Театр одного зрителя

Большое Никитское отступление: от флигеля, закона и собственного решения

Константин Михайлов возвращается к судьбе городской усадьбы Позднякова на углу Большой Никитской и Леонтьевского переулка. 

Напомним: Мосгорнаследие опубликовало приказ (подписанный еще в начале месяца) о включении в Единый госреестр объектов культурного наследия России главного дома (стр. 1) и выходящего в переулок флигеля (стр. 2). А второму, дворовому флигелю той же самой усадьбы (стр. 3) в охранном статусе отказано, его теперь можно ломать и строить на его месте. Из охраняемой от новостроя территории выведен также усадебный двор, что выглядит вообще нонсенсом.

Очень похоже, что сбывается то, от чего мы предостерегали московские власти полгода назад в «Большом Никитском наступлении». Тогда столичная мэрия неожиданно выкупила другой дом на Большой Никитской, за который переживала московская общественность – дом Булошникова. Причем выкупила только затем, чтобы спасти его от радикальной перестройки частным собственником. Увы, уже тогда в Москве поговаривали, что чудесное спасение дома Булошникова – лишь часть операции по «размену» его на разрешение перекроить усадьбу Позднякова. Тогда подобным версиям верить не хотелось, теперь – поневоле приходится.

Читать полностью →

Бадаевский «обвесили»

Бондарная (справа). Вид вместе с воротами и главной конторой (1895-1900)

Игорь Шихов

Продолжаем рассказывать об отказах в рассмотрении заявлений о придании статуса объекта культурного наследия (ОКН) по формальным поводам. На этот раз — о “малых формах” на Бадаевском заводе, отказ в рассмотрении заявки по которым получен год назад.

Когда эксперт Е.Е. Соловьева в 2014 году решала, какая часть Трехгорного (Бадаевского) пивоваренного завода достойна стать объектом культурного наследия, в своей экспертизе она ограничилась рассмотрением наиболее крупных корпусов завода, выстроенных в ряд в северной части территории (строения 1, 2, 3).

От ее внимания ускользнуло небольшое, но крайне интересное здание, расположенное рядом с контрольными воротами и очевидным образом с ними связанное: бондарная-весовая.

Читать полностью →

Театр времен Наполеона и Собянина

Дом Позднякова

Снос городских усадеб необходимо табуировать

Рустам Рахматуллин

Департамент культурного наследия Москвы принял на государственную охрану часть усадьбы Поздняковых – Юсуповых (Большая Никитская, 26). То есть другую часть усадьбы можно изуродовать, пустить на слом, застроить. И не теоретически, а в близком будущем: проект явится скоро, застройщик известен.

Во дни сомнений градозащита спрашивает себя, какие категории московского наследия выведены из-под угрозы за годы и десятилетия борьбы.

Читать полностью →

СПИЧечная архитектура и Андрей Рублев

АГР гостиницы

Из рубрики «Невпихуемое»

На минувшей неделе, в продолжение карантина, снесены не имевшие охранного статуса исторические корпуса с торговыми лавками на берегу Яузы, во владении № 18 по Большому Полуярославскому переулку.

Б. Полуярославский, 18

Еще в 2015 году на этом месте анонсировалось строительство гостиницы. Тогда Градостроительно-земельная комиссия (ГЗК) при мэре Москвы «согласилась» с оформлением градостроительного плана земельного участка (ГПЗУ), читай: предписала его оформить. При этом специально оговаривалось, что «проектируемое строение не должно изменять видовые раскрытия на ансамбль Андроникова монастыря» — Музея древнерусского искусства имени Андрея Рублева.

Однако в нашем распоряжении имеется утвержденное в июле 2019 года Архитектурно-градостроительное решение (АГР) гостиницы, говорящее об обратном.

Читать полностью →

«Больше Щусева»

Проект реконструкции Каланчевского путепровода дважды изменен по настоянию градозащитников

Юрий Егоров, Рустам Рахматуллин

Москомархитектура повторно утвердила архитектурно-градостроительное решение (АГР) реконструкции выдающегося транспортного сооружения – Каланчевского путепровода работы прославленного Алексея Щусева.

Мы заговорили о реконструкции путепровода летом минувшего года, когда в сети стали появляться разрозненные изображения проекта АГР: современное бетонное сооружение, не имевшее ни преемственности с существующим, ни связи с ансамблем площади трех вокзалов.  Как же так, говорили мы. Ведь перед нами работа выдающегося архитектора, неотъемлемая часть ансамбля, практически полностью состоящего из объектов культурного наследия. Как можно вносить в сложившийся архитектурный комплекс грандиозный диссонанс? Эти вопросы мы задавали в наших публикациях, раскрывая попутно историю проектирования и строительства путепровода.

И вдруг нас услышали. После чего многое произошло впервые. Впервые такой мощный транспортный проект обсуждали вместе проектировщики, городская администрация и градозащитники. Это диалог, о необходимости которого мы говорим все последние годы.

Что же изменилось в утвержденном решении по сравнению с первоначальным замыслом? И почему принятое решение получило неформальный девиз «Больше Щусева»?

Читать полностью →