Под маскою овцы

kinopoisk-ru-bean-1687984

Петр Мирошник

Департамент культурного наследия отчитался об очередном символическом этапе в процессе реставрации дома Быкова на 2-й Брестской улице. Отчет был оформлен как пресс-показ. Современная тенденция — представлять незавершенную работу широкой публике, вместо того чтобы пригласить профессионалов реставрационной отрасли оценить работы на ценнейшем памятнике. К слову, даже портал «Активный гражданин», предлагая выбрать лучшую реставрацию усадьбы, дает и вариант ответа «качество реставрации должны оценивать специалисты».

В проездной арке установлена львиная маска. Лев Кекушев, выстроивший этот дом в 1909 году, помещал льва на каждое свое произведение. Эти «автографы» уникальны, и каждый из них является самостоятельным произведением искусства. Восстановление утраченной львиной головы — момент крайне ответственный. С сожалением приходится констатировать, что чуда не произошло. Сходство есть, но 10 отличий находятся без труда. Наблюдатель, начавший пристально рассматривать детали, обнаружит, что на него смотрит другой лев, а льва окружают лепные детали, отличающиеся от тех, что оставил выдающийся зодчий.

dva-lva-sravnenie

Если прикрыть нижнюю половину новодельной маски, может показаться, что на вас смотрит неандерталец с одной из реконструкций Герасимова. Кекушев, отождествляя себя со львами на каждом собственном доме, конечно антропоморфизировал львиные морды. Современный же лепщик просто не представляет, чем отличается архитектура черепной коробки кошачьих от черепной коробки рода Homo, и лепит льву мощные надбровные дуги и широкий и высокий лоб, способный вместить мозг Тургенева. Неспособность людей, ведущих реставрацию, найти профессионального лепщика и неспособность надзорного органа принудить их к этому поиску особенно раздражает, когда совместными усилиями они пытаются преподнести позор как новое уникальное достижение.

«К счастью, за два года до пожара было проведено лазерное 3D-сканирование декоративных элементов дома, в том числе и маски льва. Кроме того, осталось множество фотографий декоративного элемента с различных ракурсов. Эти данные, а также уцелевшие фрагменты помогли с точностью воссоздать утерянный автограф Кекушева», сообщил глава ДКН Алексей Емельянов.

Представление о реставрации как о виде вольного искусства — вот корень многих зол и одновременно самый современный тренд, рождающий подобные произведения. Современные реставраторы ищут новые глубины в искусстве авторской интерпретации созданного предшественниками. Как и в других областях гуманитарного знания, из понятия «научная реставрация» выбрасывается научность. Вместо нее основным двигателем процесса становится авторское видение. Последнее практически всегда ограничено творческими потенциями реставратора. В ста процентах случаев они оказываются ниже, чем у автора оригинального памятника.

wr-720-sh-18

Самым известным в данном жанре «видением» навсегда останется маскарон Меркурия на торговом доме Кузнецова на Мясницкой. Фотографии урода, растиражированные газетами, позволили образу, просуществовавшему всего пару месяцев, закрепиться в сознании масс намного прочнее, чем первоначальный оригинал и исправленная конечная версия. Новый жанр оказался настолько интересен и ярок, что был быстро подхвачен современным искусством. Так, на станции метро «Белорусская» арт-партизанами был создан новый барельеф.

9211876_original

Ставший известным под именем «веселый человечек с Белорусской», он очень точно собрал в одном лице все, что происходит сегодня в местах встречи старого и нового. Реставрация — один из эпизодов такой встречи. Другие варианты разнообразны: крайне редко (если не сказать никогда) встречается слово «консервация», намного чаще — «реновация», «редевелопмент» или «реконструкция» (один из телеканалов в своем сюжете проговорился, назвав происходящее в доме Быкова реконструкцией). Еще популярнее эвфемизм «привести в порядок». Городские чиновники описывают в таких терминах и снос ларьков, и вырубку парков. Новый порядок.

Детали фасадного убранства обновленного дома Быкова, попавшие в кадр, подтверждают мысль о том, что причина, спровоцировавшая написание этой статьи, не в «криворукости» (которая тоже, конечно, присутствует), а в совершенно новодельной концепции реставрации. Реставрация понимается не как сохранение имеющегося объекта, а как воплощение образа, живущего в голове у реставратора. В результате единственным верифицирующим критерием остается критерий соответствия результата этому образу, который становится равен авторскому замыслу.

Заглавная иллюстрация не покажется гиперболой, если подробно сравнить кино-фабулу с новейшей историей дома Быкова. Для непосвященных кратко перескажу комедию 1997 года «Мистер Бин».

Главный герой, рядовой музейный смотритель из Лондона, приезжает на открытие выставки в США. Там его принимают за серьезного искусствоведа. Накануне открытия герой случайно повреждает картину «Аранжировка в сером и черном. Мать художника» Джеймса Уистлера. В ночь накануне открытия выставки неуклюжий мистер Бин превращается в супермена и успевает подменить картину собственноручно изготовленной копией. На открытии выставки он произносит великолепную речь о картине и возвращается на родину с триумфом и навсегда испорченным подлинным холстом. В музее остается подделка.
Если не вдаваться в детали, то похожим образом можно описать историю восстановления многих памятников архитектуры. Сначала памятник гибнет. Причиной этому служит как злой умысел владельца или пользователя, так и небрежение надзорных органов. Затем проводится спецоперация по восстановлению, официально называемая реставрацией. В процессе утрачиваются все уцелевшие до того подлинные фрагменты. Следует открытие «обновленного» памятника (в реальности это очень часто просто новое здание, построенное «по мотивам» того, что стояло здесь раньше). Открытие сопровождается пламенными речами тех, кто непосредственно приложил руку к уничтожению ценного объекта. И на долгие годы на одной из улиц города появляется подделка.

Дом Быкова пережил все перечисленные этапы. Собственник годами выморачивал его, пытаясь снять с охраны. В 2009 году дом горел. Пожар оставил здание без крыши на несколько лет. В 2012 году при установке фальшфасадов были распилены оригинальные столярные заполнения окон, выбиты редчайшие для современной Москвы «дутые» стекла. Отдельной диверсией стало уничтожение маски льва в замке проездной арки. Собственника, долгие годы мечтавшего снести дом до фасада и выстроить новое здание, удалось принудить к реставрации. На этом этапе дом потерял внутреннюю планировку и интерьеры. И смешно и грустно смотрится руководитель проекта реставрации, рассказывающий о том, как сложно восстанавливать детали, каждая из которых уникальна, стоя на фоне свежей стены из газобетонных блоков.

0_bb40e_66053763_orig-1

На самом деле, сотрудники Департамента культурного наследия Москвы невольно или сознательно занимаются профанацией самой идеи реставрации и, шире, идеи сохранения наследия, предлагая публике вместо наследия подделки. Когда в комедии высоколобые искусствоведы не замечают подделки, это смешно. Когда анекдот становится реальностью, он перестает быть смешным.

Распечатать статью Распечатать статью

4 комментария

Спасибо за статью, Пётр. Увы, всё так и есть((( Чистая незамутнённая профанация под эгидой государственного органа, призванного защищать, а не уродовать.
Правильная статья.
Любомир Купновицкий 1 неделя назад   Изменить
Спасибо Вам за статью! Все, так и есть! Я тоже отслеживал эту, так сказать реставрацию и тоже обратил внимание на льва. Но, а что Вы хотели бы от них?? Там, у них одна такая советница по реставрации работает - Логинова Юлия Алексеевна, из С-Пб. В свое время, столько по Питеру начудила, оказалось мало, подалась в Москву. Что это за такой Департамент, если нуждается в таких "высокопрофессиональных реставраторах-советниках".
Москва превращается в жутчайшее новообразование-Оленебад

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *