Дом Наркомфина. Жизненные коллизии

Дом Наркомфина 

Елена Никулина
Материалы статьи, опубликованной в журнале «Московское наследие» (№ 4 за 2007 г.)

Дом Наркомфина – это словосочетание сразу вызывает ощущение тревоги и необходимости что-то предпринимать в защиту уникального памятника. Проблемами его спасения озабочены многие: профессионалы – историки и архитекторы, общественность и даже чиновники. Тем не менее, разрушающееся здание так и стоит в центре Москвы «немым укором». В этом материале мы приводим не только историю строительства памятника, но и хронику продолжающейся борьбы за его сохранение, а также проект предмета охраны комплекса дома Наркомфина, разработанный специалистами Мастерской №20 Моспроекта-2.


Думается, здесь нет необходимости разъяснять, что значит Дом Наркомфина для русского архитектурного авангарда, прежде всего, как своего рода подлинный документ непростой эпохи, которая, отдаляясь во времени, все больше и больше поражает взлетом архитектурной мысли, появлением как бы ниоткуда новых форм и образов, ставших сегодня хрестоматийными.

Дом Наркомфина, 2007

Про Дом Наркомфина писали многие и, прежде всего, сам автор, Моисей Яковлевич Гинзбург, для которого это здание уже в процессе проектирования и строительства стало программным произведением, где он смог воплотить основные принципы конструктивизма. Тем не менее, история проектирования и строительства здания освещалась мало, по большей части в предпроектных историко-культурных исследованиях. Мало кто знает, что Дом был задуман как комплекс, где все элементы были связаны в сложную пространственную систему. Размещение объемов на обширной территории, их композиционное взаимодействие были крайне важны для автора, так как творившие в эпоху авангарда архитекторы, как никто, понимали, что, по изречению Ладовского, «архитектура – искусство, оперирующее пространством».

Новинский бульвар

Под строительство дома Наркомфина в апреле 1929 года была отведена территория двух городских усадеб с обширными садами, парадная застройка которых выходила на Новинский бульвар. В материалах проекта отражено, что создаваемый дом был задуман как развитый комплекс и должен был состоять из нескольких корпусов: собственно жилой корпус, коммунальный центр (столовая, физкультурный зал и читальня), детский корпус (ясли и детский сад) и служебный корпус (прачечная и сушильня). Сложная дифференцированная функция предполагала создание соответствующей композиции. Судя уже по первым вариантам генплана, авторы стремились «пространственно насытить» композицию комплекса. Идея комфортабельного жилища нового типа требовала не только иной функциональной организации, но и нового пространственного воплощения. В конце 1920-х годов профессиональная архитектурная общественность была увлечена поиском новых систем расселения: ведутся дискуссии в прессе, проводятся конкурсы, делается попытка отказаться, по формулировкам ОСА, от «старого стихийного города кварталов, казарм, оторванного от природы, случайно привязанного к промышленности, монотонностью лишающего человека жизненного тонуса».

Дом Наркомфина, 2007

Тема насыщения города садами и парками, в сторону которых должны ориентироваться жилые группы, свободно размещаясь на городских территориях, становится «общим местом» для многих градостроительных концепций этого времени. В этой ситуации участок, отведенный Гинзбургу для реализации новых идей расселения, можно считать идеальным. Обширная проектная площадка, два усадебных сада, по сути, готовый парк, позволяли свободно разместить новые корпуса на этой территории. В какой-то степени можно сказать, что новый комплекс был преемственен московской городской усадьбе с ее композиционно и функционально целостным миром, где сад – неотъемлемая часть жизненного уклада. Основной объем жилого дома автор расположил на территории усадебных садов, отмечая в пояснительной записке к проекту: «В виду неровности участка, вызывающего в подобных случаях устройство большой поверхности цоколя, в настоящем случае дом поднят в большей своей части на высоту 2,5 метров на отдельных столбах, что является более экономичным и, кроме того, сохраняет нетронутой площадь парка».

Мастерская 20

Архитектурный замысел по организации пространства требовал наличия обширных незастроенных площадей: на месте разбираемых построек хозяйственных дворов усадеб автор предполагал устроить озелененные площадки, подчинив планировку всего участка композиционному устройству нового жилого комплекса. По первоначальному варианту генплана композиция застройки, состоящая из нескольких отдельно стоящих корпусов, ориентировалась на новый проезд, который предполагалось пробить через центральную часть квартала. Жилой корпус и прачечная торцами одинаковой ширины выходили на красную линию проектируемого проезда, между ними в глубине участка был поставлен круглый детский корпус. Такое расположение комплекса меняло традиционный градостроительный приоритет в размещении застройки на участке: парадные зоны усадеб раскрывались в сторону Новинского бульвара, новый комплекс – в сторону проектируемого проезда. Возможно, на характер композиции повлияло и отсутствие в этой части усадебной территории капитальных строений, что позволяло быстро приступить к реализации проекта. Это было очень важно в постоянно менявшихся условиях проектирования, осложненного и всевозможными бюрократическими процедурами.

Дом Наркомфина, 2007

По неизвестной причине от устройства проезда через квартал отказались. Новый вариант генплана был разработан в 1929 году уже с учетом рядового положения участка. Очевидно, в это время строительство жилого корпуса уже велось, поэтому его размещение на проектной площадке не подверглось изменению. Здание, поставленное в глубине участка на обширной парковой территории, соединенное с общественным корпусом в уровне второго этажа переходом, однозначно трактовалось как центр композиции. Пространство перед общественным корпусом композиционно выделялось квадратной площадкой, на которой планировалось разместить небольшое здание для детского сада. Все три объема, различные по массам, строго ритмически уравновешенные, увязанные между собой, составляли композиционное ядро комплекса, сбалансированное в пространстве корпусом прачечной, ориентированным на Новинский бульвар. Перед прачечной также была устроена квадратная площадка, служившая своеобразным парадным пространством, связывающим комплекс с городом. Корпус прачечной так же, как и жилой дом, был частично поднят на колоннах, что освобождало для прохода пространство первого этажа. Пройдя под корпусом прачечной через «парадный двор» перед входом с Новинского бульвара, по диагональной аллее можно было попасть в общественную зону комплекса или по другой аллее через жилой корпус в уровне «открытого» первого этажа – в парк за домом, где была организована своеобразная видовая площадка. Дополнительный проход к общественной зоне был устроен с Новинского бульвара по еще одной аллее.

В целом планировке комплекса, зонированию и организации движения в проекте было уделено большое внимание. Пребывание на территории Дома Наркомфина и сам процесс жизни в нем были очень хорошо организованы, скорее даже срежиссированы. Для жителей создавался свой внутренний мир, целостный и самодостаточный, пространство которого было «заполнено» парком. Усадебный мир старой Москвы сменялся новым, который, вобрав в себя все смыслы устройства индивидуальной жизни, рожденные классицистической традицией, дополнил их адекватным времени пониманием комфорта и социальной значимости общения.

Дом Наркомфина, 2007

В июне 1929 года у автора и заказчика начались проблемы с окончательным утверждением границ участка и продолжением строительных работ. Было предложено сократить территорию, «учтя, что постройка прачечной и клуба как самостоятельных зданий допущена быть не может». Чиновники считали, что территория позволяет разместить здесь еще один жилой дом, и отказывали автору в утверждении к постройке всех элементов комплекса. Понимая, что возникает серьезная угроза в реализации задуманной композиции, заказчик и архитектор ведут строительные работы без соответствующих согласований. К моменту принятия окончательного решения разместить на участке жилой дом для работников «Совнаркома», строительство комплекса зданий и благоустройство по проекту Гинзбурга были практически завершены за исключением детского сада. В связи со сложившейся ситуацией Гинзбург разрабатывает новый вариант объемно-пространственной композиции на основе уже построенного комплекса. Он трактует существующие объемы как первую очередь, предлагая дополнить комплекс еще одним жилым домом, корпусом общежития и гаражом. Однако этот проект не был принят, и рядом с «домом Наркомфина» по проекту другого автора было построено совсем иное здание, композиционно не связанное с комплексом.

Геодезическая съемка конца 1930-х годов района Новинского бульвара фиксирует как существующие жилой и общественный корпуса и прачечную. На территории Дома Наркомфина показана диагональная дорожка от прачечной к общественному корпусу и видовая площадка, устроенная в глубине парка, а также парадная застройка городских усадеб по красной линии Новинского бульвара, сохранившаяся практически без изменений. Сохранение усадебных построек, строительство в границах первоначального землеотвода еще одного жилого дома, чужеродного комплексу как по размещению, так и по архитектуре, не позволило полностью осуществиться авторскому замыслу по организации пространства. Не была устроена парадная площадка, не реализована полностью система парковых дорожек, а следовательно, и вся система движения и взаимосвязей элементов комплекса. Он, по сути, оказался отгорожен усадебными постройками от Новинского бульвара, что придало пространству «внутренний», еще более камерный характер, и, как мы теперь понимаем, усилило ощущение «временной насыщенности» городской среды, где по-московски уживаются здания разных эпох, сохраняя свою индивидуальность.

Жилая ячейка

В структуре генплана квартала, разработанного в начале 1930-х годов планировочной мастерской в рамках развития района Пресни, еще сохраняется Дом Наркомфина как часть формируемой застройки. Однако уже следующая проектная проработка квартальной планировки, согласно концепции Генплана 1935 года, предполагает снос всего комплекса, который по характеру архитектуры и пространственной организации не укладывается в идеологию «дома-квартала». Проект планировки не был осуществлен. Дом Наркомфина сохранился. Тем не менее, постепенно комплекс начал утрачивать композиционную целостность. Первые изменения коснулись парка между жилым и общественным корпусами и прачечной. Была утрачена диагональная дорожка, выросли деревья, нарушив визуальные связи элементов композиции. Застройка «пространства первого этажа» прачечной исключила возможность прохода через ее объем на территорию комплекса. Постепенно продолжала сокращаться территория «первоначального землеотвода» 1929 года. После постановки на охрану сохранившейся парадной застройки городских усадеб при определении границ их территории была сделана попытка присоединить парк Дома Наркомфина к усадебному ансамблю. Оба комплекса (и усадьбы и жилой дом Наркомфина) по своей природе предполагали раскрытие пространства в сад, и именно сад оказалось так трудно разделить.

Постановка элементов комплекса Дома Наркомфина на государственную охрану происходила не одновременно. В 1987 году в качестве памятников архитектуры регионального значения были поставлены жилой и общественный корпуса экспериментального дома Наркомфина (охранный номер 604). И только в 2002 году была подтверждена историко-архитектурная ценность прачечной, которая получила статус выявленного объекта культурного наследия, а в 2004 году была определена территория памятника, по возможности приближенная к границам землеотвода 1929 года.
Долгое время в связи с утратой планировки парка сохранившиеся постройки комплекса Дома Наркомфина воспринимались исследователями как отдельно стоящие здания. Лишь внимательный анализ документов, позволил выявить изначальную целостность комплекса. В настоящее время закончена процедура разграничения территорий памятников, определен предмет охраны как всего комплекса, так и отдельных его элементов, разработан эскизный проект реставрации и приспособления жилого дома и общественного корпуса с максимальным сохранением первоначального архитектурного решения, одобренный Научно-методическим советом Москомнаследия. Есть надежда, что процесс сохранения и реабилитации здания начинает наполняться вполне конкретным содержанием. Хочется верить, что этот процесс уже необратим, и все дальнейшие действия по возрождению уникального памятника по уровню реставрации и методологии осуществления работ будут соответствовать рангу всемирно известного объекта культурного наследия ХХ века.

В 2007 году по заказу «МИАН» Мастерской № 20 (Никулина Е.Г., Крымова И.В., Баданова А.А.) «МОСПРОЕКТ-2» им. М.В. Посохина было выполнено историко-культурное исследование комплекса зданий Наркомфина в составе: “Дом Наркомфина” вл. 25-27, строения 1, 12: Строение 1 — экспериментальный жилой дом Наркомфина (1928-1930 гг.) — объект культурного наследия регионального значения № 604. (Решение МГИ № 647 от 23 марта 1987 г.); строение 12 — здание прачечной жилого дома Наркомфина, 1932 г., архитекторы М.Я Гинзбург, И.Ф. Милинис — выявленный объект культурного наследия (Экспертная комиссия №142/86 от 24.12.2002 г.). В рамках данного исследования был разработан проект предмета охраны комплекса и каждого объекта, о также историко-архитектурный опорный план с определением территории памятника. В рамках данного исследования были выявлены ранее не публиковавшиеся архивные документы, подробно проанализированы генпланы участка и документы времени строительства, что позволило отразить в работе все коллизии, связанные с историей проектирования и строительства комплекса зданий Наркомфина.

ХРОНИКА ПРОЕКТИРОВАНИЯ И СТРОИТЕЛЬСТВА
КОМПЛЕКСА ЗДАНИЙ НАРКОМФИНА

(Составлена на основе материалов историко-культурного исследования комплекса зданий Наркомфина, выполненного архитектурной мастерской №20 «МОСПРОЕКТ-2» им. М.В. Посохина)

М.Гинзбург на стройке, 1929

1928 год — Архитекторами М.Я. Гинзбургом и Н.А. Милинисом начата разработка проекта комплекса опытно-показательных домов Наркомфина.

2 апреля 1929 года по распоряжению Моссовета Наркомату Финансов был передан участок по Новинскому бульвару под постройку Дома Коммуны для сотрудников НКФ РСФСР и Росгосстраха.

25 мая 1929 года — В Московское Управление Строительного Контроля представлен проект опытно-показательного коммунального дома Нар-комфина РСФСР.

Июнь 1929 года

 генплан 29

 Выпущена схема генплана территории с обозначением границ землеотвода.

Начало 1929 года

генплан-29 

Первый вариант генплана.

Середина 1929 года.

Генплан-29 

Второй вариант генплана.

26 июня 1929 года.

Начало строительства, июль 1929 

Состоялось заседание Президиума Совета Р.К. и К.Д. на котором было отмечено, что работы по дому Наркомфина ведутся без утвержденного проекта, и предложено «МКХ определить точные границы участка, отводимого Наркомфину, урезав намеченные границы, …остальную часть участка по Новинскому бульвару № 113-115 передать Научному Институту по удобрению…»

4 июля 1929 года.

 производство Работ

Выполнены строительные работы по устройству железобетонного основания и колонн подвального этажа с заполнением между колоннами шлакобетонными камнями, устроена опалубка и уложена арматура для возведения стен стр. лит «А» (жилой корпус); вырыт котлован, устроена опалубка, уложена арматура для фундаментов и стен подвала стр. «б» (коммунальный корпус); уложено бетона 20% от общего объема фундамента.

12 июля 1929 года. Строительные работы велись все еще без утвержденных Управлением строительного контроля чертежей.

1 августа 1929 года. На инженера Прохорова Сергея Львовича за производство работ без разрешения был наложен штраф в размере 100 рублей.

15 декабря 1929 года. Московским Губернским управление Строительного контроля дано разрешение Народному Комиссариату Финансов РСФСР на производство строительных работ во владении по Новинскому бульвару.

3 января 1930 года. Архитектор Гинзбург составил план производства строительных работ.

К 18 февраля 1930-го года построено «6-этажное, частью 8-этажное, частью с нежилым подвалом, жилое строение . 1 этаж строения, как галерея во втором этаже открыта. … Строение возведено в чернее и заканчивается отделкой».

План 1 этажа

Начало 1930-го года.

Генплан №3 

Третий вариант генплана. Выполнен в связи с необходимостью размещения на отведенном участке еще одного жилого дома, предназначавшегося для работников Совнаркома РСФСР. Над проектом М.Я. Гинзбург работал совместно с Г.А. Зунблатом. (Дом Совнаркома по проекту Гинзбурга и Зунблата не был осуществлен.)

Середина 1930 года — Закончен жилой корпус. Строительство продолжалось под наблюдением комиссии, возглавляемой Н.А. Милютиным. Коммунальный корпус и корпус прачечной строились без утвержденных чертежей.

1932 год

Генплан 

Реализован, задуманный Гинзбургом комплекс построек, включая планировку озелененного придомового пространства. С некоторыми дополнениями эта планировка прочитывается на геодезической съемке района Новинского бульвара 1939 года.

1934 год. — Книга М.Я. Гинзбурга «Жилище». В главе, посвященной дому Наркомфина М.Я. Гинзбург опубликовал третий, неосуществленный вариант генплана.

Конец 1930-х годов. Дом работников Совнаркома был построен вдоль границы участка, отведенного для дома Наркомфина без учета замысла Гинзбурга.

1937-1938 годы

панорама с Восстания 

В связи с расширением Садового кольца (Новинский бульвар) фактически уничтожен бульвар в его центре, а деревья пересажены вглубь дворов, в том числе и на территорию дома Наркомфина.
1960-е годы. Усадебные постройки были поставлены под государственную охрану – Новинский бульвар 25-27, строения 5, 7-7А, 8, — Городская усадьба XIX века (строение 5 – дом в котором в 1910-1922 годах жил Ф.И. Шаляпин). Жилой дом Наркомфина в качестве памятника не рассматривался.

1987 год. — Статус объекта культурного наследия получило строение 13 – жилой и коммунальные корпуса дома Наркомфина (Решение ИГИ № 647 от 23 марта, 1987 г.)

1990 год. Управление Государственного контроля охраны и использования памятников истории и культуры г. Москвы выдало плановое (реставрационное) задание на разработку проекта реставрации дома Наркомфина. Научным руководителем проекта был сын автора В.М. Гинзбург, главным архитектором проекта реставрации – А.Д. Студеникин.

2002 год. — Статус объекта культурного наследия получило строение 12 – служебный корпус (выявленный объект культурного наследия, Экспертная комиссия № 142/86 от 24.12.2002 г.).

15 ноября 2005 года. – С учетом современного землеотвода была определена территория объектов культурного наследия, трактованных как комплекс.

Апрель 2006 года. В рамках конференции «Сохранение архитектуры ХХ века и всемирное наследие» в сборнике «ХХ век. Сохранение культурного наследия» были опубликованы статьи: Екатерины Милютиной «Образец русского конструктивизми» и Алексея Гинзбурга «Дом Наркомфина. История спасения».

2007 год. На заседании Экспертной комиссии по объектам культурного наследия и их территория при Москомнаследии рассмотрен и утвержден Проект охраны объекта культурного наследия – комплекса зданий «Дома Наркомфина».

Мастерская 20

ПРОЕКТ ПРЕДМЕТА ОХРАНЫ

Предмет охраны комплекса зданий «Дома Наркомфина» (вл. 25-27, стр.1).

— местоположение в структуре ансамбля
— объёмно-пространственная композиция в редакции 1928-1930-х гг., в том числе соотношение застроенных и незастроенных пространств в границах объёма
— совместное использование жилого и коммунального корпусов; жилая функция по проекту экспериментального коммунального дома 1928-1930-х годов
— структура фасадов и рисунок столярного заполнения оконных проёмов
— железобетонный несущий каркас и ограждающие конструкции

Коммунальный корпус стр.1:

— планировка и объёмно-пространственное решение интерьеров в редакции 1928-30-х гг. (опись составляется на следующей стадии)
— местоположение и архитектурное оформление лестницы

Жилой корпус стр. 1:

— объёмно-пространственная структура и планировка квартир жилого корпуса (три типа ячеек: К – 2-3 этажи, 8 квартир, двухъярусные жилые ячейки, причём в той их части, которая разделена на два яруса (каждый высотой 2,3 м), нижний занят коридором, террасой, передней и кухней, а верхний двумя спальнями со встроенными шкафами, ванной и уборной, общая жилая комната имеет высоту 5м; F – 4-6 этажи, 32 малометражные квартиры, при входе каждая квартира имеет небольшую переднюю и санузел, единое пространство квартиры состоит из обращенной на запад жилой комнаты высотой 3,6м, оборудованной кухонным элементом, и выходящей на восточную сторону спальни высотой 2,3 м с душевой кабиной (раковиной) и встроенным шкафом; 2F квартиры, расположенные в торце дома, сдвоенная ячейка типа F с двумя жилыми комнатами высотой 3,6 м, а также столовой, передней, ванной, уборной и кухней высотой 2,3 м)
— объемно-пространственная структура лестниц и галерей
— элементы первоначального инженерного оборудования.

Мастерская 20

Для эксплуатируемой кровли с объёмом квартиры Милютина и общежитием предполагается сохранение планировки и объёмно-пространственного решения интерьеров, а также элементов благоустройства эксплуатируемой кровли: мощение плиткой, оформление вентиляционных шахт, перголы, парапет и металлическое ограждение балконов.

Строение 12 — здание прачечной жилого дома Наркомфина, выявленный объект культурного наследия. 1Архитекторы М.Я Гинзбург, И.Ф. Милинис, 1932.
— местоположение здания в структуре ансамбля “Дома Наркомфина”;
— объемно-пространственная композиция в редакции 1928-1930-х годов, в том числе соотношение застроенных и незастроенных пространств в границах объема;
— структура фасадов и рисунок столярного заполнения оконных проемов;
— железобетонный каркас и ограждающие конструкции (вопрос о возможности сохранения и экспонирования ограждающих конструкций должен быть решен после подробного технического обследования);
— местоположение и объемно-пространственное решение лестницы.

Прачечная-…

В отношении комплекса в целом предполагается сохранение общего объемно-пространственного и планировочного решения, в том числе соотношение застроенных и «открытых» участков в уровне первого этажа в редакции 1928-30-х гг. Для восстановления тропиночной сети, обеспечивающей визуальную и пространственную связь элементов комплекса, рекомендуется пересадка деревьев.

Проект предмета охраны уточняется после проведения подробного натурного обследования строений.
Вопрос о возможности сохранения и экспонирования ограждающих конструкций должен быть решен после подробного технического обследования.

20 декабря 2007 года.

Протокол ЭКОС

Экспертно-консультативный общественный совет при Главном архитекторе Москвы (ЭКОС) одобряет предпроектные предложения по реставрации и приспособлению Дома Наркомфина под гостиничные цели.

18 марта 2008 года в аптекарских палатах Государственный музей архитектуры им. А.В.Щусева. открылась выставка «Дом Наркомфина и его значение», издан каталог с эссе Владимира Седова.
 Организаторы выставки: Благотворительный фонд Наркомфин, Государственный музей архитектуры им. А.В.Щусева. Генеральный спонсор – Группа компаний «МИАН».

муар

27 мая 2008 года — открытие выставки «Жилище нового быта: новое, новейшее, еще новее!» в рамках 1-й Московской архитектурной Биеннале.
Место: Государственный музей архитектуры им. Щусева. Аптекарский приказ
Кураторы: Елена Никулина, Елена Гонсалес

По концепции экспозиция включает четыре периода жизни домов:
— На момент проектирования. Проект, отражающий установки на создание коммунального быта. Материалы: архивная графика
— На момент строительства. Корректировка проекта под реальные нужды. Материалы: архивная графика, визуализации (видеоинсталляция)
— Современное состояние. Приспособление квартир-ячеек к современным условиям жизни. Материалы: фотографии
— Проектные предложения по реконструкции, отражающие тенденции в сфере приватного жилья. Материалы: проектная графика, визуализации (видеоинсталляция)

На примерах выдающихся памятников конструктивизма Дома-коммуны Наркомфина и Дома-коммуны на Гоголевском бульваре выставка показывает, как в рамках одного столетия трансформировались представления об идеальном быте.

Выставка продлится в течении месяца.

Распечатать статью Распечатать статью

9 комментариев

Гостиница там получилась бы выдающаяся, заморские гости были бы счастливы обитать в настоящем русском авангарде. Только заморские гости врядли поведутся на новодел - поэтому отдельное спасибо за внятный предмет охраны.
Жилец дома Наркомфина больше года назад   Изменить
После скупки Мианом квартир в доме Наркомфина, стало совсем плохо. В пустых квартирах появились бомжи. В январе 2009 года в одной из квартир на 2 этаже в районе перехода ,бомжи устроили костер чтобы погреться, закончилось пожаром. Миановский представитель был об этом уведомлен! Реакции не последовало никакой... Никто спасать дом и не собирается! Туристы со всего мира днем ходят и охают вокруг, ах в каком же он ужасном состоянии. Ночью дом атакуют бездомные, залезая в разбитые окна и двери в надежде переночевать и погреться. Представители районной эксплуатирующей организации, только и говорят о том, "Ну когдаже этот Дом Наркомфина" наконец-то разрушится!!! Как же он нам надоел. Толпы зевак начитавшись в интернете о якобы заброшенном доме, рвутся внутрь каждый день! Варварски истязая входную дверь. Несмотря на то что она железная, вид у нее как буд-то в нее попал артелерийский снаряд! Молоды молотчики получающие удовольствие от ночных посещений так называемых "Техногенов" сделали его своей базой посещения с оставлением на фасадах и стенах внутри авторских "графити", о чем с гордостью рассказывают на страницах интернета своим собратьям-вандалам чтобы те тоже пришли туда на вылазку. Немногочисленные жильцы остаются в доме и стараются не допустить окончательной разрухи и разграбления. А когда из дома выходят люди , то буквально каждый встречный задает один и тот же вопрос: "А что в этом доме кто-то живет????" Не может быть!!!! Но к сожалению может. Все выставки и гламурные презентации по поводу Дома Наркомфина, это всего лишь чей то очередной повод поднять себе рейтинг на костях Дома Наркомфина. Заседание всевозможных комиссий и членов с их советами, остается лишь муравьиной возней вокруг погибающего шедевра мировой архитектуры. Обратите внимание на хронологию событий примерно с момента постановки Дома Наркомфина на охрану как памятника. И нигде ни одног упоминания о том что хоть кто-то пришел и хоть один кусочек дома покрасил или оштукатурил.... Нет ни чего подобного. Надеюсь что мои слова хоть ктонибудь услышит сквозь пафосную болтовню чиновником и очень крупных специалистов в области архитектуры и культуры. СПАСИТЕ ДОМ НАРКОМФИНА ЛЮДИ!!!!
Люди! Спасение близко, дом будет реставрирован!!!
Сегодня ночью 24 марта 2009года, по итогам очередного самого крупного пожара в Доме Наркомфина в результате поджега, сгорела надстройка хозяйственно бытового корпуса. По официальной версии, из-за замыкания электропроводки. Только электропроводки в хозяйственно-бытовом корпусе нет уже 15 лет! Большинство окон выбиты пожарными при тушении пожара, на фасаде видны выгоревшие глазницы окон. Несмотря что никто меня не слышит, надеюсь что возможно когда нибудь истоики напишут, что благодаря всеобщему российскому пофигизму начала второго тысячелетия, мировая архитектура потеряла здание-легенду и памятник мирового значения абсолютно бездарно...
ДОМ МОЕГО ДЕТСТВА. Пригнулся,спрятался в тени громадин В морщинах-трещинах печальный и больной Тот дом,где ключик Золотой был найден, Открывший дверь из детства в мир большой. Он задремал теперь,но смежив веки Виденья давних лет волнуют старый дом Почудилось,что снова свежий ветер Расправил паруса над "Кораблем". Своею величавой красотою Гордился,будто впрямь на верфи был рожден. И под его отцовскою рукою Не страшно было ни в ночи ни днем. За что,скажи,безжалостное время Ты точишь камень,обращая в прах. Мой дорый дом был ласковым со всеми От нас -детей до вьющих гнезда птах. Прости людей.Они повинны тоже. Не сберегли,не досмотрели-вот беда. Судьба твоя на сто других похожа, Но дорога ,как память ,лишь она.
Бред это всё. Говорите - спасите?! Государству это не нужно, так почему же рыпаетесь вы? И ерунда это всё, что "зачем туда лазиют", инетерсно же. Вы, зеваки, которые ходят мимо, только смотрите на него, а внутрь зайти боитесь. А людям, которые лазиют по заброшенным зданиям, подобные исторические объекты очень интересны. А по поводу вандализма и бомжей - не нужно равнять всех под одного. А бомжам и бездомным пусть гос-во обеспечит условия, и все будут довольны!
Старик Батурин больше года назад   Изменить
Ура!!!! В доме Наркомфина наконец-то началась реставрация. Что из этого вышло, можно посмотреть тут http://www.youtube.com/watch?v=86CUgRJZY9U
Да!!!!!! Насмешили так насмешили! Сегодня на дворе 2011год!!!! "БАЯН" от Миана этот раздувается с 2006 года!!!! За это время Миана уже нету, появился Коперник. Может и Коперника скоро не будет а появится еще очередной "мыльный пузырь" или ширма для коррупционных махинаций с московской недвижимостью с целью отмыванием денег. Зявки 2006 года про вложение в проект 60 миллионов долларов мы не забыли))) А в это время Дом Наркомфина все стоит как руина и просто продолжает терпеть издевательства от очередных коммерсантов! Так вот теперь под предлогом спасения Комерник сделал в Доме Наркомфина общагу с арендаторами))) И получает от этого ПРИБЫЛЬ!!! Вот так рестоврация по русски!!!)))) В то время когда Президент борется с коррупцией в стране, прямо под окнами Правительства Российской федерации (Дом Наркомфина в 450 метрах от него кстати)!!! Происходит вот такие темные дела. На мой взгляд материалы по "реставрации Дома Наркомфина Мианами и Коперниками" уже давно пора направить в Следственный Комитет при Прокуратуре Российской Федерации" с назначением специальной следственной комиссии!
Вот и подходит к концу 2012 год! В Доме Наркомфина Миано-Коперник сменил имя на Центурион. Никакой гостиницы и ничего подобного нет и не было. Все по прежнему как было написано ранее. Дом ветшает все больше и больше... Впереди у Дома Наркомфина следующий 2013 год. Зимуем.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *