Вечная память

p-dmitriev

История московского профессора-археолога Павла Алексеевича Дмитриева, пошедшего добровольцем на Великую Отечественную войну

Виктор Курасов

Исследовательская деятельность и сбор материалов с целью постановки памятников архитектуры на государственную охрану — одно из важных направлений работы «Архнадзора».

Благодаря исследовательской работе Анастасии Соловьевой дом 2А по Ружейному переулку был включен в перечень выявленных объектов культурного наследия. Теперь он числится в реестре московских памятников как «Доходный дом купца Н.С. Титова, 1914 г., архитектор М.А. Исаков. Здесь в 1920-1940-е гг. жили ученые-археологи Е.Н. Липеровская и П.А. Дмитриев».

В этой статье я хочу рассказать о непростой судьбе ученых-археологов Е.Н. Липеровской и П.А. Дмитриева, чьи имена столь тесно связаны с домом в Ружейном переулке.

dmitrievyi-tyumen-27-god

Павел Алексеевич Дмитриев и Елена Николаевна Липеровская познакомились на археологическом отделении факультета общественных наук (ФОН) Московского государственного университета. Оба были учениками профессора кафедры археологии Василия Алексеевича Городцова.

После окончания ФОН Московского университета в 1925 г. П.А. Дмитриев прошел аспирантуру Археологического отделения Института археологии и искусствознания РАНИОН, окончив ее защитой диссертации на тему «Шигирская культура на восточном склоне Урала». Вся научная деятельность П.А. Дмитриева, помимо Института истории материальной культуры, была тесно связана с Государственным историческим музеем, в котором он работал много лет, последовательно заведующим отделом оружия, заведующим фондами и ученым секретарем. В 1927 году Павел Дмитриев и Елена Липеровская поженились.

foto-a-a-frolova-1996-g

Дом 2А в Ружейном переулке, где в 1920-1940-е гг. жили Е.Н. Липеровская и П.А. Дмитриев

Началась обычная семейная жизнь научных сотрудников – трудовые будни, исследовательская, полевая и общественная работа, родилось четверо детей. Павел Алексеевич начал работать над докторской диссертацией, посвященной древней истории Урала. Все шло своим чередом до 22 июня 1941 года. Война всё, раз и навсегда, изменила в их жизни.

Из-за сильной близорукости (-11) П.А. Дмитриев не был военнообязанным, но в первые же дни войны решил пойти на фронт.

Из «Дневника войны» сотрудницы Государственного исторического музея (ГИМ) М.М.Денисовой:

«3/VII — 41 г. Сталин призвал к организации народного ополчения…
4/VII — 41 г. Наша музейная интеллигенция почти полностью вступила в народное ополчение. Пошел кандидат археологических наук П.А. Дмитриев, оставив четверых маленьких детей, …
Дмитриев осуждал одну нашу сотрудницу, защищавшую в эти дни диссертацию. «Какая может быть теперь наука? Все, все на защиту Родины». И он пошел первый.»

По воспоминаниям родственников П.А. Дмитриева, ему, как белобилетнику, семейному с детьми, предлагали остаться и заняться организацией эвакуации ценных фондов ГИМ, но он отказался.

Павел Дмитриев вступил в Первую дивизию народного ополчения (с 15.07.1941 — 60-я стрелковая дивизия), сформированную в Ленинском районе Москвы. В середине июля дивизия совершила переход по маршруту Медынь — Юхнов — Спас-Деменск. В письме жене oт 28 сентября 1941 г., хранящемся у его детей, он сообщил, что зачислен красноармейцем 1281-го стрелкового полка.

Попав в окружение под Спас-Деменском, дивизия стала пробиваться к Вязьме, где также попала в окружение. Дальнейший выход из окружения остатков дивизии происходил группами. Отдельные подразделения 60-й стрелковой дивизии, непрерывно ведя тяжелые бои, снова и снова попадая в окружение и вырываясь из него, отходили в направлении Вязьмы и Малоярославца.

karta

Именно в этот тяжелейший, трагический момент начала войны Павел Дмитриев, пробираясь к своим, был схвачен в плен в районе Юхнова и впоследствии оказался в Кричевском лагере смерти. Но семья этого не знала и два года пребывала в неизвестности.

29 сентября 1943 г. 369-я Карачевская стрелковая дивизия Брянского фронта получила задачи форсировать реку Сож, сломив сопротивление противника, освободить город Кричев. Всю ночь с 29 на 30 сентября шли уличные бои. 30 сентября 1943 г. город Кричев был освобожден от немецко-фашистских захватчиков.

И вот пришло письмо. Жив!

Наконец выяснилось, что практически все время, находясь в плену, П.А. Дмитриев вел подпольную работу и помогал партизанам. В правом верхнем углу копии письма, хранящегося в Кричевском краеведческом музее, напечатано: «из группы Окаемова, «профессор».

pismo-zhene-1 pismo-zhene-2

Чтобы понять, как так получилось, что пленный оказался вне лагеря, нужно рассказать немного об этой подпольной группе.

Это удивительная история о двух друзьях, известных на весь Советский Союз. Александр Иванович Окаемов – известный солист, а Геннадий Павлович Лузенин – главный хормейстер и дирижер Московской филармонии. Вместе вступили в ополчение, вместе попали в плен под Ельней, вместе оказались в Кричевском лагере.

Комендант города, некто полковник Фишер, решил использовать популярность артистов, предложив им создать хор, с целью показать всем немецкую гуманность и уважение фюрера к русской культуре. Артисты согласились. По их просьбе в хор вошли военнопленные, жители Кричева и близлежащих к лагерю сел. В том числе «на воле» оказался и П.А. Дмитриев. Так была создана подпольная группа Окаемова. В феврале 1943 г., в результате предательства, друзья были арестованы. Окаемова и Лузенина пытали, но они не выдали членов подполья и были расстреляны.

Координировал действия подпольщиков и партизан – Кузьма Андреевич Реутский. В годы войны он был оставлен в тылу для организации борьбы с захватчиками. Был секретарем подпольного райкома партии.

Через 17 лет Кузьма Реутский в статье «Лучше умереть стоя, чем жить на коленях», опубликованной в газете «Московская правда» №41(1275) в 1960 г., кратко рассказал о группе А. Окаемова и Г. Лузенина, в которую входил и профессор Дмитриев.

luchshe-umeret-stoya-2

Пройдя ад «вяземского котла», плен, постоянную опасность быть раскрытым гестаповцами в Кричеве, П.А. Дмитриев, несмотря на слабость и малокровие от постоянного недоедания, снова рвется на фронт. Теперь он лично знаком с «гуманностью» фашистов. В местной газете выходит его эмоциональная обличительная статья «Жизнь в немецком плену».

zhizn-v-plenu-2

После освобождения (Донесение об освобожденных из плена) П.А. Дмитриев сразу явился в Горсовет, в котором работал Кузьма Реутский, прекрасно знавший его все эти годы, и снова вступил в ряды Красной Армии – зачислен красноармейцем в 1113 стрелковый полк 330 стрелковой дивизии 10 Армии.

Последнее письмо жене было написано 28 октября 1943 г., перед атакой, которая стала для него последней.

28/Х — 1943.
Дорогой мой, маленький, славненький Леночек. До сих пор не получил от тебя ни строчки и ничего не знаю о тебе. А у меня сегодня большой, может быть последний день. Скоро пойдем в атаку выбивать немцев из деревни на противоположной стороне речки. Страха я не испытываю никакого, и если придётся умереть за Родину — я встречу смерть мужественно и последние мои мысли будут о тебе и моих маленьких хорошеньких детках. Крепко, крепко целую тебя, моя радость, перецелуй за меня наших деток. Сейчас жду сигнала к атаке, писать некогда. До свиданья. Привет друзьям по работе и всем родным. Люблю вас всех. /Подпись — П.Дмитриев/.

pismo

В этот день, во время атаки, Павел Дмитриев был тяжело ранен.

Последние дни жизни рядового красноармейца, профессора, ученого секретаря ГИМ, патриота и просто Человека уместились в скупых строчках донесений о потерях 15 Хирургического полевого подвижного госпиталя.

28.10 .43 ранен осколком мины, первая помощь была оказана в ротном медпункте, где ему была сделана перевязка ран.
29.10.43 поступил в 412 Медсанбат, где ему была сделана хирургическая обработка ран.
31.10.43 в 23 00 поступил в ППГ 15, с диагнозом: сквозное осколочное ранение левой стопы с повреждением кости, 3 опасных осколочных ранений правого бедра и ягодицы.
01.11.43 в 2.00 больной взят в перевязочную, где была обнаружена газовая гангрена, антигангренозную сыворотку не вводили, ввиду её отсутствия.
02.11.43 Смерть наступила от газовой гангрены.
Военврач особо отмечает – дегенерация и малокровие внутренних органов.

Через неделю после последнего письма домой, 04.11.43, отправлена похоронка: «Ваш муж в бою за социалистическую Родину, верный воинской присяге, проявив геройство и мужество, был ранен и умер от ран».

pohoronka-2

Первоначально Павел Дмитриев был захоронен в Могилевской обл., Чаусский р-н, кладбище, опушка леса 300 метр Юго Зап. ст. Веремейки, ряд №1 мог. 3, позднее перезахоронен в братской могиле в г. Чериков Могилевской области в парке Победы.

plita-2

В Государственном историческом музее установлена мемориальная доска. В бессмертном полку героев, сражавшихся и погибших за Родину, есть и фамилия П.А. Дмитриева.

gim-memor-2

Вечная память и низкий поклон Павлу Алексеевичу Дмитриеву и всем погибшим в боях за Родину в Великой Отечественной войне.

Распечатать статью Распечатать статью

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *