«Названия московских мест для моего привычны слуха»

Ирина Чичкина

С чего начинается малая родина? Для многих – с названий родного города, улицы, переулка. Ведь имя места, или топоним, несет в себе память, связь с предыдущими поколениями, с историей.

21 ноября 2019 года началось движение поездов по Московским центральным диаметрам. Значительная часть МЦД проходит по историческим отрезкам подмосковных железных дорог, которые строились с середины XIX века. Исторические вокзалы столицы и пассажирские станции с привычными многим поколениям москвичей названиями давно стали местами притяжения, а частые поездки через них — фактом биографии миллионов жителей Москвы и Подмосковья.

Однако целый ряд названий в одночасье могут исчезнуть с карты города. 18 октября 2019 года правительство Москвы направило обращение в ОАО РЖД по поводу интеграции пригородного железнодорожного сообщения с транспортной системой Москвы. Правление РЖД пошло навстречу московскому правительству и приняло решение об унификации названий остановочных пунктов и станций метрополитена якобы для улучшения навигации пассажиров. Решение по такому важному вопросу было принято стремительно, без проволочек, на это потребовалось  меньше месяца.

Решено переименовать 19 станций Московской железной дороги и 5 Октябрьской железной дороги.

Формально названия станций РЖД не меняются: например, та же станция Люблино — это огромный комплекс из грузовой станции, локомотивного и моторвагонного депо и трёх остановочных пунктов в границах этой станции: Люблино, Депо и Перерва. Именно эти три названия объявляют в электричках.

Но «большую» станцию Люблино переименовывать не будут. Меняются только названия остановочных пунктов в границах станции — те самые, которые пассажиры слышат в поездах и читают на указателях. Для пассажира важны именно эти названия, других он не знает, и только они в его глазах являются станцией.

Переименование происходит по нескольким алгоритмам.

Многим станциям решено присвоить новые имена или зачем-то изменить грамматическую форму старых. Тушино станет Тушинской, Кунцево 1 – Кунцевской, Реутово – Реутовым, Петровско-Разумовское изменит пол и станет Петровско-Разумовской.
Некоторые названия меняются местами.

Инновационный центр Сколково становится Сколково, а Сколково – Мещерской. Неужели такая чехарда приведет к улучшению навигации?

Другая группа переименований выглядит экстремальнее.

Платформа Москва-Бутырская будет переименована в Савеловскую, Ленинградская в Стрешнево, Ржевская станет Рижской, Люблино – Кубанской, Фрезер — Андроновкой, Перово – Чухлинкой, Новая – Авиамоторной , 47 км – Ипподромом, Москва-Сортировочная-Киевская – Поклонной, Карачарово – Нижегородской , Северянин – Ростокином, Коломенское – Варшавской, Москва-Товарная-Павелецкая – Дербеневской, Нижние Котлы – Нагатинской, Планерная – Молжаниновым, Ховрино – Староховриным, Крюково – Зеленоградом, НАТИ – Лихоборами.

И если переименование некоторых чересчур длинных (например, Москва-Товарная-Павелецкая) или, наоборот, кратко-обезличенных (47 км) поддаются логическому объяснению, то большинство переименований выдают отсутствие исторических и даже логических обоснований. Вот несколько примеров.

Переименование Ховрино в Староховрино антиисторично и нелепо. Историческое, старинное название «Ховрино» переделывают зачем-то в «Староховрино» добавлением избыточного эпитета. Название станции восходит к названию села Ховрино, известному с XV века как владение Ховриных, «сурожских гостей», то есть богатых купцов, торговавших с севером Италии через Сурож–Судак. Старинное название требует не  искусственных дополнительных эпитетов, а наоборот, уважения к своим сединам. Следуя этой логике, скоро на карте может появиться «Староклин», «Староколомна», а то и «Старомосква».

Историческим нигилизмом отзывается и переименование на еще не запущенной ветке МЦД3 станции Крюково. Ее решено переименовать в Зеленоград. Жители подмосковного наукограда , появившегося много позже Николаевской железной дороги с исторической станцией Крюково, давно привыкли к названию железнодорожной станции Крюково. Она унаследовала имя от соседнего села, известного с XVI века. В 1941 году через станцию Крюково проходила линия обороны Москвы, а у станционного поселка Крюково погиб не один взвод регулярной армии и московского ополчения. В 1966 году останки Неизвестного солдата именно из братской могилы в окрестностях Крюково были перезахоронены у Кремлевской стены, а в 1974 году здесь был установлен памятник защитникам Москвы. Утрата исторического названия железнодорожной станции, которому более полутора веков, будет невосполнима.

С 1866 по 2019 год существовала пассажирская станция Люблино-Дачное Московско-Курской железной дороги. Название станции было связано с названием сельца XVII века, усадьбой Люблино начала XIX, эта местность была любима дачниками. Этой станцией при поездках на дачу пользовался Ф.М. Достоевский. По решению РЖД станция с лирическим названием станет Кубанской. Новое название выбрано по Вокзальной улице, в свою очередь переименованной в Кубанскую только в 1964 году. Причем это название в советское время было выбрано по расположению улицы на юго-востоке Москвы.

Сходная судьба у станции Нижние Котлы Павелецкого направления. Ей суждено стать Нагатинской. Дачное место Нижние Котлы было хорошо известно: в 1891 году В.В. Верещагин построил здесь «избушку на курьих ножках» и проводил в ней летние сезоны до 1904 года, работая над серией картин об Отечественной войне 1812 года. Деревня Нагатино находилась значительно восточнее, у берега Москвы-реки. Переименовывая историческую станцию, существовавшую с 1866 года, мы теряем память о дворцовом селе на Большой Серпуховской дороге.

Станция Перово переименовывается по соседней станции Курской железной дороги в Чухлинку. Здесь сходятся станции Казанской, Рязанской и Курской железных дорог, и такое переименование, возможно, вызовет только сумятицу в умы пассажиров. Поэтичное название Перово напоминает о старинной усадьбе А.Г. Разумовского, о многочисленных дачах , на которых жили К. Бальмонт, В. Шухов, О. Книппер, Д. Кедрин, а также о драматичных событиях революции 1905 года, в память о которых в городе Перово (а не в Чухлинке) был установлен монумент жертвам восстания и мемориальная доска.

«В Перово отдается много дач; тамошняя местность лесиста, пруд для купания обширен, сообщение с Москвой близкое и удобное, по железной дороге», — писал в 1877 году публицист С.М. Любецкий. Трудно представить себе поток дачников, направляющийся в Чухлинку.

Замена названия Москва-Бутырская на Савеловскую поведет к утрате памяти о том, что это место расквартирования Бутырского полка под командованием Патрика Гордона и расположения Бутырского замка. Название Савеловского вокзала по железнодорожной станции, располагающейся в г. Кимры Тверской области, заместит память о московских событиях и людях.

Переименование железнодорожной станции Фрезер, открытой в 1932 году, в Андроновку стирает память о заводе режущих инструментов «Фрезер», орденоносном промышленном флагмане, пусть ныне обанкротившемся и закрытом.

Платформа Карачарово Горьковской железной дороги получила свое название от древнего села на Рязанской дороге, которое видело отступавшее русское войско в 1812, а в церкви Троицы Живоначальной в Карачарове, по преданию, молился М.И. Кутузов. Предлагаемое название – Нижегородская – гораздо новее: в 1922 году часть Рязанского шоссе была переименована в улицу Нижегородская. Так в городской топонимике культивируются более новые и вытесняются старинные названия.

Название платформы Северянин тоже обречено. Она будет называться Ростокино. Открытая в 1929 году на участке электрифицированного железнодорожного пути между Москвой и Мытищами, она получила имя по поселку рабочих Северной железной дороги. Можем ли мы забывать об их трудах и судьбах? Почему нынешние сотрудники РЖД готовы так легко проститься с эти названием? Планируется ли переимновывать Северянинский путепровод? Сооруженный в 1953 году, он был назван именно по платформе Северянин, рядом с которой располагался.

Московские топонимы – свидетели многовековой истории города, часть нематериального наследия. Показательно, что в столице новой России в 1990-е годы большинству московских улиц вернули их исторические имена. Каждый топоним складывался в процессе развития города, он связан с историей и спецификой местности. Давно нет стен Белого города, но Москва хранит названия площадей Арбатских, Никитских, Пречистенских ворот и так далее. Вошло в состав Садового кольца место земляного вала Скородома, а улица Земляной вал напоминает нам об этом. Московским топонимам посвящают стихи, песни, экскурсии. Городской микротопоним – это живой символ малой родины на карте огромного мегаполиса.

Закономерно создание еще в 1959 году Московского городского отделения Топонимической комиссии при Русском географическом обществе. При правительстве Москвы подобная межведомственная комиссия тоже существует с 2002 года. Существует и закон города Москвы от 8 октября 1997 года № 40 «О наименовании территориальных единиц, улиц и станций метрополитена города Москвы». К сожалению, ни в один предмет охраны не включены исторические названия железнодорожных станций, вошедшие в состав мегаполиса.

Столь массовое и стремительное переименование не может совершаться без публичного обсуждения. Названия родных мест, в том числе улиц, переулков, станций – основа идентичности современного горожанина. Они требуют уважения и сбережения.

Опасен и сам прецедент. Так, во время какой-нибудь железнодорожной поездки мы можем не обнаружить знакомых станций и платформ, переименованных по воле какого-нибудь губернатора или градоначальника, обратившегося к сговорчивому руководству РЖД.

«Да и названия улиц Москвы, ее проездов, урочищ, площадей и целых районов почти всегда памятны и красноречивы. Все они — и самые «трубногласные» и торжественные, такие, как Кремль и Красная площадь, Лобное место и Китай-город, — и исторически полновесные, связанные с памятными событиями или прославленными людьми», — писал о московской топонимике известный лингвист Л.В. Успенский.

Распечатать статью Распечатать статью

11 комментариев

Нельзя переименовывать станции ЖД. Зачем? Это вредно, напрягает и без того измученный бессмыслицей народ. А деньги лучше потратить на лечение и отдых работников отрасли.
А "Красный строитель" и "Красный Балтиец" МЦД? Не слишком ли много идеологических названий? Ладно старые не убирают, но зачем же новые добавлять?
В тексте ошибка. Станция Нижние котлы находится не на Курской ж. д. Это станция павелецкого направления. Всё названия надо оставить, ничего не менять. Они все уже исторические. Пусть город даёт названия новым, построенный с нуля станциям. Старые названия не трогайте.
Платформа "Красный Балтиец" была открыта в 1945 году, и тогда же была названа. Железнодорожная станция "Красный Строитель" получила название от одноимённого рабочего посёлка в 1930-е годы. Это исторические названия, возникшие задолго до проекта МЦД, равно как и сами железнодорожные станции.
http://chertanoved.msk.ru/stroitel.shtml здесь можно посмотреть карты поселка "Красный Строитель" и фотографии домов до сноса.
Сыны и дочери далеких местностей, где "тучи ходят хмуро" хотят оставить Москве частичку своей "исторической памяти" (как они ее понимают). Сделать ничего нельзя, их сейчас здесь большинство.
саботаж и хаос!
Я обращалась в разные органы с просьбой рассмотреть вопрос о переименовании станции метро "Библиотека имени Ленина" в связи с тем, что такой библиотеки нет, а есть РГБ. Но мне ответили, что на это нужны большие средства. А на переименование тех станций, о которых идет речь в статье, средства есть.
Нет, мы в Крюково не поэтому высказываемся за сохранение названия, потому чт якобы привыкли. Историческое название, да, но не только. Во-первых, у станции "Крюково" к железной дороге примыкают районы Крюково и Старое Крюково, поэтому несоответствия названий нет. Во-вторых, пользуемся сами названием для навигации. Зеленоград не ограничивается окрестностями станции, и условному не местному пассажиру удобнее ы как раз знать, что поезд придёт в Крюково, а не, допустим, в Савёлки. В-третьих, это не туристические места, а спальные и промышленные районы, важно удобство прежде всего примерно четверти миллиона человек, живущих поблизости. И дополнительно для сведения: Зеленоград не имеет статуса ни наукограда, ни подмосковного населённого пункта, десятилетиями слушал обещания протянуть метро (которое укатило как раз в бывший подмосковный наукоград Троицк), что тем более интересно в связи с тем, что мэрия Москвы не желает идти нам навстречу.
Долго ещё эта сибирская язва будет разрушать Москву, её историю и память? Отставить переименования!
Люди! Ну кто-нибудь грамотный среди вас есть? Ну напишите кому нибудь петицию. Я готов сам подписаться. Родился в Перерве. Люблино,Депо,Перерва--это МОЯ Родина. Да и не только моя. Сейчас живу рядом( в Орехово-борисово) и частенько приезжаю в родные места. Слёзы на глазах каждый раз. Вся молодость перед глазами. Что МЭР творит? То что много строит-это нужно и правильно. Но то, что добрался до переименований-это пипец.Объясните этому приезжему, что с москвичами нужно советоваться может и не по всем вопросам, но уж по переименованию улиц точно

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *