Небесный огонь в Лядинах

В результате катастрофического пожара ансамбль Лядинского погоста лишился одной из двух церквей и колокольни. О причинах драмы размышляет Матильда Мортон, соавтор книги «Деревянные русские церкви», изданной в Лондоне в 2012 году.

Опубликовано Opendemocracy.net

При советской власти, преследовавшей церковь и стремившейся физически уничтожить духовенство и храмовые постройки, в ходу были все возможные методы. Церкви сносили и сжигали, священников сажали в лагеря и расстреливали, иконы рубили на дрова, из них делали сани и корыта, а иногда также расстреливали как людей. По словам историка архитектуры Михаила Михеева, теперь главным врагом деревянных храмов являются безразличие и отсутствие заботы. Последние оставшиеся деревянные церкви России находятся в серьезной опасности, об этом свидетельствуют и российские реставраторы, и иностранные путешественники, побывавшие на русском севере.

ПАСХАЛЬНЫЙ ОГОНЬ

Часто деревянные церкви гибнут в огне. Иногда причиной является брошенный окурок, иногда пожар возникает из-за неисправной печи или обвалившегося дымохода, и слишком часто причиной пожара оказывается молния.

В этом году беда случилась 5 мая, в пасхальное воскресенье, когда две части уникального трехчастного ансамбля в Лядинах, близ Каргополя в Архангельской области были уничтожены пожаром. «Тройник» (летняя церковь, зимняя церковь и колокольня) был последним подобным памятником, сохранившимся в Каргополье и одним из всего лишь четырех на всю Россию. На сегодня их осталось три.

Великолепная Покровско-Власьевская церковь 1761-го года постройки загорелась от удара молнии и сгорела дотла. Со слов очевидцев, два разряда молнии одновременно ударили в деревянный крест, горящие фрагменты креста зажгли купол. Дождя не было и огонь быстро охватил весь шатер.

Первые сообщения о пожаре поступили в 20:45 по московскому времени. Несмотря на не лучшее состояние дороги, две местные пожарные команды прибыли в течение получаса. Но даже с пятью пожарными машинами, 14 пожарных не смогли справиться с огнем из-за высоты церкви. Огонь охватил храм целиком, а затем перекинулся на стоящую рядом 20-метровую колокольню. Площадь пожара достигла 400 квадратных метров. В пять минут первого пожар удалось локализовать. Благодаря усилиям пожарных была сохранена кубоватая двенадцатиглавая Богоявленская церковь 1793 года постройки с уникальным веерным крыльцом.

Сразу же возникли многочисленные спекуляции и попытки толковать катастрофу, произошедшую на Пасху. Многие видят в произошедшем божественное возмездие, кто-то говорит о поджоге, кто-то о гигантской шаровой молнии. Но можно ли было предотвратить пожар?

По-видимому, Покровско-Власьевская церковь имела молниеотвод, установленный в 2009 году, и, по-видимому, он был должным образом закреплен и заземлен. Очевидно, что все деревянные церкви должны быть оборудованы молниеотводами, но, к сожалению это не всегда так. Было высказано предположение о том, что в действительности может быть более эффективным строительство отдельно стоящих мачт – громоотводов возле высоких деревянных церквей.

Но российский краевед Александр Можаев утверждает, что и этого недостаточно, остро необходимо более серьезное противопожарное оборудование – водонапорные башни, насосы, лестницы, пожарные рукава, а также профессиональные пожарные, находящиеся поблизости от пожароопасных шедевров.

ОБЫЧНЫЙ СЦЕНАРИЙ

Хотя в данном случае скорость приезда пожарных не была решающим фактором, произошедшее укладывается в обычный для таких памятников сценарий. Путешествуя в этих краях, постоянно слышишь истории об уничтожении деревянных церквей огнем. Огонь возникает то в результате поджога, то по человеческой небрежности, иногда он спускается с небес. В Верхней Мудьюге (в Архангельской области), к примеру, мы услышали такой рассказ: «здесь раньше был великолепный трехчастный ансамбль, но случился пожар… Мы пытались потушить его, но не могли сделать ничего, церкви вспыхивали как свечи… когда пожарные добрались сюда, все уже сгорело». В данном случае (произошедшем в 1997 году), шансов противостоять огню почти не было – до ближайшей пожарной станции в Онеге 70 километров. Как выяснилось, причиной пожара стали подростки, курившие в заколоченном храме.

Положение деревянных церквей в деревнях российского севера кажется довольно безнадежным, в первую очередь по причине их обезлюдения. Многие деревни, имеющие какое-то население летом, стоят всю зиму абсолютно пустыми. В мои посещения Лядин возникало ощущение, что здесь есть надежда на сохранение церквей благодаря усилиям нескольких людей, которые полны решимости не допустить смерти родной деревни. Важнейшей фигурой здесь является Любовь Борисовна, присматривающая за церквями и погостом. Вместе с другими местными жителями она помогает содержать кафе и музей, в котором местные дети и посетители могут освоить традиционные ремесла. В последние годы Лядины, в отличие от большинства русских деревень, стали привлекать туристов. Знаменитый трехчастный ансамбль поддерживал небольшой, но постоянный поток местных и даже иностранных посетителей.

Одной из интереснейших особенностей, характерных для северных русских церквей, является их так называемое «небо». Это низкий расписной потолок, составленный из деревянных панелей, предназначенный для сохранения тепла в храме. «Небеса» традиционно покрываются изображениями «небесного воинства» — ангелов и святых. В Покровско-Власьевской церкви сохранялось двенадцатичастное «небо» с изображениями четырех евангелистов, архангелов и ангелов, а также ценное собрание икон.

ЛЮДСКАЯ ЗАБОТА

Когда я впервые встретила Любовь Борисовну в 2006 году, она поделилась своими детскими воспоминаниями. Однажды она была свидетелем того, как иконы из Лядинских храмов целый день грузили в кузов грузовика. Произведения местных живописцев были вывезены «на хранение». Большинство затерялось в запасниках музеев, некоторые попали в экспозицию в Архангельске, а одна из икон – в Эрмитаж. Любовь Борисовна слышала, что какие-то иконы из Лядин продавались на аукционе в Лондоне. Как это часто бывает, жителям удалось спрятать и сохранить некоторые иконы, а после перестройки вернуть их в церкви на свое место в иконостасе.

Я интересовалась состоянием Любови Борисовны после произошедшего, но никто из общих знакомых не посмел побеспокоить ее телефонным звонком. Могу только представить, как опустошена она была произошедшим. Такая потеря сродни потере близкого человека. Но прошла неделя, и мне удалось с ней поговорить. Она подавлена, но для меня всё же было облегчением услышать ее слова о том, что это «как будто лишиться дома». Я пытаюсь убедить ее, что огонь не наказание от Бога, а лишь несчастный случай, а про себя проклинаю бедность и разруху российской деревни и, прежде всего, безразличие государства.

Архитектор-реставратор Борис Лурье заявил, что значительная доля вины за произошедшее лежит на Министерстве культуры, ответственном за сохранение погоста в Лядинах, памятника федерального значения. Борис Лурье полагает, что даже несмотря на то, что был установлен громоотвод, он не был исправен и не подвергался регулярным проверкам. Он призывает к выделению средств для воссоздания утраченных памятников и для дальнейшей реставрации не пострадавшей в огне Богоявленской церкви «прямо сейчас» .

Любовь Борисовна рассказывает, что всю неделю ей звонят люди и предлагают помощь и деньги на восстановление сгоревших храма и колокольни. Местные жители тем временем собираются обратиться к властям с просьбой о выделении бюджетных средств. По словам Бориса Лурье, такие просьбы повторялись в течение последних десяти лет, но деньги на реставрацию выделены так и не были.

Воспоминание детства Любови Борисовны странным образом повторилось в день трагедии: она и другие селяне, включая детей, выносили из горящего храма иконы. Игорь, муж Любови даже пытался спасти расписные панели «небес» храма, но не смог снять ни одной… Его и Любовь Борисовну вынесли из горящей церкви пожарные. Спасти от огня удалось 36 драгоценных икон. Как и десятки лет назад, иконы были увезены «на хранение».

Комментарий Ричарда Дэвиса, автора фотографий книги «Русские деревянные церкви» (Л., 2012): 

— Главный смысл нашего с Матильдой проекта — рассказать людям об этой уникальной архитектуре, пока не стало слишком поздно. Может быть, увлечь какого-то олигарха, может, государство. Примечательно, что все бедствующие храмы, представленные в нашей книге, вероятно, могли бы быть реставрированы по цене одного центрального нападающего «Челси».

Фотографии Ильи Гольберга (съёмка 1969 года).

Перевод Петра Мирошника.

Распечатать статью Распечатать статью

4 комментария

Таков уж у нас менталитет, что мы во всем всегда виним власть, государство; тогда как истинной причиной наших бед и разрухи, которую нам пока не удается преодолеть, является именно наше с вами безразличие ко всему, что не касается напрямую нашей собственной шкуры.
Какое наше что?.. В данном случае причиной стало тупо отсутствие должной пожарной техники в районе, а не какая чьянибудь шкура.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *