Не ждали

Никольская 19-23, архив ЦИГИ 

Дом 23 по Никольской улице внешне совсем неприметен. Приходится даже разъяснять: это тот, который стоит между аптекой Феррейна (увы, бывшей) и ТЦ «Наутилус». Архитектурно он ничем, казалось бы, неприметен – по документам строился с середины 18 века до конца 19-го, но вся сложная строительная история скрыта под непритязательным штукатурным декором времён эклектики. Дом более известен, как место пребывания Военной коллегии, вынесшей с 1936 по 1938 год 31 456 расстрельных приговоров. В 1990-е велись разговоры о размещении в этом доме музея репрессий, однако теперь такими прожектами мало кого проймешь. Года три назад уже был готов проект сноса здания – заказчику хотелось соорудить здесь трёхуровневый паркинг. В последнее время обсуждался вариант жесткой реконструкции с разборкой всех внутренних стен и пристройкой стеклянного торгового зала. Однако теперь обстоятельства вновь изменились – неожиданно выяснилось, что северная часть дома содержит элементы стен здания 17 века.


Устаревшия версия периодизации подвала. ЦИГИ 

Ещё один неожиданный поворот градостроительной истории, ведь по всем архивам это место пустовало до второй половины 18 века. Материалы относительно недавнего обследования определяют дату строительства подвала как 1756-1835 гг., а верхние этажи датируются ещё более поздним временем. Однако сегодня большемерная кладка 17 века видна невооруженным глазом. Москве известны подобные прецеденты – например, дом Трубецких-Бове в Петровском переулке. По документам он не мог существовать ранее 18 века, а на деле оказался роскошной постройкой раннепетровского времени. Кто знает, какими мотивами руководствовались сотрудники тогдашнего БТИ, ненанесшие строение на карту города. Может быть личной договорённостью с владельцем, а может быть тем, что после очередного пожара оно пребывало в руинах и не представляло интереса для новых застройщиков.

Кладка 17 века, левее фронтона виден поребрик

Как бы то ни было, теперь, после частичного удаления штукатурки, очевидно другое: в северной части здания сохраняются значительные по объёму части гражданской постройки 17 века, высотой в два или три этажа. Венчающий карниз палат проходит в уровне фронтонов окон второго этажа нынешнего здания; под домом имеется подвал, судя по материалам обследования, его своды перестроены в более позднее время. Судя по приросту культурного слоя, изначально подвал должен был находиться выше уровня земли. Сейчас со стороны Театрального проезда можно наблюдать большемерную кладку, срубленные лопатки и карниз-поребрик. Не исключено, что на фасадах палат, обращенных внутрь поздних пристроек, могут сохраняться фрагменты наличников. Внутри дома наверняка будут обнаружены следы срубленных сводов и откосы древних дверных и оконных проёмов.
Открытие такой значительной постройки допетровского времени было бы удивительно для любого района старого города, но для Никольской, насквозь исследованной на протяжении 20 века, это совсем уж нечаянная радость.

Архив ЦИГИ

Итак, ещё раз с самого начала. Архивисты, изучавшие документы этого владения, предполагают, что изначально оно могло принадлежать знаменитому роду Хованских. Сначала (17в.) возник прямоугольный объём в глубине владения, во второй половине 18 века появился корпус по красной линии Никольской улицы, позже они были объединены в каре с небольшим внутренним двором. С северо-запада к нему примыкает двухэтажный дом причта несохранившейся церкви Троицы в Полях. 

В 1770-е здесь находилась известная в Москве книжная лавка Кольчугина — комиссионера масона и просветители Н.И.Новикова. С 1808 года дом 23 принадлежал городской Ремесленной управе, сдававшей помещения в аренду. В 1836-м здесь жил Николай Станкевич, у которого регулярно собирались Белинский, Кольцов, Аксаков и другие известные деятели эпохи.

Никольская 23, 1866 

В ту пору здание получило причитающиеся эпохе классические фасады, частично зафиксированные на чертеже 1866 года. К 1890-м дом, обращённый на три стороны (на Никольскую, в проезд к церкви Троицы в Полях и к Китайгородской стене), получил существующую внешнюю отделку.  С начала 1930-х до конца 1940-х в доме размещалась Военная коллегия. Вопреки городским легендам, этот дом, скорее всего, не является «расстрельным» — приговоры приводились в исполнение по соседству, в доме на углу Б.Лубянки и Варсонофьевского переулка. 

Никольская 23, 1988

Ниже приводим цитаты из статьи сопредседателя общества «Московский Мемориал» Я.З. Рачинского:

«Военная коллегия на протяжении многих лет выносила приговоры наиболее известным деятелям, будь то артисты или ученые, военные или руководители промышленности, священнослужители или адвокаты. Среди приговоренных Военной коллегией к расстрелу (только в Москве) – писатели И.Э.Бабель, И.И.Катаев, Б.А.Пильняк, С.М.Третьяков, Б.Ясенский, режиссер В.Э.Мейерхольд, маршалы М.Н.Тухачевский и А.И.Егоров, маршал авиации С.А.Худяков, крупнейшие ученые Н.Д.Кондратьев, Е.Д.Поливанов и Р.Л.Самойлович, члены политбюро Н.И.Бухарин, Г.Е.Зиновьев, Л.Б.Каменев, С.В.Косиор, А.И.Рыков, В.Я.Чубарь, полный состав правительства Монголии, 25 союзных наркомов и 19 республиканских, 13 командармов, 43 комкора, 85 комбригов, свыше 100 профессоров, более 300 директоров ведущих предприятий…

Архив ЦИГИ 

Военная коллегия в эти годы была центральным узлом механизма репрессий… По воспоминаниям Льва Разгона, самое страшный ответ, который можно было услышать в справочной НКВД на Кузнецком мосту, это «справочная Военной коллегии». Справочная помещалась в том же доме на Никольской, и здесь тысячи людей получили лживый ответ «десять лет без права переписки».
До сих пор в России не существует ни одного музея или памятника федерального значения, посвященного жертвам репрессий… Представляется необходимым:
1) безусловно сохранить бывший дом Военной колегии как исторический памятник, не имеющий аналогов;
2) предложить Правительству Москвы и Правительству России рассмотреть вопрос об организации в этом здании музея истории репрессий, компенсировав убытки сегодняшним владельцам здания;
3) в кратчайшие сроки установить на здании мемориальную доску в память о жертвах коммунистического террора.»

проект 2005

В последующие годы здание не подвергалось кардинальным ремонтам и перепланировкам. Исследователи, наблюдавшие дом в 1990-е, утверждают, что сохранился зал заседаний коллегии, кабинет Ульриха, парадная лестница и прочие элементы, связанные с трагическими событиями конца 1930-х. Сейчас рассматривается проект размещения по этому адресу торгового центра с подземной автостоянкой.

Надеемся, что органы охраны проявят особое внимание к судьбе вновь выявленного памятника архитектуры и истории, и его исследования будут благополучно продолжены в ближайшее время.

Архив ЦИГИ

Распечатать статью Распечатать статью

3 комментария

Саша, я вам говорил, но, наверное, вы не могли сконцентрироваться в этот момент, «Центр историко-градостроительных исследований» - историко-архитектурных исследований по этому зданию не проводил. Им когда-то занималась Мастерская Губельмана в «Моспроекте-2», а материалы для «комиссии по сносу» при попытке сноса готовила одна дама из отдела исторической застройки ГУОПа. Меня в Управлении охраны памятников, попросили доложить историю дома на комиссии по постановке под охрану. В срочном порядке были подготовлены демонстрационные материалы для комиссии (которые я вам переслал по электронной почте). Так удалось отстоять дом, т.к. в тот момент существовала реальная угроза сноса. Природное чувство исторической справедливости, а не «научное тщеславие», заставляет меня в заключение заметить, что в заседании мною было указано на более древнее происхождение здания, чем показано на схемах строительной периодизаци
Извините! исправил
http://www.kadashi.ru/kad_chteniya/rasstreldom.html

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *