В результате в мае 1911 года П. Столыпин подписывает «Нормальные правила по устройству и содержанию театров кинематографов». В Москве предпочли собственный вариант правил, более строгий. В несколько измененном виде они действуют и по сей день. Наблюдение за работой кинотеатров ложилось на участковых приставов и подчиненных им околоточных надзирателей, а в градоначальстве – цензорское отделение и управление технической частью.

Самой кинематографической улицей города перед революцией была Тверская. В 1916 – 17 гг. там располагалось до 10 кинотеатров: «Ялта», «Прогресс», «Сфинкс», «Большой Московский», «Люкс», «Палас», «Миньон». На Арбате, помимо «Художественного», работали «Гранд-Паризьен», «Ампир», «Арс», в районе Сретенки – «Юрасов», «Одеон», «Уран» (снесён в 1997 году), «Сухаревский», «Форум», в районе Покровки – «Нерон», «Колизей» (ныне — театр «Современник»), «Гермес», «Городничев», «Волшебные грезы» (2 этаж дома 16) и др. Каждый владелец стремился отделать свое заведение как можно роскошней. В объявлениях указывалось, что «театр заново отделан», или «в роскошном зеркальном зале играет концертный оркестр». Кинотеатровладелец Розенвальд указывал в афише, что его «Одеон» на углу Столешникова – «единственный элегантный театр в Москве, оборудованный по образцам американских театров…». А «Модерн» и «Мефистофель» устраивали картинные вернисажи в своих театрах. Зрительные залы мало уступали театральным – они стали просторными, с рядами удобных кресел в партере, ложами с бархатными портьерами, с «галеркой» на балконе.

Вслед за «Художественным» строятся и другие кинотеатры: в ноябре 1913 года открыла свой кинотеатр на 1500 мест на Триумфальной площади кинофирма «Ханжонков и Ко». В то же время на Б. Ордынке заработал «Кино-палас» на 2000 мест, в декабре того же года на Серпуховской площади заработал «Великан» с такой же вместительностью. А. С. Серафимович писал: «Загляните в зрительную залу, вас поразит состав публики. Здесь все — студенты и жандармы, писатели и проститутки, интеллигенты, рабочие, приказчики, торговцы, дамы света, модистки, чиновники — словом, все… Как могучий завоеватель надвигается кинематограф»…

Продолжение следует

При подготовке статьи использованы материалы книги В.П. Михайлова «Рассказы о кинематографе старой Москвы».

Распечатать статью Распечатать статью

7 комментариев

Большое спасибо за статью! Дочери в школе задание дали на тему истории кино - думаю пятерка нам обеспечена))) Спасибо!!!
николай кириллов больше года назад   Изменить
на здоровье.)
Доброе время суток, уважаемый Николай! Спасибо за интересную статью. У меня вопрос, действительно ли коронацию снимал француз Камил Серф? Например, историк и искусствовед в области кино Jay Leyda, сообщает, что коронацию снимали Франциск Дублие и главный инженер Люмьеров Шарль Муассон. Французское посольство способствовало выдаче разрешения на съемки, ибо подозрительного вида киноаппарат был похож на адскую машину замедленного действия. Джей Лейда довольно подробно описывает воспоминания Дублие о съемках, особенно как велись съемки во время трагедии Ходынке, после чего у оператора изъяли киноаппарат навсегда. Наверно, он невольно стал первой жертвой киножурналистики в истории мирового кино. Еще один вопрос, нет ли у вас данных о сеансах кинетоскопа Эдисона, которые также проходили в мае 1896 года в Москве? Затем кинетоскоп уехал в Питер. С уважением, Юрий (Рига)
Здравствуйте, Юрий! Могу сообщить вам следующее. Как пишет Нея Марковна Зоркая в своей статье о начале кино в России, "в мае 1896 года для съемок церемонии коронования императора Николая II, которая согласно обычаю происходила в древней первопрестольной столице Москве, прибыли французские кинооператоры. Волей судеб одним из французов-пионеров был тот самый Франциск Дублие, который вел сеанс ? ставил свет и стоял у проекционного аппарата ? в парижском Большом кафе 28 декабря. А может быть, и не было в Кремле Франциска Дублие, ибо по другим источникам снимал коронацию некто Камилл Серф, по третьим ? оператор Шарль Муассон, аккредитованный при французском посольстве в России. В фундаментальном новом каталоге "Кинопродукция братьев Люмьер", выпущенном во Франции к 100-летию кино, названы все три имени ? Дублие, Серф, Муассон и еще одно ? Александр Промио (правда, последний больше работал в Петербурге, сопровождал в путешествии французского президента Феликса Фора и прочий официоз)" В классической работе Гинзбурга о раннем русском кинематографе фигурирует Серф: "...для Люмьера было выгодно специально делегировать в Россию на съемку коронации Камилла Серфа. Через год Люмьер направил в Россию другого своего оператора, М. Промио, который на сей раз должен был производить съемки приема французского президента Феликса Фора Николаем II. В том же 1897 году Промио сменил в России Феликс Месгиш, впоследствии вплоть до 1905 года несколько раз приезжавший в Россию как оператор разных французских и английских кинофирм. В 1902 и 1904 годах в Россию приезжал один из лучших операторов фирмы Пате ? Легран. Наконец, с 1904 года в Москве появились постоянные операторы фирм Пате и Гомона, совмещавшие деятельность операторов с выполнением обязанностей кинолаборантов в прокатных конторах этих фирм". Михайлов, описывая это событие и называя Серфа, ссылается на газету "Новости дня". Боюсь, что истину сегодня нам уже не установить... Касательно программы кинетоскопа Эдисона ничего вам не скажу. Есть только описание тех картин, которые демонстрировались у Солодовникова.
Уточнение: В "Эрмитаже" организовал показы не "антрепринер Б. Корельский"(орфогр. по тексту)... А известный театральный антрепренер и директор сада «Эрмитаж» Я.В. Щукин.
Здравствуйте! С удовольствием прочитала вашу статью. Правда, на другом сайте встретила другую информацию. Можете прокомментировать? Сердцевиной старого театра стал зал, построенный в 1912 году по плану и чертежам архитектора- Г. Гельриха для московской купчихи Д. И. Платовой в качестве «электротеатра» — кинематографа «Вулкан». http://articat.ru/iskusstvo/kino/teat72bg34.html Заранее спасибо!
Здравствуйте! Благодарю Вас за отличную статью! И имеется вот у меня какой вопрос - не встречали ли Вы, занимаясь вопросом кинотеатров, - фамилии Марквордт или Нерлинг? Бабушка моя говаривала, что ее отец построил и оборудовал 2 кинотеатра, один в районе Ходынки, второй не помнит где. Оба не сохранились. А я пыталась найти хоть что то, да не получилось. Мне интересно чисто с исторической точки зрения и истории моей семьи... Бабушкина мама, вследствие революции и раскулачивания, в собственном кинотеатре (одном из) работала тапершей, т.к. прекрасно играла на фортепиано. Позднее, с ужесточением режима, она была разжалована до билетера. Я все пытаюсь хоть краем глаза посмотреть - где ж это происходило, как это выглядело... Буду крайне признательна, если вдруг у Вас есть хоть крошки информации :)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *