Письмо историков

Ряд видных историков Москвы, искусствоведов и краеведов обратились 5 декабря к мэру Москы Сергею Собянину с открытым письмом, в котором они призывают спасти памятник архитектуры — усадьбу Глебовых-Стрешневых Шаховских на Большой Никитской улицы от реконструкции и нового строительства. Ряд зданий усадьбы уже снесены в 2009 году, главный усадебный дом надстроен новым этажом, согласно проекту, планируется перекрытие усадебного двора и строительство на месте снесенных флигелей нового здания музыкального театра. По общему мнению авторов письма, историческому наследию Москвы уже нанесен значительный ущерб.

«Пока новое строительство в усадьбе Глебовых-Стрешневых-Шаховских не началось, облик и образ памятника архитектуры еще можно восстановить и спасти. Мы надеемся, что городские власти примут единственно верное и основанное на законе решение – привести проект в соответствие с действующим законодательством об объектах культурного наследия, отказаться от сноса, нового строительства и реконструкции на памятнике архитектуры”, — говорится в письме, авторы которого поддерживают принятое в октябре 2010 года решение городских властей приостановить строительные работы в усадьбе.


Текст письма мэру Москвы Сергею Собянину:

Уважаемый Сергей Семенович!

Нас, представителей профессионального и экспертного сообщества в области охраны и реставрации объектов культурного наследия России, истории Москвы, заставляет обратиться к вам тревожная ситуация, сложившаяся вокруг судьбы одного из самых интересных и оригинальных памятников московской архитектуры XVIII-XIX веков – городской усадьбы Глебовых-Стрешневых-Шаховских (ул. Большая Никитская, 19/16, стр. 1, 2).

В ходе осуществления проекта т.н. «реставрации с приспособлением», на деле являющегося проектом реконструкции этой усадьбы, в 2009-2010 гг. полностью снесен полуциркульный флигель (циркумференция) конца XVIII — начала XIX вв., разобран, за исключением фасадной стены, флигель XIX века, главный усадебный дом надстроен дополнительным этажом. Более того, проект предусматривает разборку еще одного флигеля, перекрытие усадебного двора и строительство на территории усадьбы нового здания для музыкального театра «Геликон-опера». В результате ущерб, уже нанесенный историко-архитектурному наследию Москвы уничтожением части построек усадьбы Глебовых-Стрешневых-Шаховских, дополнится полным искажением ее исторического облика, планировки и объемно-пространственной композиции. Излишне напоминать, что и федеральное законодательство об объектах культурного наследия, и Закон города Москвы о памятниках истории и культуры запрещают снос памятников, их реконструкцию и новое капитальное строительство на них.

Не может не вызывать возмущения и недоумения тот факт, что здание входившего в состав памятника архитектуры полуциркульного флигеля (циркумференции) было снесено без разрешения соответствующих инстанций. В январе 2009 года Росохранкультурой была разрешена лишь фрагментарная разборка участков кладки, однако здание уничтожено полностью. Решение о его сносе не принималось и Комиссией при правительстве Москвы по вопросам сохранения зданий в исторически сложившихся районах Москвы.

Утверждения, что усадебные здания по адресу Большая Никитская ул., 19/16, будто бы не являлись памятником архитектуры (объектом культурного наследия) федерального значения, по нашему общему мнению, абсолютно не соответствуют действительности.

Статус памятника архитектуры регионального значения был присвоен усадьбе в 1992 году решением Президиума Моссовета, а федерального значения — в 1995 году Указом Президента России. В состав памятника архитектуры, согласно его официальному паспорту, входили все усадебные строения, в том числе и снесенные в 2009 году. Статус памятника архитектуры применительно к усадьбе неоднократно фигурирует и в нормативных документах Правительства Москвы 2002-2007 гг., и в проектной документации, и в официальных документах Москомнаследия. Разрешения на работы в усадьбе в 2006-2009 гг. выдавали Росохранкультура и Москомнаследие, чего не требовалось бы, если бы усадьба не имела охранного статуса.

Ссылки на расхождение фактического адреса усадьбы (Большая Никитская ул., 19/16) и адреса, приведенного в тексте Указа Президента России о принятии ее на государственную охрану как памятника архитектуры федерального значения (Большая Никитская ул., 19/13), не могут служить обоснованием для отрицания наличия охранного статуса у усадебных зданий. Нельзя не учитывать прямые указания на тип объекта, его датировку и авторство в тексте Указа Президента России. Указом Президента РФ статус памятника федерального значения был присвоен именно усадьбе Глебовых-Стрешневых XVIII-XIX веков, созданной архитекторами Кольбе и Терским, а не зданию театра «Парадиз» 1880-х гг., находящемуся по адресу Большая Никитская ул., 19/13, построенному архитекторами Терским и Шехтелем. Фактическое местоположение объекта культурного наследия федерального значения по адресу Большая Никитская ул., 19/16 подтверждено письмом Генеральной прокуратуры России и официальным заключением специалистов Государственного института искусствознания.

Наконец, вся территория предполагаемого строительства находится в границах объединенной охранной зоны памятников истории и культуры, утвержденной Правительством Москвы еще в 1997 г. Законодательство запрещает новое строительство на территории охранных зон, за исключением мер по регенерации (восстановлению) утраченных элементов историко-градостроительной среды.

Мы с глубоким удовлетворением восприняли принятое в октябре 2010 года решение городских властей приостановить строительные работы в усадьбе. У нас появилась надежда, что градостроительная политика нового Правительства Москвы, связанная с отказом от одобренных прежним руководством города строительных проектов, угрожающих разрушением или искажением памятников архитектуры и исторического облика Москвы (остановка строительства на Боровицкой площади, отказ от реконструкции и нового строительства на Провиантских складах, от строительства офисного комплекса на Хитровской площади и др.) позволит спасти и восстановить усадьбу Глебовых-Стрешневых-Шаховских на Большой Никитской улице.

Однако в последние недели мы стали свидетелями беспрецедентного и неприкрытого давления на Правительство Москвы: все чаще звучат голоса, подвергающие критике решение городских властей о приостановке строительства в усадьбе, призывающие к продолжению ее реконструкции, отрицающие очевидное: ценность и древность ее строений и даже саму ее принадлежность к объектам культурного наследия. Главным императивом продолжения реконструкции при этом называется необходимость развития музыкального театра «Геликон-опера».

Прекрасно понимая необходимость развития музыкальных театров, мы не можем согласиться с тем, что Правительство Москвы в данном случае фактически призывают делать это ценой гибели объектов историко-архитектурного наследия столицы, которое само по себе является уникальной и невосполнимой ценностью, перспективным ресурсом развития города. Мы выражаем надежду, что Правительство Москвы не допустит в данном случае противопоставления интересов развития различных сфер столичной культуры, выделив другой участок для строительства новой сцены музыкального театра.

Пока новое строительство в усадьбе Глебовых-Стрешневых-Шаховских не началось, облик и образ памятника архитектуры еще можно восстановить и спасти. Мы надеемся, что городские власти примут единственно верное и основанное на законе решение – привести проект в соответствие с действующим законодательством об объектах культурного наследия, отказаться от сноса, нового строительства и реконструкции на памятнике архитектуры. В целях ликвидации ущерба, нанесенного памятнику, необходимо провести реставрационное воссоздание снесенных зданий, разобрать новую надстройку на главном доме усадьбы и завершить реставрацию с приспособлением для малой сцены театра «Геликон-опера».

Ю.А. Веденин,

доктор географических наук, профессор, директор Института культурного и природного наследия им. Д.С. Лихачева, председатель Общества изучения русской усадьбы

Н.О. Душкина,

профессор МАрхИ, эксперт Международного совета по охране исторических памятников (ICOMOS), лауреат премии им. А.И. Комеча

Т.Е. Каменева,

заслуженный деятель искусств России, архитектор-реставратор высшей категории, заведующая кафедрой реставрации факультета искусствоведения РГГУ

В.Ф. Козлов,

заведующий кафедрой региональной истории РГГУ, лауреат премии им. Д.С. Лихачева, председатель Союза краеведов России и Московского краеведческого общества

В.Б. Муравьев,

писатель, москвовед, председатель комиссии «Старая Москва»

Г.К. Смирнов,

Заведующий отделом Свода памятников художественной культуры Государственного института искусствознания.

PS1. Pаместитель гендиректора Государственного музея-заповедника «Московский Кремль», доктор искусствоведения Андрей Баталов характеризовал реконструкцию усадьбы Глебовых-Стрешневых-Шаховских как пример нигилизма по отношению к историческому наследию:—  Я убежден, что пользователь должен приспосабливаться к памятнику, а не памятник приспосабливать под себя. Совершенно непонятно, почему усадьбу приспосабливают под театр, нарушая ее структуру. Почему не построить новую сцену театра в другом месте, в районе, требующем обустройства, в том числе и культурного? Это порочный подход к наследию исключительно как к имуществу, как к абстрактной пространственной среде, где можно с комфортом обустроиться.

PS2. Потомок княжеского рода Шаховских призывает правительство Москвы защитить усадьбу Глебовых-Стрешневых-Шаховских от искажения и нового строительства:

— Усадьба Глебовых-Стрешневых-Шаховских на Большой Никитской улице в Москве – это совершенно исключительный и интересный комплекс, который отражает эволюцию российской архитектуры с XVIII до самого конца XIX века, и тот факт, что ее облик может быть искажен в результате реконструкции и нового строительства, представляется мне совершенно нелепым и диким, — заявил в интервью сайту archnadzor.ru Дмитрий Михайлович Шаховской, потомок княжеского рода Шаховских, доктор историко-филологических наук, профессор Свято-Сергиевского богословского института (Париж). – Дело не в том, что это здание связано с историей моего рода: этот комплекс может быть интересен каждому москвичу, который имеет минимальное культурное образование. Я надеюсь, что правительство Москвы сможет защитить усадьбу от искажения, — добавил Дмитрий Шаховской: «Всегда есть время одуматься. И лучше, может быть, поздно, чем никогда».

Облик Москвы в последние годы сильно переменился, отмечает Дмитрий Шаховской, и больше всего беспокоят утраты исторической Москвы. Великое государство должно бережно относиться к своим историческим памятникам, особенно Россия, которая потеряла их великое множество. Исторические памятники — это совершенно исключительный национальный капитал, который, когда он уничтожается, невозвратим. Необходимо сохранять облик исторического центра Москвы, иначе, я боюсь, что в конечном итоге, Москва может перестать быть настоящим туристическим объектом, — подчеркнул Дмитрий Шаховской.

Строительство нового театрального зала на месте усадебного двора – это использование государственных денег в ущерб культуре и в ущерб культурному здравому смыслу, подчеркнул Дмитрий Шаховской. Противопоставление интересов развития театра интересам сохранения московского наследия, по мнению князя Шаховского – «это искусственное столкновение. Если нужен новый театральный зал, его можно устроить в другом месте».

Надо думать не только о нынешнем поколении, отмечает Дмитрий Шаховской, но и о будущих поколениях. Сохранение памятников и исторического облика города – это залог на будущее. Во Франции, отметил князь Шаховской, туризм и привлечение туристов за счет старинных памятников – это постоянный капитал, постоянная финансовая опора государства.

PS3. Международное общество спасения русских памятников и ландшафтов призывает мэра Москвы возвратить усадьбе Глебовых-Стрешневых-Шаховских ее прежний облик:

Президент Международного общества спасения русских памятников и ландшафтов, советник по делам России президента Международного совета по сохранению памятников и достопримечательных мест (ИКОМОС) профессор Аркадий Небольсин (Нью-Йорк) обратился к мэру Москвы Сергею Собянину с письмом, в котором просит уделить пристальное внимание проекту реконструкции усадьбы Глебовых-Стрешневых-Шаховских на Большой Никитской улице — в силу угрозы, которую несет проект для исторического наследия города.

«Вся территория, на которой расположена усадьба, входит в состав объединенной охранной зоны памятников истории и культуры, утвержденной Правительством Москвы в 1997 году; в соответствии с законодательством города Москвы, в зонах охраны запрещено новое строительство, за исключением мер по регенерации, т.е. восстановлению, утраченных элементов историко-градостроительной среды. В любом случае, это обстоятельство делает невозможным строительство нового театрального здания по указаному адресу, — отмечает Аркадий Небольсин. — 
Мне представляется невероятным, чтобы проект, осуществление которого наносит явный ущерб одному из самых ярких образцов московского архитектурного наследия, реализовывался бы от имени и при финансовом участии города Москвы».

«Развитие музыкальных театров, — подчеркивает профессор Небольсин, — не может происходить ценой уничтожения и искажения московского архитектурного наследия. Я уверен, что руководство столичного города может найти взаимоприемлемый вариант развития событий, предоставив, например, театру «Геликон-опера» другой земельный участок для строительства новой современной сцены, где творческие замыслы режиссеров и архитекторов не будут ограничены необходимостью соблюдения норм охранного законодательства».

«Пока новое строительство в усадьбе не начато, ей еще возможно возвратить прежние облик и планировку, восстановив по имеющимся обмерам и фотофиксациям снесенные в 2009 году здания и вернув проект в законные рамки научной реставрации. Я искренне убежден, что подобное решение городских властей было бы с искренней радостью встречено и столичной, и международной общественностью. Для всех нас оно, помимо всего прочего, послужило бы верным признаком того, что возврат к прежней градостроительной политике, зачастую наносившей непоправимый урон исторической Москве, невозможен», — считает президент Международного общества спасения русских памятников и ландшафтов.

От редакции. Ввиду того, что продолжительная дискуссия по существу вопроса состоялась на нашем сайте уже дважды, мы просим вас ее не возобновлять. Письмо историков и искусствоведов мэру Москвы публикуется для сведения общественности. Желающих присоединить к нему свои подписи просим сообщать нам об этом. Не желающих — не просим сообщать.

Распечатать статью Распечатать статью

17 комментариев

От этой чуши уже все устали, вы что так зацыклились,видно вам надо отработать свои обещания тому, кто хочет въехать на Никитскую? Неужели Вы не поняли , что эта война -вам счастья не принесет.... А насчет Дмитрия Михайловича?- спросите его где могила княгини? Чтож потомки ее не сохранили? Стыдно...... Хотя сама Княгиня Шаховская лишила всех своих родственников завещания.....
захожу на этот сайт, и вот давно я уже эту перпалку наблюдаю... Николай, может сколько угодно рассуждать о том кто какие интересы соблюдает, но давайте отделять мух от котлет. тетар здесь не причем. снос усадьбы это просто чудовищно! Может хватит уже все сносить? действительно, здесь все отрабатывают свои обещания каким-то мифическим людям, которым совершенно непостижимым образом так и хочется въехать на Никитскую. и как бы и ничего, то что уже флигель сломали, еще один собираются сломать, надстроили усадебное здание одним этажом. Нам не писаны ни законы морали, ни даже Уголовного Кодекса. не знаю, что выйдет из этого спора, но уже за то, что натворило руководство театра, ноги моей в нем не будет, каким бы он хорошим как театр не был. и уж тем более мне будет все равно, выгонят ли его с этой земли или нет. поделом. уважение должно быть к своей стране, ее истории и окружающим людям.
Наталья Самовер больше года назад   Изменить
Alex, руководство театра там ничего не творило. Самое печальное в этой истории то, что театр там ровным счетом ничего не решает и ни за что не отвечает. Театр - пользователь, который раньше занимал часть усадьбы и хотел бы занять новое здание, которое будет построено на ее месте на городские деньги. И так сильно этого хочет, что Дмитрий Бертман почему-то взял на себя активную роль защитника вандализма, как будто он и есть там главный вандал. А он на самом деле - заложник. Если бы несколько лет назад, когда встал вопрос о расширении театра, Лужков пошел не по привычному для него вандальному пути, а нашел бы новую площадку для строительства большой сцены "Геликон оперы", театр уже жил бы счастливо в новом здании. Но вместо этого театру отвели какое-то неподобающее помещеньице, попросили немного потерпеть и пообещали, что скоро все образуется на старом месте. Так театр стал заложником. И теперь, когда уже и мэрия, и Москомнаследие публично открестились от нарушения закона, один Бертман яростно отрицает очевидное и требует, чтобы беззаконие продолжалось. У этого эффекта есть название - стокгольмский синдром. Это когда заложники в какой-то момент ощущают свое единство с захватчиками и начинают их защищать. Что происходит сейчас с репутацией театра - о том умолчим. Репутации ведь формируются не только творчеством, но и общей цивилизованностью поведения и высказываний. Вот это надругательство над театром и его сегодняшний позор - тоже на совести Юрия Михайловича. Я прошу всех читателй нашего сайта пощадить театр в своих высказыванях. Работники и поклонники "Геликона" воспринимают ситуацию неадекватно, потому что страдают от нее. На это нельзя ни злиться, ни обижаться. Можно только сочувствовать.
Огромная просьба не продолжать затянувшиеся дебаты здесь, всё уже сказано в комментариях к предыдущим материалам на эту тему. Мы обнародовали это письмо, согласные могут при желании присоединить к нему свои подписи, несогласные - воспользоваться другими дискусионными площадками.
То есть комментарии несогласных Вы будете удалять?
С мнением архнадзора по данному вопросу НЕ СОГЛАСЕН!!!
Если бы вы не удаляли особо нелицеприятные для вас комментарии, то дискуссии уже бы не было. Так как каждый мог бы посмотреть в комментарии и получить полную информацию по вопросу. Возможно не было бы и этого письма, поскольку оно лживо и бессмысленно. Театр , действительно, не решает, но благодаря театру это здание еще стоит. НАсчет позора теперь: господа, ну как же так можно! Вы компроментируете ладно бы себя, теперь у людей может пропасть доверие к любой общественной организации. Те, кому это интересно, смотрят на этот ужас и думают, что можно купить все! теперь порадуйте человека - удаляйте.
Будьте добры - ваши комментарии на статью Морозова " Спасти и сохранить что?..." я и ссылочку дам... http://archi.ru/events/news/news_current_press.html?nid=29156&fl=1&sl=1 или это происки врагов и все неправда?
Уважаемые господа ревнители московской старины и лично господа Рахматуллин и Самовер! Допустим гипотетическую отмену строительства новой сцены Геликона. Уйдут со стройки рабочие, уедут краны и экскаваторы тепершних застройщиков. И что - им на смену тут же явятся рабочие и техника для восстановления исторического облика усадьбы? И ну давай реставрировать чудный московский дворик, куда, конечно же, валом повалят москвичи и гости столицы - любоваться пресловутой циркумференцией? Беда в том, что в пылу страстей абсолютный деструктив в стратегии Архнадзора ваши сторонники вслепую принимают за конструктив! Сейчас вы уязвлены , озлоблены и поражены, и никак не ожидали вы прямого текста, четких и доказательных подробностей по сути вопроса, - со стороны Бертмана и театра, интересы которого он отстаивает. В публикациях последних недель Бертман всем все разъяснил, на все ваши тезисы дал свои антитезисы. Так что, не театр с Бертманом во главе заложники ситуации, - но вы, многоуважаемый Архнадзор! Заложники собственных амбиций и страха потерять лицо. Вы объявили Геликону войну, и, понятное дело, теперь уже вряд ли вас что-либо остановит.Вы сражаетесь за флигель, который снесли, чтобы тут же восстановить, - словно речь идет о тонущей Атлантиде, которую вам выпала доля спасти. Словно нет в Москве, в стране и во всем мире проблемы важнее, чем надстройка этажа над полуразвалившейся стеной. У вас агония, бедный Архнадзор. Предлагаю всем блогерам, комментаторам и простым гражданам - закрыть тему и оставить вас в покое...
Уважаемые ревнители из АРХНАДЗОРА! А из каких денег Вы предлагаете всё восстанавливать? Опять из наших налогов? А может хватит?! Нашли бы уже другую "жареную" тему. Уж если выбирать между захламлённым грязным двором и театром, то Театр-то лучше!
Театру "Геликон-опера", известному не только в России, но и во всем мире нужно новое здание. Это прекрасный театр, с замечательными актерами и гениальным режиссером! Он известен в мире, как один из самых выдающихся театров России!!! я считаю, что хватит прекратить войну и отдать историческое здание театру "Геликон-опера", они это заслужили!!!
"Мне представляется невероятным, чтобы проект, осуществление которого наносит явный ущерб одному из самых ярких образцов московского архитектурного наследия, реализовывался бы от имени и при финансовом участии города Москвы”..... Господам из Нью-Йорка,конечно,виднее,но мне,как коренному москвичу,всегда казалось,что самыми яркими образцами московского архитектурного наследия являются Кремль,Красная площадь,Большой театр (до того,как его выстроили заново),мавзолей,павильоны ВВЦ и "рабочий и колхозница" .... и ещё множество других объектов,но уж никак не эта сгнившая,богом забытая усадьба ............. А господам из Архнадзора хотелось бы пожелать скорректировать свою деятельность:чтобы в будущем их детям и внукам не пришлось за них краснеть.
Охрана памятников архитектуры дело великое и важное! Ещё более важным является понимание от кого и от чего их необходимо защищать. В последнее время, умение правильно разобраться в ситуации исчезает так же, как исчезают и сами памятники. Остаётся всё меньше вменяемых и образованных людей, способных переварить всю лавину информации, которую обрушивают специально обученные люди на хрупкие нервы издёрганного кризисами и морально неудовлетворённого современного человека. Трудно устоять, когда вдруг неожиданно кто-то поднимает общественное сознание на борьбу с ведьмами, и не поддастся с виду правильным морально-этическим выплескам. «Сохраним и защитим памятники архитектуры!» В целом великое и нужное дело. Каждый здравомыслящий человек подпишется под этим громким лозунгом. Только всё же необходимо разобраться как «сохраним» и от кого «защитим». С 90-х годов уже прошлого века, в усадьбе княгини Шаховской-Глебовой-Стрешневой располагается Московский музыкальный театр «Геликон-Опера». Именно «Геликон» сохранил это здание, и ему мы сейчас обязаны тем, что здесь театр, а не казино или очередной закрытый дом приёмов, с абсолютно закрытым гаражом вместо двора. В истории уже есть примеры, когда памятник архитектуры, сохраняется благодаря заселению в него театра. Так было например с храмом Серафима Саровского, что в закрытом городе учёных Сарове. Именно там находится историческое место кельи святого. В годы уничтожения церквей, мудрые академики придумали сделать театр в храме, и это спасло его от взрыва. Никому не надо рассказывать, какими были 90-е годы, время страшное. Тогда борьба за выживание была главным лозунгом, похоронившим под собой мысли о высоком, добром и вечном. Культура как всегда оставалась далеко за бортом. С 90-х годов руководство театра и лично его основатель и лидер Дмитрий Бертман и каждый артист этого уникального коллектива, делали все возможное для сохранения великолепного здания, в котором выступал Чайковский, Дебюсси, Шаляпин, где исторически находилась опера Зимина. Сохраняли не только уникальную атмосферу этого, как ни пафосно бы звучало, храма искусств, но и за свои деньги делали ремонт, отбивались от «наездов», защищались от ресторанов и кафе, которых не мало претендовали на эту площадь. Смутное время прошло, в общем вроде бы выстояли. Далее, более десяти лет велось согласование по поводу реконструкции, где опять пришлось отбиваться и отстаивать каждый квадратный метр, дабы сохранить в этой усадьбе театр, и не позволить ресторанам доказать что любовь к чревоугодию выше любви к искусству. Свершилось – реконструкция началась! Конечно же хотелось бы поподробней рассказать об этом уникальном и единственном в своём роде плане реконструкции, который один из немногих прошёл согласование во всех инстанциях и структурах, но подробная информация регулярно появляется на сайте «Геликон-Оперы», потому как каждый человек в Геликоне искренне переживает за судьбу своего дома, которым для каждого является этот уникальный театр, получивший профессиональное признание не только в России, но и являющейся одним из ведущих оперных театров мира. Бесспорно, каждый Геликоновец без промедленья может встать на защиту своего родного дома. Но ещё мудрый Пушкин говорил, что «служенье муз не терпит суеты». Геликон своим творчеством и созвездием талантов, доказывает своё право на существование именно в этой, предназначенной судьбой для оперного театра а не ресторана, усадьбе княгини Шаховской. Неимоверными человеческими усилиями, которые отобрали здоровье и творческую энергию у всего театра, которую можно было бы направить на авторитет и славу русского искусства, было достигнуто долгожданное решение о реконструкции. Давайте же порадуемся и поддержим, это решение, и наконец научимся отделять зёрна от плевел, не дадим в очередной раз использовать нашу эмоциональность в целях, которые не приведут к пользе и гармонии нашей жизни. Очень не хочется, чтобы «Геликон-Опера» и его талантливейший коллектив стали «козлом отпущения» или же «белым флагом» в борьбе за чьё-то «правое дело». В Москве, да и по всей России есть много памятников архитектуры, которые разрушает время или же люди. Памятники, решение о реконструкции и восстановлении которых, возможно никогда не будет принято. Давайте помогать им!
Дом на Большой Никитской улице,19 в Москве принадлежал известному боярскому роду Глебовых с 1760-х годов. Его приобрел генерал-аншеф Федор Иванович Глебов, прадед последней владелицы дома княгини Евгении Федоровны Шаховской-Глебовой-Стрешневой, дочери Федора Логиновича Бреверна. В 1862 году Евгения Федоровна вышла замуж за потомка князя Александра Алексеевича Шаховского в ХХХ колене князя Михаила Валентиновича Шаховского. В 1864 году император утвердил рескрипт о передаче князю М.В. Шаховскому фамилии бездетного дяди Евгении Федоровны, отныне супруги именовались князьями Шаховскими-Глебовыми-Стрешневыми. В собственность князя Михаила Валентиновича перешел и старинный дом на Большой Никитской улице, 19, полностью перестроенный в 80-х годах Х1Х столетия по инициативе княгини Евгении Федоровны. Она прикупила к усадьбе и соседний участок – на углу Большой Никитской и Малого Кисловского переулка. Эта земля прежде принадлежала купцу Зарубину, в его доме, полностью сгоревшем во время войны 1812 года, устраивались балы и маскарады, и москвичи в течение нескольких десятилетий об этом помнили. Практичная княгиня Шаховская-Глебова-Стрешнева резонно рассудила, что коль скоро она собирается реконструировать всю усадьбу, создавая своеобразный театральный комплекс: нарядный камерный зал в главном доме, театральные мастерские и художественные лавки в служебных дворовых корпусах, то есть смысл построить и сдавать в аренду и большой театральный зал. Работами руководил архитектор К.В. Терский. Однако на стадии проектирования княгиня привлекала и других архитекторов, в том числе и Ф. Шехтеля. Евгения Федоровна была одной из самых богатых женщин России. Кроме родовой усадьбы на Большой Никитской улице, 19, она владела в Москве еще несколькими домами, которые также сдавала в аренду, родовым имением Покровское – Стрешнево-Глебово, а также несколькими имениями, доставшимися от мужа. По решению правления Московско-Виндавской железной дороги в 1901 году одна из ее станций названа в честь Евгении Федоровны Шаховской – «Шаховская», о чем свидетельствует «Спутник по Московско-Виндавской железной дороге», изданный в Москве в 1909 году. В 1892 году князь Михаил Валентинович скончался. С этой поры княгиня почти все время проводила в купленном ею у Демидова роскошном имении Сан-Донато под Флоренцией. Это имение прибавило владелице еще один титул – княгиня Сан-Донато. У князей Шаховских-Глебовых-Стрешневых не было детей, и свидетельств об общении с семьей Шаховских мы не располагаем. Однако известно, что в своем духовном завещании, написанном ею еще в России, княгиня никого из родственников не упомянула. Два последних года жизни княгиня провела в Париже, тесно общаясь с известным писателем, религиозным философом и проповедником Эдмоном Лутилем, кюре церкви Сен-Франсуа де Саль. В этой католической церкви и отпевали княгиню Евгению Федоровну Шаховскую-Глебову-Стрешневу в ноябре 1924 года Она похоронена на одном из центральных парижских кладбищ. К слову сказать, ныне здравствующие многоуважаемые представители княжеской фамилии Шаховских не знают не только названия кладбища, где упокоилась Евгения Федоровна, страны, в которой она нашла последний приют, но и года ее смерти.
В ноябре 1918 года владения княгини Евгении Федоровны Шаховской-Глебовой-Стрешневой были национализированы. 19 октября 1919 года княгиня была арестована МЧК и 29 октября 1919 года по политическим мотивам приговорена к заключению. В тот период она проживала по адресу: г. Москва, улица Большая Никитская, строение 19, квартира 10, то есть в своём бывшем владении. 9 февраля 1922 года - через 2,5 года - была освобождена МЧК, дело прекращено. Реабилитирована прокуратурой г. Москвы в октябре 2003 года. "Княгиня Евгения Фёдоровна и князь Михаил Валентинович Шаховские-Глебовы-Стрешневы", Шаховской историко-краеведческий музей, Общество "Мемориал" - Жертвы политического террора в СССР.
Скажите ,а что проект всё-таки разрешили? Многие уже говорят,что опять строят. Если так ,то от Собянина ничего хорошего не увидим Татьяна не из Геликона
Кто компетентен- скажите, каково судебное решение по данному делу? Будет ли реставрация оставшейся части усадьбы? Готова заняться полным восстановлением и реставрацией с правом аренды главного дома усадьбы для "музейного комплекса и эколого просветительского центра". Жду ответа от администрации. Готова к конструктивному диалогу и обсуждению взаимовыгодных условий с учетом сохранения полной внешней и внутренней архитектуры усадьбы на долгие годы.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *