Двойные стандарты

А.Котов 

Совсем недавно на научно-методическом совете Москомнаследия рассматривался проект реставрации Епархиального дома в Лиховом переулке. Проект предусматривал восстановление памятника конца 19 столетия, в 1930-е годы капитально перестроенного под студию документального фильма. Одновременно предлагалось увеличить площадь будущего церковного комплекса, восстановив западный фасад не на его исконном месте, а с вынесением на несколько метров вперёд, до красной линии улицы. Комиссия отклонила проект, указав на недопустимость подобных нарушений реставрационной методики. В процессе обсуждения проекта не вполне добрыми словами поминалась реконструкция собора Сретенского монастыря, как первый серьёзный компромисс в деле модернизации памятников церковной архитектуры.

До сегодняшнего дня расширение Сретенского собора, произведённое без необходимых согласований и вопреки мнению Министерства культуры, считалось самостроем. Сегодня, 1 февраля, совместным решением Москомархитектуры и Москомнаследия, стройка признана законной задним числом.


Иван Великий, 2002. Фото А.Котова 

Возрождение Сретенской обители начиналось в середине 1990-х, и для начала монастырское начальство добилось согласования строительства временной кирпичной ограды с двумя воротами и временной же колокольни. Кособокая колокольня, возведённая согласно неизвестно откуда появившемуся эскизу, нарисованному на куске линолеума, получила неофициальное, но вполне заслуженное наименование Ивана Великого. (По-своему это было выдающееся сооружение, трогательное, как детский рисунок. «Иван» разобран три года назад, нам всем его очень не хватает). 

Потом появилось крыльцо трапезной, пристроенное к корпусу 1730-х гг. и стилизованное под архитектуру петровского времени. Эти работы не вызвали особого нарекания со стороны органов охраны памятников. Но следующим этапом стала полная реконструкция двухэтажного корпуса келий (прекрасно сохранял ампирную столярку) и надстройка его ещё тремя этажами. 

Кельи, 1996, фото А.Можаева

Кельи, 2006

А потом пристройками стал обрастать монастырский собор 1679 года. Из пояснительной записки к эскизному проекту возведения галереи вокруг собора Сретения Владимирской иконы Божией Матери Сретенского монастыря, составленной архитектором Алексеем Котовым:

Первоначально собор проектировался без галереи. На северном , южном и западном фасадах были возведены открытые крыльца. Скорее всего, уже в процессе строительства, или в конце 17-го века на западном фасаде, вплотную к западному крыльцу была возведена небольшая крытая паперть. В 1706-м году к собору был пристроен придел Рождества Иоанна Предтечи. Арки южного крыльца, непосредственно примыкавшего к вновь возведенному приделу, были заложены. Впоследствии были заложены и арки северного крыльца, сделаны другие пристройки.

Придел и южное крыльцо, 1957

В процессе реставрации 1950-60-х годов (архитектор Георгий Игнатьев), закладки арок крылец были разобраны, как не представляющие ценности, вместе с другими поздними пристройками. Реставраторы ставили целью вернуть памятнику его вид на конец17-го века, не учитывая возможность использования храма как действующей церкви.

 После восстановления в монастыре монашеской жизни растущее число прихожан и братии потребовало расширения площадей храма. Рассматривались разные варианты решения этой проблемы. В советское время были разобраны два других храма монастыря: трапезная церковь Св. Николая и церковь Прп. Марии Египетской, а также монастырская колокольня стоявшая по линии ул. Лубянка. Одним из вариантов было восстановление этих церквей в дополнение к существующему собору. Но довольно большой Никольский трапезный храм в настоящее время восстановить невозможно, место, где он стоял, частично находится на трассе улицы Лубянка. Церковь Прп. Марии Египетской почти полностью находится на современной территории монастыря, однако, ее площадь была невелика. Таким образом, Собор Сретения Владимирской Иконы Божией Матери остаётся единственным сохранившимся храмом монастыря.

Придел и южное крыльцо, 1962

В 1997-ом году придел Рождества Иоанна Предтечи был восстановлен как небольшой действующий храм. Арки южного крыльца, примыкающего к приделу, были при этом заложены, образовалось дополнительное помещение для молящихся. Работы по восстановлению придела были согласованы с Инспекцией по охране памятников г. Москвы. Нормальное функционирование придела без этих дополнений невозможно — по этой причине они и появились в самом начале 18-го века, одновременно с его строительством.

Придел и южное крыльцо, 1997. Фото А.Котова 

Предлагаемый к рассмотрению эскизный проект предполагает строительство вокруг собора Сретенского монастыря галереи с включением в ее состав крыльца на северном фасаде, и палатки, примыкающей к западному фасаду собора. На южном фасаде галерея стыкуется с другим крыльцом и уже восстановленным приделом Рождества Иоанна Предтечи. На западном фасаде возводится парадное крыльцо, существовавшее здесь до реставрации в иных формах. Галерею предлагается выполнить в формах и стилистике архитектуры существующих частей церкви.

А.Котов, вариант проекта галереи

Выписка из протокола заседания секции “Памятники архитектуры” Федерального научно-методического совета по сохранению культурного наследия Министерства культуры и массовых коммуникаций РФ от 1 июня 2004 г.:

Предполагаемое строительство галерей не будет решением проблем долгосрочного развития монастыря, но лишь временно улучшит сложившуюся ситуацию. В то же время пристройка к собору никогда ранее не существовавших галерей существенно изменит облик памятника архитектуры федерального значения, приведет к неизбежным утратам и искажению подлинных элементов XVII в. …Таким образом, представленные проектные предложения не могут быть рекомендованы к согласованию Министерством культуры и массовых коммуникаций РФ.

Учитывая острую потребность Сретенского монастыря в дополнительных площадях в связи с возросшим числом прихожан, секция «Памятники архитектуры» рекомендует разработать общую концепцию развития монастыря, в которой были бы рассмотрены возможности воссоздания утраченных монастырских зданий, а также, в случае острой необходимости, нового строительства на территории монастыря, но не путем «расширения» сохранившихся памятников.

фото А.Котова, 2002 

Тем не менее, галерея была построена. В процессе её возведения в первоначальный проект были внесены некоторые изменения, в частности, отказались от разделения вновь возведенных и старых частей цветом покраски. Неудачной следует признать и возведенную фактически без проекта звонницу, включенную в объем галереи. Также к северному крыльцу был пристроен полукруглый объем апсиды нового придела, устроенного в северном крыльце. Устройство придела первоначально не планировалось.

Обстройка арок южного крыльца, выполненная немногим ранее, также вызывает нарекания. Согласовывали воссоздание паперти начала 18 века, а в результате получили вольную стилизацию, выпадающую из общего декора памятника. Бросается в глаза и то, что закладка 1707 года была выполнена с отступлением от внешней поверхности арки крыльца, при её «воссоздании» этот важный момент был проигнорирован.

Западная паперть, 2002, фото А.Котова 

Впрочем, это всё детали, более важно другое – избирательность действия закона об охране памятников. Мнение архитектора Лидии Шитовой, одного из лучших специалистов в реставрации памятников 17 века:

Меня поначалу пригласили в Сретенский, но официального договора не заключили, и я вскоре ушла – пусть делают что хотят. Я бы не могла поставить свою подпись под этим безобразием. Решение о строительстве галерей принято волюнтаристски, вопреки мнению министерского Методсовета. Полностью проблемы нехватки площадей это всё равно не решит, а для дела охраны памятников может обратиться большими неприятностями. Если мы соглашаемся с очевидным нарушением закона, то зачем тогда вообще трепыхаться? Мы должны относиться ко всем памятникам с одной позиции, а не разрешать одним, более влиятельным заказчикам того, за что наказываем других. Даже если вы считаете, что в ряде случаев возможны двойные стандарты, то приведите их к какому-то единому знаменателю, а то совсем уж неловко получается.

фото А.Котова, 2006 

Мнение Алексея Котова, бывшего архитектора Сретенского монастыря:

На заседаниях в Минкульте высказывались очень разные мнения, и все они не устраивали монастырь. Ну например, сделать галерею стеклянной, на каких-то металлических конструкциях, увеличить площадь за счёт подвала, что невозможно в принципе. А приход растёт, люди во время службы стоят на улице. Конечно, по той же логике можно и, например, церковь в Филях чем-нибудь обстроить, но наш случай я считаю всё-таки пограничным. Обстройка логично вытекает из форм памятника, она действительно могла бы возникнуть и прежде, она не является кардинальным нововведением. Советские реставраторы не предполагали использования храма по назначению, а теперь он уже не может существовать без этих дополнительных помещений.
Мною предлагался вариант восстановления южной паперти по старой фотографии, но есть ещё и заказчик, руководство монастыря. У них свои архитектурные вкусы и нет понимания ценности всех этих исторических напластований. Вот они его, скажем так, приукрасили, захотели видеть здесь нечто более весёлое и многословное. Это может быть маленький пример, но он очень хорошо отражает ситуацию, то, как активно вмешивается в процесс проектирования заказчик. Вплоть до смены не слишком сговорчивых проектировщиков.
А за галерею я взялся затем, чтобы она не испортила памятник окончательно, потому что были ведь и другие варианты – с крыльцами шатровыми, какими-то столбами, с другой планировкой. То, что в результате получилось — конечно, компромисс. В галерею вынесена исповедь, а это много народу, который прежде толпился в соборе. Но при том налицо нарушение федерального закона. Необходимо как можно скорее разработать методические рекомендации, сформировать критерии того, в каких случаях и до какой степени можно вносить изменения в облик памятников. Ведь есть дореволюционная практика, когда что-то разрешалось, а что-то запрещалось. А Сретенский – это цветочки, вот в Донском монастыре, одном из красивейших и наиболее полно сохранившихся ансамблей старой Москвы, недавно появилось две вообще новых церкви, и это не было неизбежной необходимостью.

2008 

В заключение добавим, что на завтра назначен визит Юрия Лужкова в Сретенский монастырь. Произведённая реконструкция наверняка получит высокую оценку. А в ближайшее время монастырю будет передано ещё несколько прилегающих строений, в том числе здание бывшей школы. Проблема катастрофической нехватки площадей будет решена.

Распечатать статью Распечатать статью

11 комментариев

Мы должны относиться ко всем памятникам с одной позиции, а не разрешать одним, более влиятельным заказчикам того, за что наказываем других. ------------------------ Полностью солидарен с этими словами. Исполнение так называемого "обременения" для владельцев памятников должно контролироваться законом предельно строго. Никаких разночтений и исключений быть не должно. Нужно предельно чётко определять рамки, и проектирование вести только в этих рамках, не ввязываясь с советами и "рацпредложениями" от заказчика. Если заказчика не устраивают ограничения - пусть либо отказывается от своих решений, либо решает вопрос о перепродаже обременённого имущества другим владельцам. Однако на практике всё это совсем не так уж просто :(
Слава богу,хотяб за церкви начали браться
Радует, что строят, а не разрушают
а ещё есть "мнение" соблюдать закон...
Спасибо. А то я даже не знал что возразить))
Алексей Петухов больше года назад   Изменить
Удивительно, насколько буквально воспроизводится сегодня дореволюционная церковная манера обращения с памятниками. Сколько храмов было попорчено и перестроено "практичными" церковниками по соображениям "увеличения числа прихожан"...
За тем исключением, что тогда понимание ценности памятников обществом и охранное законодательство были вроде как совсем иными..
Алексей Котов больше года назад   Изменить
В Советское время храм воспринимался как музеефицированный объект в нем не предполагалось "жизни". После реставрации это или музей или концертный зал или реставрационная мастерская и. т. д.но не действующая церковь. А ведь именно как действующий храм он строился и жил на протяжении столетий. Что тыкать "законом" если он не отвечает современной реальности. Был интереснейший дореволюционный опыт отношений между приходами и реставраторами. К нему стоило бы обратится при формировании новых законов как на уровне государства так на уровне и церкви. "Церковники" бывают разные, ведь это вопрос прежде всего культуры и культуры церковной тоже. В дореволюционной России часто именно настоятели храмов,члены приходских советов стояли у истоков исторических и архитектурных исследований храмов. Их исследования не всегда точные и бесспорные, тем не менее вклад в историю русской архитектуры. У руководства церкви много разных важных других забот , но наверное хорошо бы завести в семинариях серьезный курс об основах русской храмовой архитектуры, с упором на практическое использование памятников в современныых условиях. Считаю этот вопрос очень важным, ведь облик храма в какой то мере это и лик нашей Церкви.
Спасибо, Алексей Борисович, особенно за последние строки! В Храме всё должно быть прекрасно - и поп, и приход, и закомары с балясинами)
Контроль конечно должен быть.Не все это понимают, или не хотят.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *