Аптека

табличка при входе в аптеку

3-го октября на углу Малой Бронной и Спиридоньевского переулка состоялось импровизированное открытие отреставрированной летом аптечной вывески 20-х годов. Был оркестр, шампанское, перерезалась ленточка. Архнадзор неоднократно писал об этой всенародной акции, попробуем подвести промежуточные итоги. Промежуточные по той причине, что воодушевленные результатом участники решили продолжить реставрацию оставшихся под слоями современной краски надписей на доме, а сам дом ждет обретения охранного статуса. Первая цель нашей публикации – еще раз поблагодарить всех, кто приложил руку к этому благородному делу, назвав их по возможности поименно.

Но есть и вторая цель, не менее важная. На примере такой, на первый взгляд незначительной детали как восстановление исторической аптечной вывески мы хотим показать, как обогатили реставрационные работы дом, перекресток, город и всех жителей этого города. Предлагаем вниманию читателей краткий отчет научного руководителя реставрации Натальи Алексеевны Ковалевой и рассказ краеведа Татьяны Воронцовой о студенческих кооперативах, фигурирующих на вывеске.

 Вывеска «АПТЕКА» на Малой Бронной, д. 22

черная надпись 20-х годов и более ранняя светлая надпись под ней

Н. А. Ковалева, художник-реставратор высшей категории отдела монументальной живописи Государственного НИИ Реставрации  

Вывеска «Аптека» (и дополняющие ее надписи) расположены на трех (из пяти) сторонах-гранях эркера непосредственно под окном второго этажа над входом в помещение Аптеки и  выполнена в технике клеевой живописи по штукатурке. Роспись была раскрыта и частично освобождена от поздних покрасок во время ремонтных работ в июне 2012 г. По всем признакам вывеска относится к 20-м годам ХХ вв. Ранее центральная часть эркера  была закрыта накладным коробом с надписью «АПТЕКА» – есть фотография 60—х годов. Общая площадь росписи всех трех граней эркера составляет около 5 кв.м. Вверху надписи, под жестяным скатом подоконника выведен трехступенчатый карниз общей толщиной около  5-ти см.

Штукатурка однослойная, известково-цементная, относительно прочная, крупнозернистая, наполнитель – крупный песок. Имеются разных размеров трещины и утраты штукатурного основания и красочного слоя. Есть очаги отслоения и распыления грунта.

В некоторых местах под краской удалось обнаружить наличие   очень тонкого белого слоя, возможно — всего лишь предварительной белой покраски стены, нанесенной перед выполнением росписей. Тем не менее, все же можно предположить, что это «грунт под росписи», своего рода левкас, который можно отнести к живописи  первого периода.

Рабочими, производившими ремонт фасада,  была удалена значительная часть зеленой краски, скрывавшей росписи ранее, при этом   верхние слои штукатурки и красочная поверхность получили повреждения в виде многочисленных сколов, выщербленностей, царапин и  потертостей, тогда же значительная часть верхнего слоя красок была утрачена.

Состояние штукатурного грунта и красочных слоев, таким образом,  можно было определить как остро-аварийное: кроме механических повреждений имелись очаги расслоения и частичного распыления, пятна ржавчины, образовавшиеся вследствие соседства с многочисленными вставками  металлических конструкций, шурупов и гвоздей, поверхностные высолы и копоть.

Ситуация в значительной степени осложнялась также тем, что роспись была разновременной, то есть существовали   надписи, нанесенные  в разное время, одна поверх другой.

Исходя из результатов визуального обследования состояние живописи, размываемой, к тому же,  дождями, было определено, как «остро аварийное», и по договоренности с владельцем Аптеки было принято решение об аварийной  консервации росписи эркера.

Для  консервации росписи Е.Л.Малачевской — зав. Химико-технологической лабораторией ГосНИИР МК РФ был предложен метод с использованием кремнийорганического состава «Акрисил».

План аварийно-консервационных работ:    

  1. Полное исследование росписи, определение приоритетов в плане сохранения содержания вывески.
  2. Удаление остатков покрасок, загрязнений, высолов, копоти, пятен ржавчины, обезжиривание поверхности.
  3.   Антисептическая обработка поверхностей.
  4. По мере расчистки красочной поверхности – укрепление с применением разработанной в ГосНИИР методики использования кремнийорганического состава «Акрисил» в смеси Изопропилового и Этилового спиртов.
  5. Зачистка и обезжиривание трещин и утрат штукатурки.
  6. Первичное укрепление авторских красочных слоев, трещин и утрат  растворами Акрисила.
  7. Мастиковка трещин и утрат доделочной мастикой.
  8. В пределах утрат красочного слоя — тонирование акварелью.
  9. Укрепление красочной поверхности раствором Акрисила.
  10. Нанесение защитного покрывного слоя с применением кремнийорганического состава «Розокор».
реставраторы

Работы выполнялись в качестве производственной практики студентками Реставрационного отделения  МГХПА им. Строганова Екатериной Дмитриевой  и Мариной Гавриченко под руководством художника-реставратора высшей категории Отдела монументальной живописи ГосНИИР Н.А.Ковалевой.

     О шрифтах:

Слово «АПТЕКА», начертанное прописными — ранее черными буквами,  расположено на  центральной грани эркера. Прослеживаются два периода  исполнения надписи, но первоначальный  читается плохо: слабо видны только остатки двух букв, выполненных более узким и традиционным шрифтом с чуть голубоватой окраской.  Окончательный вариант надписи исполнен изящным почерком, явно ведущим свое происхождение от шрифтов стиля «Модерн», модного в начале ХХ в.

студенТческих - надпись с орфографической ошибкой

На боковых плоскостях   располагались надписи, нанесенные в три строки:  на  левой — «централ. бюро студентческих кооперативов», на правой — та же надпись, но слово «студенческих» — исполнено уже без ошибки (без буквы «т» в середине).

Однако, под тремя строками надписей на обеих боковых гранях  хорошо видно крупное, занимающий  почти всю площадь изображение: «№53». Примечательно, что до нас не дошло полностью утраченное красочное покрытие этих цифр: видна только серая поверхность штукатурки и остатки более поздних шрифтов.  Лишь по микроскопическим следам можно заключить, что   цифры были черными (или темно-серыми).

Владелец здания предлагал не сохранять «№53», под предлогом того, что  «теперь у Аптеки другой номер», однако, по согласованию с ним,  нами все же было принято решение сохранить это изображение, как своеобразную «тень» прошлого, восстановив расположенные поверх нее более поздние надписи с использованием тонирования  утрат красочного слоя акварелью.

вывеска в процессе реставрации

Исходя из проведенных наблюдений можно полагать, что дошедшие до нас надписи создавались в несколько этапов  в разное время,  начиная  примерно с 20-х гг. ХХ в. Возможно, они поновлялись и  теперь представляют собой, таким образом, по меньшей мере, две надписи, нанесенные одна поверх другой. Начертания прописных букв на центральной грани эркера и  строчных — на боковых принадлежат не только к разным шрифтам, но  и внутри каждого почерка имеют существенные отклонения от канона, например, в основной надписи заглавная буква «А» выполнена с «циркульным» начертанием переднего штриха, а вторая «А» в этом же слове — лишь с небольшим его скруглением. Все буквы надписей сопровождаются элементами объемного моделирования. «Тени» надписи «Аптека» имеют толщину, близкую толщине букв и располагаются с отступлением на расстояние около 1 см. от основного штриха.

Буквы надписей на боковых гранях эркера тоже имеют имитацию объемности, но уже выполненную в виде тонкого контура, также нанесенного с небольшим отступлением от основного штриха буквы. В этой части надписи особого внимания заслуживает начертание буквы «О» — с горизонтальным верхним штрихом. Аналогов такому начертанию буквы «О» мы пока не нашли.

образец шрифта

Таким образом, можно утверждать, что «№ 53» на боковых гранях эркера и первоначальная надпись «АПТЕКА», выполненная более высокими буквами голубоватого оттенка, относятся к более раннему, возможно — к первому периоду, а дошедшая до нас надпись в стиле «Модерн», выполненная черной краской к более позднему, возможно – ко второму.

Очевидно, что художник, исполнивший вывеску последнего периода, использовал собственную сборно-компилятивную модификацию различных «модных» в начале ХХ в. декоративных шрифтов, и в основе этих надписей  лежат разные почерки стиля «Модерн». Шрифты надписей, таким образом,  можно характеризовать, как декоративные авторские модификации стиля «Модерн».

Большую помощь в определении происхождения шрифтов, которыми была исполнена вывеска, оказали консультации Марии Петуховой — художника-оформителя, специалиста по шрифтам.

закрашенная надпись а боковом фасаде

На боковой стене здания, выходящей  в переулок, мы  также застали остатки надписи «АПТЕКА», выполненной еще более крупными буквами на протяжении почти 5 м. шрифтом, сходным с буквами “А» основной вывески,   но исполненным гораздо более строгим и  организованным почерком, также – с использованием приемов объемного моделирования.

К сожалению, владелец Аптеки отказался предоставить нам время для консервации этой надписи, она была прогрунтована и закрашена.

Возможно, на крайних, ныне закрашенных,  гранях эркера когда-то также располагались либо орнаментальные заполнения, либо рисунки медицинского характера.

 

Татьяна Воронцова, краевед, проект «ПрогулКИНО»

Студенческие кооперативы.

Еще до Октября 1917 года студенчество, притом не только его материально бедствующая часть, но и средне-обеспеченное, количественно преобладавшее среди студентов высшей школы, с энтузиазмом, свойственным молодежи, активно занялось собственным материально-бытовым обустройством. Коллективные усилия на этом поприще корпоративной жизни обрели очертания движения по созданию всевозможных организаций «самопомощи».

Наряду с землячествами, биржами (бюро) труда, кассами и обществами взаимопомощи, студенческими столовыми, в основном возникшими еще в 60–90-е гг. XIX в., в начале ХХ столетия стали появляться общества, по своей организационной форме напоминающие учреждения кооперативного типа (потребительские общества, лавочки, магазины, издательства учебных пособий).

Наиболее распространенным типом студенческого кооператива были торгово-закупочные предприятия (магазины и лавочки), снабжавшие студентов предметами первой необходимости по льготным, в сравнении с общерыночными, ценам. Рентабельность этих предприятий основывалась на так называемой скидочной системе.

Студенческие кооперативы создавались в крупных ВУЗах страны, были попытки создания общегородских кооперативов. Любопытно, что такая форма самопомощи оказалась востребована и после революции.

надпись без орфографической ошибки

После реформы образования в ноябре 1918 г., когда была отменена плата за обучение в вузах, установлены денежные стипендии для нуждающихся студентов, свет увидело еще одно постановление НаркомПроса, призванное помочь высшей школе выйти из сложной финансовой ситуации: отныне всеми студенческими делами ведают сами студенты. И тут студенческую кассу вновь стали пополнять доходы от кооперативов. Практически у каждого ВУЗа был свой кооператив, а то и не один. Только студенческий кооператив при Московском университете имел свои мастерские по пошиву одежды, обуви, столовые, магазины, обслуживал около четырех тысяч клиентов, причем цены тут были на четверть ниже государственных и все это на кооперативных началах!

Пышным цветом расцвела студенческая кооперация   в годы НЭПа. Конечно, не  обошлось без управляющего органа  — так появилось Центральное Бюро Студенческих кооперативов. Организация, помогала студенческим кооперативам с поиском торговых площадей, с оформлением бухгалтерской документации, а так же открывала свои торговые точки на кооперативных началах – по большей части это были книжные магазины, аптеки и аптечные киоски.

директор аптеки перерезает красную ленточку

P. S.

Огромное спасибо Павлу Эйлеру, первому обнаружившему надпись, Александру Можаеву, заставившему всех что-то делать для ее спасения,  Елене Алексеевне Шишковой,  директору аптеки, Александру Усольцеву и Наталье Тарнавской, организовавшим сбор денег, всем кто эти деньги приносил и переводил на яндекс-кошелек, Марине, Кате и Наталье Алексеевне, чьими руками вся красота и была сделана.

Фотографии Татьяны Пелипейко ДмитрияЛазарева и Натальи Алексеевны Ковалевой.

 

Распечатать статью Распечатать статью

9 комментариев

Замечательно, что удалось восстановить. Повезло, что там и сейчас - аптека, иначе бы не согласились. Но вот в объявлении - чем отличаются москвичи от граждан столицы?
Регистрацией? )) Там, конечно, лучше бы смотрелось тире или без слова "москвичей" вообще. Потому как эта инициатива - определенно гражданская общественная акция.
Повезло с хозяйкой аптеки. Сейчас весь бизнес в руках лиц с темным прошлым и соответствующим вкусом.
Очень приятное событие в нашей московской жизни. Я тоже внесла малую толику в это благородное дело, правда, намного меньше, чем хотелось бы. А москвичи и граждане столицы (на памятной доске), конечно же отличаются друг от друга. Москвичи (московские уроженцы) деньги собирали, помогали, чем могли; граждане столицы (живущие сейчас в Москве), по-видимому, тоже не отставали. Вот так граждане столицы могут стать москвичами.
Хорошая новость! А надпись на боковой стене потом будет возможность восстановить, или она все, потеряна?
Возможность есть, хотя задача сильно усложнена и надпись, конечно, пострадала от ещё одной покраски. Здесь понадобится установка лесов на тротуаре, а для этого необходима помощь официальных органов в её согласовании. Так же возможно воссоздание надписи "Зубной доктор" на втором эркере со стороны Бронной - в результате улица получила бы не фрагмент, а целый комплекс исторических вывесок по обоим фасадам дома.
Замечательно! Хоть одна приятная новость. Только зачем оставили безвскусный внестильный зеленый короб "Аптека" под эркером?
По нормативам надписи требуется подсветка, а кто возьмётся согласовывать для исторической вывески новую электрику - мы такого богатыря не знаем..
А теперь, по информации телеканала "Россия1", там будет ресторан и помещение уже передано новому собственнику. Сотрудники аптеки выезжают. Что будет с вывеской? И где наш новый мэр?

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *