Недостающая номинация

Константин Михайлов

С самого вечера 6 декабря, когда на ВДНХ прогремели фанфары «Московской реставрации»-2019, меня не отпускало ощущение, что чего-то недостает. Не хватает какой-то краски, какой-то номинации, какого-то реставрационного праздника.

И только пару дней назад, посетив одно заседание в Госдуме, я понял, какой восстановленный объект несправедливо обойден церемонией: палаты Троекурова.

Мы писали в феврале 2019 года о проекте их реставрации в одном флаконе с радикальным «приспособлением» для двух думских комитетов: надстройка двух железобетонных этажей (под видом шатровой «боярской» крыши), железобетонное перекрытие, заглубление подвалов XVI века, мансардные окна Velux, застекленная терраса и все прочие прелести современной российской реставрации.

Проект реставрации палат Троекурова. Под кровлей прячутся два новых этажа с железобетонными стенами; подвалы заглубляются

Проект реставрации палат Троекурова. Выше уровня третьего этажа на северном фасаде красуется стеклянный объем

И вот реставрация закончена. И результат опять превзошел все ожидания. На официальном сайте Госдумы в рассказе о недавнем осмотре палат спикером Вячеславом Володиным и представителями думских фракций – сплошной восторг: «Спасенная история: Троекуровские палаты и Дом Союзов станут частью парламентского квартала»; были руины – стала красота и т. п.

И я готов был разделить эту радость: в конце концов, для российского парламентаризма чего не пожалеешь? И восстановленный декор хорош, и вычиненная кладка радует глаз. Оставим в стороне реставрационные тонкости: было ль на палатах в старину открытое гульбище, где от стесанных наличников оставались «хвосты», а где они были лишь нарисованы на стенах и проч. Пусть высказываются высокие специалисты – в конце концов, должны они когда-нибудь начать высказываться?!

Просто посмотрим на фотографии. Вот эта крыша с мансардными окнами с Рублевки – она хоть как-то походит на шатровые кровли боярских палат XVII века? А вот эта стеклянная хижина, надстроенная теперь над палатами – мыслимо видеть такое в центре Москвы на хрестоматийном, изучавшемся с 1920-х годов, памятнике?

 

Предположим, представители думских фракций таких тонкостей знать не обязаны. Но представители Мосгорнаследия, согласовывавшие проект – они-то знают и видят это все лучше меня. А эксперты, рецензировавшие проект «реставрации и приспособления» – Сергей Соколов, Елена Скрынникова и Елена Воронцова – и признававшие его соответствующим закону и реставрационным принципам? Они-то тоже все это знают и видят куда лучше, чем ваш покорный слуга, не кончавший реставрационных академий.

Но проекты согласуются и реализуются, о них пишутся хвалебные слова.

И теперь лучший средневековый дворец в центре Москвы несет железобетонные этажи, стеклянные нахлобучки, мансардные окошечки. Чего ради? Почему нельзя было за те же бюджетные деньги провести на памятнике такого класса полноценную, нормальную научную реставрацию? Разве Госдума задыхалась без дополнительных 800 метров? Разве спикеру Володину не столь же приятно было бы прийти посмотреть на отреставрированные средневековые палаты без железобетонной нагрузки?

Но нет: нам обязательно нужно навесить на XVII век угрюмые приметы XXI-го и радоваться, как все хорошо получилось.

Кого мы обманываем? Чего мы хотим, в конце концов – чтобы школьники, приходящие на экскурсию в Госдуму, верили, будто боярин Троекуров махал ручкой соседу Голицыну из мансардного окошка Velux?

Они ведь поверят, взяв пример со взрослых.

Ах да, недостающая номинация «Московской реставрации»… Пусть будет, как у Стенли Кубрика: «С широко закрытыми глазами».

Опубликовано на сайте «Хранители наследия«
Фото: Архнадзор, сайт Госдумы, архивные публикации
Распечатать статью Распечатать статью

3 комментария

Грустно конечно видеть такую «реставрацию» где-либо, а на Охотном ряду вдвойне грустно. Два момента тут правда играют утешительную роль: 1. Памятник полностью изолирован от города; 2. Все внедрения в его облик обратимы. Вообще конечно вся близлежащая территория имеет совершенно монструозный, не по боюсь этого слова отвратительный (вызывающий отвращение, отторжение) характер: гостиница Москва, Госдума, сама планировочная структура этой зоны. Весь этот циклопизм (даже беря во внимание архитектурную ценность некоторых его елементов) у главного, сакрального вьезда на Красную площадь - совершенно неуместен, пагубен и подлежит тотальной зачистке (опять же не побоюсь и этого слова) и преобразованию. Есть твёрдая убеждённость что это рано или поздно произойдёт. И в рамках такой глобальной затеи, изменение ската кровли, каких то конструктивных елементов, штрихов отделки фасадов отдельного здание - будут делом совсем уж пустяковым. А после столетнего запустениях и «висения» на волоске от гибели - реставрация этих палат конечно представляется Событием. И если уж и вдаваться в его детали, то лично меня обеспокоил другой, никем незамеченный (пока) момент: а что до следов первоначальной покраски памятника? Кем найдены, где запротоколированы, законсервированы? Неужели у такого богатого памятника была стандартный дуэт «красное-белое»? Неужели нигде не осталось следов полихромии? И вот потеря этой информации как раз может носить необратимый для облика памятника характер.
Рустам Рахматуллин 8 месяцев назад   Изменить
Михаил, изоляция от города не утешает, поскольку сама по себе возмутительна. Перенос линии режима до фасадов вполне возможен, не говоря уже о сносе гигантской будки, заслоняющей единственный публичный ракурс.
Андрей Волыхов 8 месяцев назад   Изменить
Ох. Заходил сегодня в Георгиевский. Могу сказать, что в реальности это ещё ужаснее, чем на фото (вероятно, потому, что подлинные этажи скрывает забор, а уродливая крыша в "стиле" провинциального мотеля видна во всей красе). Слов цензурных не хватает.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *