Крутицы

Подробная история развития района Новоспасского монастыря и Крутицкого подворья, собранная Сергеем Агеевым и Якоб Кнапп в качестве приложения к вышеследующему аналитическому материалу.

Один из древнейших заселенных районов Москвы расположен на высоком крутом берегу Москвы-реки. В древности до начала заселения, профиль берегового обрыва должен был быть гораздо круче, откуда его общее называние – Крутицы. Самые ранние сведения об этих местах дает находка арабской монеты IX века в районе Симонова Монастыря и арабского же происхождения топоним «арбатец» (его связывают с определениями пригорода, места торга или коновязи, то есть стоянки).


«Предположительно именно здесь пересекал Москву-реку один из основных домосковских торговых путей – из Новгорода в юго-восточные земли. В Замоскворечье он проходил по Большой Кожевнической улице, направление которой ориентировано прямо на кварталы Арбатца. После основания Москвы продолжение этого пути к востоку соединилось с Болвановской дорогой из Москвы в Коломну, Рязань и Орду и стало одним из ее городских разветвлений».

Наиболее древним поселением на рассматриваемой территории было княжеское село Крутицы, расположенное на холме у Москвы-реки, вблизи впадения в нее речки Сары (тогда безымянной). Село известно с XIII века, когда оно было получено в дар от князя Данила Александровича архиепископством Сарским и Подонским. В 1272 году по просьбе князя Данила греческим епископом Варлаамом было основано подворье, в котором останавливалось священство Золотой Орды. К середине XV века ослабление могущества Золотой Орды, постоянные распри внутри ханского двора, а затем и ее падение побудили епископа Вассиана (1454-1466) перенести архиерейскую кафедру в Москву. Здесь сарайские епископы сохранили свои привилегии и получили в свое управление новые территории, вошедшие впоследствии в Орловскую, Тульскую, Смоленскую губернии. За ними остался титул «Сарские и Подонские», в связи с чем в топографии Крутицкого урочища появились уцелевшие до наших дней топонимы: речка Сара и овраг с ручьем Подон.

Возможно, в это время к крутицким архиереям отошла со всеми своими угодьями известная с XIV века деревня Дубровка, через которую шла Коломенско-Рязанская дорога. Образование практически новой Крутицкой Епархии, за владыками которой сохранилось наименование Сарских и Подонских, повлекло за собой необходимость строительства кафедрального собора и ряда административных и жилых зданий. Пашни и огороды, относившиеся к Крутицкому подворью, доходили на севере до р. Сары и тянулись вдоль ее левого берега до дороги в Коломну. К подворью «из города пролегала дорога через низовье Яузы — по нынешним улицам Гончарная и Большие Каменщики. Подворье владело правом взимать пошлину на переправе, над которой оно стояло. На заливные луга у берега Москвы-реки татары пригоняли табуны коней для продажи». У Сары, в южной части Красного холма, располагался Васильцев или Васильевский стан (известен с XIV века). Здесь дважды, по преданию, стоял лагерем Василий II Темный перед сражениями с татарами и с войском Дмитрия Шемяки. Эта возвышенность издревле была известна как благоприятное место для бортевого пчеловодства и уже в духовной великого князя Ивана Калиты 1326 года урочище упоминается в связи с «оброком медовым городским Васильцова веданья», здесь имели «складку оброчного меда» и московские князья Иван II (духовная 1356 года) и Иван III.

Во второй половине XV века освоение территории, прилегающей к Москве с юга, связано со строительством монастырей-сторож, обеспечивавших защиту от набегов кочевников. Среди них был и Новоспасский. Необходимо отметить, что за рекой, у самой дороги к переправе в 1486 г. была построена церковь Николая чудотворца, что в Кожевниках (позже Успения). Возможно, она тоже отмечала место прежних укреплений, связанных с левобережными в единую систему у поворота реки. Тогда же южный форпост левобережья – Симонов монастырь – получил первые каменные стены.

Начало истории Новоспасского монастыря восходит к XIII веку. Первый монастырь во имя Спасителя был основан князем Даниилом на месте, занимаемом теперь Даниловым монастырем. Около 1330 года Иван Калита перенес монастырь на Кремлевский Боровицкий холм. Иван III после пожара 1488 года, уничтожившего монастырские постройки, решил перенести монастырь на другое место – на Васильевсий стан на крутом берегу Москвы реки в 5 верстах от Кремля. Считается, что произошло это в 1490 году.

Первоначально все здания монастыря кроме собора были деревянными. Соборный храм во имя Преображения Господня был заложен в 1491 (как предполагают, его возводили при участии итальянских зодчих), в 1497 году освятили. От этого здания сохранилась часть западной галереи, недавно реставрированной. При Иване Грозном монастырская ограда подверглась основательной реконструкции; «в это время обороноспособность монастыря была усилена устройством дополнительного острожка с земляным валом и тыном, окруженного рвом. Крепостям на Крутицах придавалось особое значение, так как зачастую они первыми прикрывали Москву от набегов татар». Так, в 1521 году крепостные стены монастыря стали свидетелями набега татарского хана Махмет-Гирея, в 1571 — крымчака Давлет-Гирея. Большую роль сыграл Новоспасский монастырь при отражении набега крымского хана Кази-Гирея в 1591 году. Слаженные действия монастырей-крепостей (Новоспасского, Симонова, Данилова) привели к полному разгрому татар. Во время Смуты монастырь успешно выдерживал осаду поляков. У его стен русское ополчение готовилось к окончательному освобождению столицы. В 1612-м у стен Новоспасского, на Крутицах, князь Пожарский с дружиной целовали крест, чтобы спасти Москву. Но и после освобождения Москвы монастырь еще долго сохранял свое оборонное значение.

«С воцарением Михаила Раманова престиж монастыря значительно возрос, поскольку еще в 1498 г. здесь, рядом с собором, был похоронен предок Романовых – Василий Захарьин, а затем уже в XVI в. стали хоронить и других представителей этой знатной боярской фамилии. Лжедмитрий I распорядился перенести в Новоспасский монастырь прах бояр Романовых, сосланных Борисом Годуновым и умерших в изгнании. Все это обеспечило привилегированное положение монастыря и постоянное внимание к нему царского дома».

«Поначалу монастырь обнесли новой дубовой крепостной стеной. Вскоре после возвращения Филарета Романова (отца царя и патриарха) из польского плена в монастыре началось каменное строительство». В 1640 г. по указу Михаила Федоровича бревенчатую монастырскую ограду начали заменять кирпичной. Для постройки стен из Белозерского монастыря были специально затребованы опытные мастера городового дела. Иногородние каменщики и кирпичники остались жить в слободах после завершения строительства, о чем напоминают называния улиц Большие и Малые Каменщики. К концу XVII в. формирование монастырского ансамбля в основном завершилось.

Крутицы постепенно превратились в загородную резиденцию Сарских митрополитов (в 1589 г., при образовании патриаршества, сарские епископы получили титул митрополитов). Дело в том, что привилегированное положение крутицких епископов тесно связывало их с кремлевскими соборами, где они должны были служить. Средства владыки вкладывали главным образом в строительство и поддержание своей резиденции в Кремле. К середине XVII в. Крутицкое подворье приходит к запустению.

«Возрождение Крутиц и сложение существующего ансамбля относится ко второй половине XVII в. – времени митрополита Павла II (1664-1675), управлявшего патриархией во время опалы Никона; он пользовался исключительным доверием царя Алексея Михайловича, вложившего свою лепту в новое строительство на Крутицах». Современники так оценивали деятельность митрополита: «…преосвященный Павел, яко Филадельф оный, семидесятным переводником устрои домы вне града Египта, в месте глаголемом Фара, тако и сей устрои в дому своем архиерейском, сущем вне града Москвы, именуемом Крутицы, на горах высоких и крутых, над рекою Москвою, тихом сущем месте и безмолвнем, приличнем делу сему, храмины прилично содела, и вертоград разных видов дерев и цветов и зелий всяких насади и источников накопа, тещи складководные за утешение от труда преставшим за упокоение, и оградою огради ради прохождения, яко ин некий рай».

Павел II собрал богатую библиотеку на разных языках, создал ученое братское просветительское общество. Под его руководством в Крутицах было переведено много книг с иностранных языков, как церковных, так и гражданских, в том числе первый на Руси Лексикон на трех языках и первый энциклопедический словарь. В то же время в Крутицах был заключен протопоп Аввакум. Начатое Павлом в 1660-е годы строительство на Крутицах было продолжено его преемниками, и в 1693-1694 гг. Формирование ансамбля было довершено созданием переходов с въезжими воротами и знаменитым Теремком над ними. Ансамбль подворья, в отличие от первоначального, оказался развернут не к реке, а к северу-западу, в сторону Кремля и Новоспасского монастыря, с которым был связан древней трассой, превращенной со временем в Крутицкую улицу».

Заложенный Павлом II декоративный сад – «вертоград» существовал на протяжении всего XVIII в.; он простирался до Камер-Коллежского вала. «Один из первых декоративных садов в России, Крутицкий «вертоград» возник, вероятно, в подражание начинаниям Алексея Михайловича в Измайлове. Сады располагались также на бровке вдоль реки к югу и северу от дворца». Вся резиденция крутицких митрополитов, включая сады, была окружена каменной стеной с башенками. Последним строением в живописном комплексе были Набережные палаты, построенные по особому разрешению в период запрещения Петром I каменного строительства в Москве. Не был обойден вниманием и Новоспасский монастырь. В 1689 г. Петр повелел украсить его собор росписью, а в 1717 году, в знак особого внимания к усыпальнице своих предков, приказал отлить колокол весом 1100 пудов. Росписи выполняли костромские мастера, работавшие с Гурием Никитиным – главой костромской школы живописи XVII в. Руководил работами артели «жалованный изограф» оружейной палаты Федор Зубов.

До XVII — н. XVIII веков застроены были лишь Новоспасская слобода, деревня Дубровка и Крутицкая слобода (Арбатец). В 1714 г. в указе Петра I о слободах Москвы впервые упоминается Новая Крутицкая Слобода, появившаяся не ранее 1690-х гг. Вероятно, её планировочная структура из четырех кварталов севернее Крутицкого подворья образовалась в течение 1690-1730-х гг.

С 1730-х началось постепенное обеднение монастыря: «сказались переезд императорского двора в Петербург, пожары 1730-х и 1740-х гг., уменьшение монастырских доходов в связи с секуляризацией его земель (1764)». Однако, в этот период монастырь обзаводится примкнувшим к южной части стен конюшенным двором с каменными и деревянными службами и регулярным садом, обнесенным каменной оградой с двумя небольшими башенками по углам, на одной из которых оборудуется деревянная беседка. Рядом со слободской церковью Сорока мучеников (построена в 1645 г. на месте первоначального деревянного храма) ставится богадельня. В то же время было осуществлено строительство Компанейского вала, на основе которого в 1742 году был устроен Камер-Коллежский вал, ставший полицейской границей города лишь в 1806 году. На территории за валом, вне города, застройка запрещалась многочисленными указами. Сохранялась полоса поля и между Арбатцом и Симоновым монастырем. В 1735 г. на ней по проекту И. Я. Шумахера, перестраивавшего в эти годы кремлевский Арсенал, были выстроены каменные пороховые погреба, окруженные стеной с бастионами. Сюда перенесли запасы пороха из Спасского пристенка у Кремлевской стены. На пересечении дороги из Москвы в Коломну и Рязань, проходившей по трассе современной Воронцовской улицы и вала была устроена Спаская застава с площадью перед ней. «Большая улица» монастырской слободы связала ее с Москвой-рекой, где уже тогда, очевидно, существовал перевоз из Кожевников на месте нынешнего Новоспасского моста. В дальнейшем главным проездом от реки к заставе стала более ровная Сорокосвятская улица (в середине XVIII в. – Попова ул., ныне Динамовская), а прежняя трасса, частично застроенная, распалась на несколько переулков.

Таким образом, на период 1-й пол XVIII в. Сложились основные черты планировки этой местности. Однако, большая часть территории все еще оставалась незаселенной. На этом этапе территория освоена достаточно рыхло, между застроенными участками сохраняются выгонные земли и перелески. Жилые дома все деревянные. На этом фоне выделяются церковные и монастырские постройки, облик которых определен в основном в конце XVI-XVII веках во время наивысшего расцвета монастыря и подворья.

В 1764 году по указу Екатерины II о секуляризации церковного имущества монастырь лишился всех своих владений. Недостаток средств приостановил строительство колокольни, начатое по проекту И. Жеребцова в 1759 году. Тем же указом была отобрана деревня Дубровка у Крутицких архиереев, с последующей ее передачей в состав земель коллегии экономии, т. е. Государственному ведомству.

При новоспасском архимандрите Михаиле Чирском особое внимание, наряду со строительством, было уделено совершенствованию подсобного хозяйства, регулированию и благоустройству окружающих территорий. За восточной и северной стенами произведена обсадка липами и устроен огороженный палисад. Монастырский холм со стороны реки получил террасное оформление и был укреплен каменной облицовкой. Вдоль подошвы склона в 1750 году был выкопан каскад из четырех прудов, разделенных дамбами и наполнявшихся из реки. Для стока вешних и дождевых вод «из города и слобод и из поля» между прудов был прорыт канал в Москву-реку, разграничивший дворы арендаторов и монастырские угодья. Было разбито несколько плодовых садов. Одновременно перепланировке подверглись и слободские кварталы: улицы и переулки были спрямлены, выровнена и несколько расширена площадь перед монастырем, которая стала замыкаться с юга деревянным скотным двором. Последним значительным сооружением, возведенным в XVIII в. в монастыре, стала Знаменская церковь (1791-1795), построенная на месте разобранных одноименной церкви и старой колокольни как усыпальница рода Шереметевых (проект Е.С. Назарова).

В 1788 году была упразднена Крутицкая епархия, а все строения архиерейского дома переданы в ведение московского главнокомандующего и одновременно перестроены под казармы жандармского корпуса. Успенский собор стал обычной приходской церковью. В 1812 г. Весь комплекс выгорел. Жилые здания восстанавливались с учетом размещения в них казарм, которые использовались также в качестве политической тюрьмы (в 1834-1835 гг. в бывших Набережных палатах отбывал заключение А.И.Герцен).

Рост города и переход к концу XVIII века монастырско-слободских участков в частные руки привели к значительной трансформации землевладений в этом районе: началось заселение ранее пустовавших участков, изменились функции, а с ними и характер застройки. Она оставалась деревянной одноэтажной, но приобретала морфотип небольших городских усадеб, имевших мелкую нарезку дворов, что обуславливалось социальным статусом хозяев – мещан, небогатых купцов, мелких чиновников и т.д. Дома ставились вдоль красных линий с хозяйственными строениями во дворах. Некоторые дворы числились за знатными людьми, однако жили на них крепостные оброчные крестьяне. Несмотря на близость к заставе, лишь немногие участки использовались под постоялые дворы, в основном по Воронцовской ул., ближе к Земляному городу.

В пожаре 1812 года большинство деревянных строений близ Спасской заставы сгорело, что повлекло к обновлению домовладельцев, но не их социального статуса. Пострадавшие во время пожара монастырские постройки были окончательно восстановлены лишь к 1820 году. До середины XIX века появилось значительное количество каменных одноэтажных и смешанных двухэтажных домов. В 1830 гг. на рассматриваемой территории заметно оживилась строительная, производственная и торговая деятельность. Было начато формирование северных кварталов, ограничивших площадь Спасской заставы, что стало возможным после нарезки земель Епархиального ведомства для сдачи их в аренду под застройку. По плану Комиссии от строений тогда же были проложены трассы Новоселенской ул., Безымянного (Зонтичного) пер. и продолжены к Камер-Коллежскому валу трассы Пустой (Марксистской) и северной стороны Воронцовской улиц. Новоселенские кварталы первоначально застраивались, в основном, деревянными оштукатуренными под камень домами с утвержденными проектами фасадов в стиле ампир. С середины XIX в. эта застройка все чаще, как и в других кварталах, заменялась на каменную и двухэтажную смешанную.

В 1830-1840-х гг. здесь появилось больше купечества, а в ряде владений появились небольшие производственные предприятия – мастерские и небольшие фабрики. Они возникали в стороне от заставы, на которой преобладали постоялые дворы и лавки. Так, на объединенном участке между 2-м Крутицким пер. и Крутицким валом был основан небольшой чугунно-литейный заводец, принадлежавший первоначально купцу М.М. Цурикову, а с 1840-х гг. С.Д. Виноградову. В кварталах между Крутицкими переулками располагались также «колесные мастерские» купца Глаголева, мастерские купца Самойлы Васильева, кузнечные мастерские мещанина Сергея Буеракова. К этому же времени относится возникновение узкого квартала между рекой и Новоспасским прудом. Речка Сара в верхнем течении была забрана в трубу.
К середине XIX в. сложилась структура кварталов, основанная на плане, утвержденном в послепожарный период. Ситуацию этого времени хорошо отражают планы Шуберта (1844) и Белоусова (1849).

Во второй пол. XIX в. с отменой крепостного права во всем городе резко активизировалась предпринимательская деятельность, что повлекло за собой рост доходности землевладений. Однако, доходное жилое строительство в квартах Спасской заставы развивалось крайне медленно, что обуславливалось прохождением через заставу большого количества ассенизационных обозов. В 1873 г. Городская управа сдала два больших пустующих участка городской земли по обе стороны караульных будок заставы «Тоавриществу ассенизации». На северном (на месте современного сквера) был устроен парк ассенизационного обоза в деревянных ангарах, на южном, более обширном участке – мастерские ассенизационного обоза с деревянными и каменными (литейни, кузни) строениями. С отводом в аренду этих земель были сформированы два квартала, фланкирующие въезд через заставу. Площадь получила новую конфигурацию и большую компактность. Эти параметры сохранились вплоть до середины 1890-х гг., когда была создана первая очередь городской канализационной сети. Городская управа расторгла договор с «Товариществом ассенизации» и снесла все постройки на вышеозначенных участках.

Но при этом канал на Люблинские поля орошения прошел традиционно через Спасскую заставу, а насосную станцию выстроили недалеко от Крутицкого подворья, из-за чего дурная слава за районом сохранялась еще долго. Усугублялась эта слава и размещением в 1885 – 1888 гг. в версте за чертой города городских боен. В начале 1890-х гг. был срыт Камер-Коллежский вал. После его ликвидации появилась возможность продуктивно использовать новые освободившиеся территории. Был продлен на юг квартал, ранее занятый мастерскими ассенизационного обоза. Он получил сильно вытянутую конфигурацию, оканчиваясь у Крутицких казарм, на территории бывшей Арбатецкой слободы, и следуя вдоль линии срытого вала.

Начатые еще в 1830-е гг. работы по заключению речки Сары в подземный коллектор, были продолжены в 1900-е гг. заключением ее среднего участка, после чего балка Сары была засыпана. Полностью Сара убрана к 1923 г., когда по Саринскому проезду и 3-му Крутицкому пер. была пущена трамвайная линия через Новоспасский мост, выстроенный на месте деревянного в 1911 г. В конце XIX века по нижней границе рассматриваемой территории был проложен участок Казанской железной дороги. Вероятно, в связи с этим в начале XX века была предпринята попытка некоторого регулирования уличной сети местности между деревней Дубровка и Крутицким валом. Это нашло отражение на плане Москвы, выпущенном в 1910-е годы издательством Суворина. Однако, судя по более поздним материалам, эти планы не были претворены в жизнь, и застройка территории еще некоторое время сохраняла патриархальный сельский характер.

Последняя яркая страница в дореволюционной истории территории связана с празднованием 300 – дома Романовых. К нему были приурочены большие обновительные работы в Новоспасском монастыре. Однако, существовать монастырю оставалось совсем не долго.

В целом, для района в 1870-е гг. – нач. XX в. характерна определенная стабильность в сохранении небольшого размера домовладений параллельно процессу как скупки и воссоединения мелких участков, так и дробления более крупных. Повышение этажности также протекало очень медленно, не выходя еще в начале XX в. за пределы 3-х этажей. Каменная застройка занимала место постепенно исчезавшей деревянной.

5 сентября 1918 г. вышел Декрет о красном терроре. В нем предусматривалась изоляция «классовых врагов» в «концентрационных лагерях». Монастыри представлялись идеальным местом для подобных заведений. В конце того же года в ведение ВЧК были переданы московские монастыри – Новоспасский, Покровский, Ивановский и Андрониковский. В каждый направлялась определенная категория «контрреволюционных элементов». Новоспасский наполняли в основном проститутки. В 1926 г.монастырь был окончательно ликвидирован и в его стенах разместили детскую колонию. Более всего тогда (и позднее) пострадало монастырское кладбище; полутораметровый слой земли был срыт в 1970-х гг. После войны в монастыре размещались архив НКВД (до конца 50-х гг.), мебельная фабрика, женский вытрезвитель (1968 г.).

В 1920-е годы начинаются активные проектные работы по реконструкции города. Разрабатывается план «Новая Москва», где определяются композиционные приоритеты, функциональное зонирование города. По этому плану Москва и Подмосковье строились на протяжении 20-х и в начале 30-х годов. Большое внимание уделялось оздоровлению города, разуплотнению застройки центра и созданию зон промышленного и жилищного строительства. Рассматриваемая территория полностью вошла в черту города. В этот период проводятся многочисленные архитектурные конкурсы на проекты жилых поселков и домов-коммун.

Один из таких поселков был построен в конце 1920-х годов около деревни Дубровка, имя которой закрепилось за новым жилым районом. В начале 1930-х планировалось расширение поселка в сторону Крутицкого вала, где должны были построить несколько новых жилых домов, школы и детские сады. Однако работы были приостановлены в связи с формированием новой концепции застройки города, воплотившейся позднее в генплане 1935 года. Еще одним памятником архитектуры этого периода является Ждановский универмаг, построенный на углу Воронцовской улицы и площади Крестьянской заставы в 1928-29 гг.

Это также было частью плана по разгрузке центра и развитию окраин города.
Согласно постановлению июньского пленума 1932 года ЦК ВКП(б) по городскому хозяйству Пролетарский и Сталинский районы были определены как районы первоочередного строительства, которые предполагалось превратить в один из самых образцовых и благоустроенных районов столицы. Застройку Пролетарского района, в который входила рассматриваемая территория, предполагалось начать до окончания Генерального плана Москвы, формируя ее, «исходя в основном из радиально-кольцевого «костяка» Москвы». Согласно статистике этого периода, 80% домов в районе были деревянными, 30% проездов не замощены, а к водопроводу подсоединены 23% домовладений. Дальнейшее капитальное строительство в районе предполагалось вести комплексно с максимальным обеспечением инженерного благоустройства. Строительство должно было выноситься на главные магистрали и площади с учетом их архитектурного оформления. Была определена допустимая этажность жилой застройки в 5-6 этажей.

В качестве центральной площади района теперь трактовалась площадь, расположенная на пересечении «двух мощных магистралей»: Остаповского шоссе (Волгоградский проспект) и Камер-Коллежского вала. Через эту площадь должно было пройти новое бульварное кольцо от Абельмановской площади в сторону Новоспасского моста. С центром площадь соединялась Марксистской улицей. В западной части новая площадь должна была граничить с одной из крупнейших новых магистралей – Солянка – ЗИС, на этом участке прорубаемой через исторические кварталы от ул. Большие Каменщики к Симоновскому валу. Потеряла свое магистральное значение Воронцовская ул. Ее роль отошла к расширенной до 50 м (за счет нечетной стороны) Марксистской улице (бывшая Пустая). На площади Крестьянской заставы предполагалось разместить здание райсовета и райкома партии, которое трактовалось как главная композиционная доминанта.

Значительное внимание уделялось архитектурному оформлению магистрали Солянка – ЗИС и набережной в районе Крутицкого подворья и Новоспасского монастыря. «Трасса магистрали лежит на более высокой отметке, чем набережная. Поэтому она проектируется с левой стороны сплошной застройкой, преимущественно жилыми 8-этажными зданиями. Сторона, обращенная к набережной, застраивается большими комплексами — звеньями преимущественно жилых зданий, которые ориентируются своей главной осью к реке и в отдельных отрезках набережной образуют мощные архитектурные ансамбли с использованием разницы уровней набережных и прилегающей полосы. Застройка разделяется широкими зелеными полосами, спускающимися к реке».
Согласно утвержденным в 1935 году материалам нового Генплана Москвы детальное проектирование рассматриваемого района велось в Мастерских Моссовета, а позже в Моспроекте-1 в течение нескольких десятилетий. В работе принимали участие архитекторы М.И. Синявский, В.И. Долганов, А. Быстицкий, М.П. Коржев и др. Однако проекты эти были воплощены лишь фрагментарно.

В 1948 году благодаря усилиям П.Д. Барановского началась реставрация Крутицкого подворья (к моменту начала реставрационных работ почти все здания комплекса были перестроены и обезличены; например, Воскресенскую церковь в 1936-1938 гг. надстроив, превратили в жилой дом).

После изменения в 1950-е гг. направленности в архитектуре и строительстве в 1950-80-е гг. были скорректированы многие положения Генплана 1935 года и радикально изменены принципы застройки жилых районов. Ориентация на индустриальное жилое домостроение привела к отказу от индивидуального решения отдельных городских фрагментов и тем самым к существенной утрате уникального облика района, связанной также с массовым сносом исторической застройки и изменением уличной сети, которое было осуществлено в 60-80-е годы. В это время были утрачены характерные виды на архитектурные ансамбли монастыря и подворья.

Восстановительные работы в Новоспасском монастыре начались с момента постановления Совета Министров РСФСР от 28 марта 1968 г. об организации в монастырском комплексе Музея истории реставрации. В связи с этим здесь обосновалось крупнейшее реставрационное объединение «Союзреставрация». В 1970-е гг. для кварталов, включающих Крутицкое подворье и Новоспасский Монастырь были разработаны зоны охраны. Благодаря комплексным реставрационным работам большая часть монастырских построек была восстановлена уже к 1991 г. – моменту возрождения здесь ставропигиального мужского монастыря.

Новоспасский монастырь попал в центр дискуссии о месте захоронения останков царской семьи. Сюда в специальную часовню перенесены из Кремля останки Великого Князя Сергея Александровича Романова, убитого в 1905 году террористом Каляевым.

К концу ХХ века на рассматриваемой территории рядовая историческая застройка сохранилась лишь на участках между Крутицким подворьем и проездом от Новоспасского моста (3-й Крутицкий переулок) к пл. Крестьянской (бывшей Спасской) заставы и на участке, ограниченном Новоспасским проездом, Крутицким валом и 2-м Крутицким переулком. Вся территория между Симоновским валом и долиной Москвы-реки, включая и место пороховых складов, перепланирована и заполнена многоэтажной застройкой 1930-1970-х гг. Многоэтажная застройка заняла большую часть рассматриваемой территории. Однако сохранившаяся выразительность природного ландшафта – живописный рельеф излучины Москвы-реки – по-прежнему является основой, объединяющей древние ансамбли и создающей систему визуальных связей.

Список источников:

Алтухов А.С., Трубецкая Е.В.
При составлении пояснительной записки были использованы материалы научно-исследовательской работы П.Д. Барановского. Главное архитектурно-планировочное управление Мосгорисполкома. Моспроект-3, Мастерская № 7: Охранная зона, комплекса памятников архитектуры. 1. Новоспасский монастырь, XV- нач. XIX в.в. И церковь Сорока мучеников. 2. Крутицкий дворец, XV-XIX в.в. Москва, 1965 г. (ТОО «ЦИГИ» архив, №133 от 8.06.1994г.)

Борисенко К.А., Кондратьев И.И., Горбачев Н.Д., Крылова Н.А.
Центр историко-градостроительных исследований. Материалы историко- градостроительног опорного плана и ландшафтно-визуальный анализ территории на пересечении улицы Симоновский вал и Саринского проезда. Москва, 1990.

Диденко П., Натальченко А. «Ведущий район москвы». «Строительство Москвы»1933. №10.

Долганов В. «Магистраль промышленных гигантов». «Строительство Москвы» 1933.№ 7.

Макаревич Г.В., Альтшуллер Б.Л., Вавакин Л.В., Добровольская Э.Д., Кириченко Е.И., Подъяпольский С.С., Посохин М.М., Савин А.А.
Памятники архитектуры Москвы. Юго-восточнвая и южная части территории между Садовым кольцом и границами города XVIII века (от земляного до Камер-Коллежского вала). Москва, 2000

Морозов К.К. Памятник архитектуры – Новоспасский монастырь. Москва, 1982.

Никулина Е.Г., Крымова В.И., Кузнецова С.Е., Савина Е.А.
Моспроект-2, Мастерская №17. Историко-архитектурное обследование центра Москвы.
Историко-архитектурный опорный план. Ул. 1-ая Дубровская, дд. 4, 4а, 4б, 6, 6а, 6б, ул. Дубровская, дд. 2, 4, 6, 8, 10, ул. Мельникова, дд. 14, 16, том 1. Москва, 1998.

Пастернак Б.Е., Плужникова М.А., Царева Т. В., Плужникова М.А., Тимофеева Ю.В., Ашкинадзе Г.Б.. Карпова Л.В., Кондратьев И.И. Борисенко К.А.
Копания «УРБИС ЛТД». Историко-градостроительные исследования территории, прилегающей к Новоспасскому монастырю, Новоспасскии переулок, д. 7. Москва, 1992.

Правительство Москвы, Комитет по архитектуре и градостроительству г. Москвы, Главное архитектурно-планировочное управление. Конкурс на архитектурно-градостроительное решение площади Крестянской заставы, Приложение I, задание на проектирование, историко-архивная справка. Москва, 1997.

Прохоренко М. Н. (гл. Ред.). Исторические планы Москвы, выпуск I-III. Москва, 1997.

Семенов В. «Москву планировать и планово застраивать». «Строительсво Москвы»1933. № 9.

Сытин П.В., Труды музея истории и реконструкции Москвы. История планировки и застройки Москвы. Том II, Москва, 1954.

Распечатать статью Распечатать статью

1 комментарий

"Воскресенскую церковь в 1936-1938 гг. надстроив, превратили в жилой дом" есть фотографии?

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *