Домик на Плющихе

Анастасия Соловьёва

«Случалось ли вам, читатель, в известную пору жизни вдруг замечать, что ваш взгляд на вещи совершенно изменяется, как будто все предметы, которые вы видели до тех пор, вдруг повернулись к вам другой, неизвестной еще стороной?»
«Отрочество».  Л.Н. Толстой

Низенький, изуродованный вентфасадом дом, стоящий в глубине владения на улице Плющихе под № 11А (д. 11, стр. 6), ныне занимает 6-й Специализированный батальон ДПС ГИБДД, и выглядит дом не слишком симпатично. Но если обратиться к фотографиям начала XX века и порыться в истории, то домик окажется весьма интересным.

Одноэтажный дом с мезонином и вытянутым вглубь двора флигелем с самостоятельным входом имел и лепной фронтон, и различные украшения в виде пилястр, балясин, руста. За домом был большой сад и в совокупности они представляли замечательный образец городской усадьбы с милыми и уютными чертами, так искомыми в современной столичной среде.

С последнего года XIX века и до 1917 г. владелицей дома была почетная потомственная гражданка Анна Андреевна Глинская. При ней в глубине владения в 1910 г. был выстроен заметный шестиэтажный доходный дом (арх. С.В. Соколов, ул. Плющиха, д. 11). А дом с мезонином в 1913 г. арендовала частная женская гимназия Надежды Васильевны Мартыновой.

Дом № 11А, ул. Плющиха. Фото Э.В. Готье-Дюфайе, 1913 г.

И среди членов педагогического совета, и среди преподавателей гимназии были люди исключительные. Ученый, философ, в советское время профессор МГУ Борис Александрович Фохт преподавал в гимназии историю и был председателем Совета. Географию и физику преподавал Иван Константинович Траубенберг, ученый, стоявший у истоков создания крупных химических предприятий в России, переживший сталинский лагерь. Математику — Варвара Петровна Иевлева, оставившая память как один из организаторов и преподавателей теософской школы-коммуны Лидии Арманд. В 1938 г. Иевлева была репрессирована, но тоже выжила. Среди священников, преподававших закон Божий, был Василий Павлович Смирнов. В советское время он служил настоятелем Николо-Заяицкого храма и, конечно, тоже был арестован. Его расстреляли на Бутовском полигоне. В наше время Русская православная церковь прославила протоиерея Василия Смирнова в Соборе новомучеников и исповедников российских.

А еще раньше, в середине XIX века, в доме, тогда принадлежавшем жене генерал-майора Павла Алексеевича Ломоносова Елизавете Николаевне Ломоносовой, несколько лет жила семья доктора медицины, профессора Московского университета Александра Осиповича Армфельда. У них с женой Анной Васильевной, урожденной Дмитревской, было много детей, большинство из них Армфельды похоронили во младенчестве. Но на момент переезда в дом на Плющихе в 1848 г. детей было двое: Александр и Ольга.

Оба стали учеными: сын Александр — ученый-скотовод, один из первых членов Московского общества сельского хозяйства; дочь Ольга – ученый-ботаник, член-корреспондент Российской академии наук (одна из первых избранных женщин), путешественник, автор многочисленных научных работ, создатель уникального ботанического сада (не сохранился). Ее именем названо центральноазиатское растение Olgaea iljin.

Во многом благодаря страстной увлеченности дочери наукой Александр Осипович стал одним из немногих деятельных борцов за допуск женщин к получению высшего образования. Дети росли в замечательной обстановке, созданной разносторонними интересами отца. Помимо многолетней педагогической деятельности Армфельд увлекался поэзией и был дружен с выдающимися людьми своего времени. Среди них Н.В. Гоголь, С.Т. Аксаков, М.П. Погодин, М.С. Щепкин и др. Все они с удовольствием посещали квартиру Армфельдов на Плющихе.

В 1850 г. в этом доме у Армфельдов родилась еще одна дочь — Наталья. Ее судьба отлична от старших детей, она стала известной революционеркой-народницей. За активную антиправительственную деятельность Наталью неоднократно арестовывали, в конце концов она была осуждена на 14 лет каторги в Сибири. О смягчении ее участи неоднократно хлопотал, доходя до самых высших инстанций, сам Л.Н. Толстой. Но Наталья Армфельд умерла на каторге. А Лев Николаевич изобразил ее в образе революционерки Марии Щетининой в романе «Воскресение». И это не единственная связь Льва Толстого с домом на Плющихе.

11 января 1837 г. к дому прибыла процессия из телег, возков и колясок. В них находилось семейство Толстых, состоящее из графа Николая Ильича Толстого, к тому времени вдовца, его матери Пелагеи Николаевны Толстой, урожденной Горчаковой, и пятерых детей графа: Николая, Сергея, Дмитрия, Льва, Марии. Вместе с Толстыми прибыли Татьяна Александровна Ергольская, которая помогала воспитывать детей, учитель и гувернер детей Проспер Антонович Сен-Том и тридцать крепостных (портные, сапожники, белошвейки, кучера, повара, лакеи и др.). Граф Н.И. Толстой арендовал дом Д.Н. Щербачева на Плющихе для своей семьи. И этот дом стал первым московским адресом восьмилетнего Льва Толстого.

Во времена Толстых дом был с мезонином, одноэтажный, с большим подвалом и состоял из 11 комнат. Стоял во дворе, от улицы отделенный забором. Комнаты первого этажа с высокими окнами были парадными. Взрослые жили в комнатах, выходивших во двор и имевших более низкие потолки. Дети со своим гувернером размещались в мезонине, прислуга жила в подвальном этаже и пристройках. Пелагея Николаевна Толстая занимала флигель дома.

Семья прожила в доме полтора года до лета 1838 г. Этот период был особым в жизни Льва Николаевича Толстого. Здесь произошло его знакомство с Москвой и зародилось глубокое чувство любви к этому городу. В доме часто бывали гости, в том числе Мусины-Пушкины и Горчаковы. Для младших детей в доме начались систематические занятия, и у Льва произошли жесткие столкновения с учителем. В июне 1837 г. сюда из Тулы пришло известие о скоропостижной смерти отца, Николая Ильича, его дети остались круглыми сиротами. Через одиннадцать месяцев 25 мая 1838 г. умерла бабушка Пелагея Николаевна. Эта смерть глубоко потрясла Льва Толстого. Летом 1838 г. из-за сложного финансового положения семья переехала в более скромное жилище. Младших детей, в том числе Льва, увезли в Ясную Поляну.

События и впечатления, полученные Львом Толстым в этом доме, описаны им в повестях «Детство» и «Отрочество». По его собственному признанию, его первое пребывание в Москве оказало сильное влияние на становление его личности, послужило первым толчком для расширения и углубления его интереса к жизни других людей и общества. Именно здесь «в известную пору жизни» знакомые доселе вещи для юного Толстого «вдруг повернулись… другой, неизвестной еще стороной». Здесь, в этом доме, закончилось его детство.

Генеральной план императорскаго столичнаго города Москвы с сочиненнаго в Москве под смотрением инженер майора Горихвостова 1767 года уменшен в половину под смотрением полковника Дьякова 1768 года в Санктпетербурге. (Фрагмент)

А история дома уходит еще дальше. Первым известным его владельцем (как минимум с 1818 г.) является подполковник Дмитрий Николаевич Щербачев. В конце 1760-х — 1770-х гг. он воспитывался в Сухопутном шляхетном кадетском корпусе, где познакомился с Дмитрием Александровичем Яньковым, мужем Елизаветы Петровны, урожденной Римской-Корсаковой, знаменитой «бабушки Благово». Елизавета Петровна с благодарностью вспоминает Д.Н. Щербачева в мемуарах. Один из представителей рода Щербачевых, Олег Вячеславович Щербачев, в настоящее время является предводителем Российского дворянского собрания.

А первые сведения о самом доме относятся к 1767 г., когда его местонахождение и объемы были зафиксированы на Генеральном плане Москвы 1767-1768 гг. (план Горихвостова). На Прожектированом плане Москвы 1775 г. дом изображен без изменений. В пожар 1812 г. дом, возможно, и понес некоторые потери, а затем подвергся ремонту, но на планах 1817, 1852 и 1911 г. ни местоположение дома, ни его основные объемы не изменились по сравнению с 1767 г. Таковы они и в 2016 г.

Дом в 1914 году

В парадном фасаде здания отсутствует симметрия. Центральная ось, отмеченная мезонином, не поддержана окнами первого этажа, ритм которых неровен. Асимметричность главного фасада связана, по-видимому, с первоначальной планировкой постройки середины XVIII в.

Все это еще предстоит тщательно изучить специалистам, потому как по-настоящему научная жизнь дома только начинается. До сих пор в доме не проводились натурные исследования и реставрация, он не числился в реестре объектов культурного наследия и не имел никакого охранного статуса. Именно поэтому несколько лет назад он оброс металлической чешуей и приобрел нынешний непримечательный облик.

По результатам рассмотрения заявления о придании статуса памятника 22 июня 2016 г. Департамент культурного наследия издал приказ №472 о включении здания в перечень выявленных объектов культурного наследия. И теперь на законных основаниях дому на Плющихе необходимо вернуть и подобающий вид, и заслуженную славу.

Распечатать статью Распечатать статью

4 комментария

Настя- замечательно!!!!!
Как здорово ,спасибо за труды и сохранение наследия,успехов и впредь!
Какая прекрасная статья- все четко, конкретно, в строгой исторической последовательности! И как будет здорово, если дом отреставрируют!
Такая работа! Здорово. Это не велосипедные дорожки и пешеходные зоны, и церковный ново (беспре) дел. Без прошлого нет будущего.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *