Незаконный снос в Сущевском тупике

20150404_163348

Заявление общественного движения «Архнадзор»

Первые апрельские выходные вновь ознаменовались незаконным сносом исторического дома в центре Москвы. На сей раз город на глазах лишается пятиэтажного доходного дома Н.Ф. Ржевского, выстроенного в Сущевском тупике в 1902 году (современный адрес – Сущевская ул., д. 16, стр. 8).

Начиная с утра субботы 4 апреля на режимной территории ВНИИ имени Духова три экскаватора начали сносить здание. Уже к полудню воскресенья от внушительного дома оставалась лишь половина. Вопрос о сносе дома никогда не рассматривался на заседаниях Комиссии при Правительстве Москвы по вопросам градостроительной деятельности в границах зон охраны и достопримечательных мест, только по решениюю которой, согласно городским нормативным актам, возможен снос зданий в Москве. На объекте отсутствует какая-либо разрешительная документация.

К вечеру 5 апреля активистам «Архнадзора» удалось с помощью полиции добиться приостановки работ по сносу. Координатором “Архнадзора” направлено заявление на имя вице-мэра Марата Хуснуллина, председателя Комиссии по градостроительной деятельности.

Отметим, что только в 2015 году это уже далеко не первый случай, когда осуществляется самовольный снос исторического здания в отсутствие каких-либо разрешительных документов. Так, в начале января снесено здание во владении 15 по Болотной набережной. В феврале в Милютинском переулке, 4, где компании ООО «Редут» разрешили лишь осуществить ремонт и покраску фасада дома бывшего владения церкви архидиакона Евпла, был произведен снос здания с помощью отбойных молотков. Таким же образом действовали строители и на Немецком рынке, где по адресу Ладожская ул., д. 11/6 был снесен дом купчихи Матрёны Петровой, датируемый началом XIX века. В обоих случаях ОАТИ было приостановлено действие ранее выданных ордеров и выдано предписание на остановку работ. Компаниям грозят незначительные для них штрафы, а незаконные сносы продолжаются.

Справочно: Дом в Сущевском тупике построил Николай Федорович Ржевский, преподаватель частной женской гимназии и член Московского отделения императорского русского технического общества. Жена Николая Федоровича – Антонина Леонардовна Попова – была художницей. В разные годы она состояла в Московском обществе любителей художеств, Ассоциации художников революционной России, Объединении художников-реалистов и участвовала во множестве престижных выставок. Ее картину «Веселая минутка» для своей галереи в 1897 г. приобрел П.М.Третьяков. Для своей супруги Николай Федорович выстроил на верхнем этаже этого дома остекленную художественную мастерскую, где у нее на чаепитиях бывали многие художники-современники. В советское время дом надстроили двумя этажами и разместили в нем научный институт.

Распечатать статью Распечатать статью

9 комментариев

Осенью 1913 года Василий Алексеевич Ватагин обвенчался с дочерью художницы Антонины Леонардовны Ржевской — Антониной Николаевной. У них было две дочери Ирина и Наталья. Наталья Васильевна Истратова-Ватагина преподавала в художественной школе №3, которая теперь носит имя её отца.
А что в итоге с домом купчихи Матрёны Петровой на Ладожской, поподробнее пожалуйста: была информация что снесен второй этаж...
Константин Чаморовский больше года назад   Изменить
Дом Матрёны Петровой практически полностью снесён "маловменяемым" застройщиком, несмотря на все предписания и штрафы. Выяснилось, что в основе дома - каменные лавки, выстроенные в самом начале XIX в. купцом Санеевым на месте "питейного дома, называемого Ладожским".
За сносом снос, за сносом снос ... Чихать они хотели на все протесты градозащитников.
Какие 3 экскаватора снесли большую часть здания? Вы о чем??? Сразу видно, что люди не следят вообще за происходящем... Снос здания был начат в начале марта и была снесена четверть, затем начались проблемы с техникой, и на месяц снос затормозился... Там остовалась одна стена... Еслиб хотели бы защитить дела ли бы это раньше, а не когда осталось одна стена буквой "Г"... Да и информация о полиции искаверкана...
Какое здание? Оно разваливалось уже под тяжестью собственного бытия. Внутренние перекрытия были перестроены еще в советское время, но дом все равно разваливался. А где сотрудникам работать? Зона закрытая, а дом никому не нужен.
Фёдор Бартенев больше года назад   Изменить
Во, как. Дом, говорят, на режимной территории под охраной автоматчиков, которые и фотографировать-то не дают секретный объект. А тут, оказывается, целых два случайных человека про него столько знали, но упорно хранили свои знания для комментариев после сноса. А у меня есть два своих банальных наблюдения: 1. Обычно такие дома не любят разваливаться сами, как бы тяжело не оказалось их бытиё, поэтому на помощь им спешат группы экскаваторов. Ну а мысль - сделать всё по закону - в этой спешке просто не успевает нагнать хозяйственников. 2. Буква "Г" - это то, что в результате появляется на месте таких домов. Но в данный момент я размышляю над другим казусом: если осталась одна стена буквой "Г", то ничто не мешало быть ей когда-то буквой "П", и прямоугольником одна стена тоже бывает.
Да собственно, о чем можно тут говорить... Этот дом был перестроен в советские времена много раз... Если верить исторической справке то дом был построен 5-ти этажным, а снесен 7-ми, с тыльной стороны тогда же была изменена стена, по соображениям пожарной безопасности было достроено помещение с пожарной лестницей корявой наружности... От того за что люди боролись, как за якобы культурное наследие не осталось ничего...
Когда-то я спал на широченном подоконнике коммуналки этого дома - на 4-м этаже. Помню роскошные широкие лестницы, зеркала на каждом этаже и скрипучий лифт поднимавший жильцов в их комнаты. Запомнились длинные коридоры по которым мы гоняли на трёхколёсных велосипедах...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *