«Пушкинский» флигель

Дом_на_Немецкой_улице_в_Москве,_где_родился_Пушкин

Снос «пушкинского флигеля» на Бауманской (бывшей Немецкой) улице по заказу правительства Москвы и в интересах МГТУ имени Баумана может состояться в любой день. В каком же смысле флигель «пушкинский»?

 

Анастасия Чебаток

Дом на Бауманской улице, связанный, пусть и гипотетически, с именем «солнца русской поэзии», может не дожить до его ближайшего юбилея. В нашем исследовании мы пробуем показать, что это здание в любом случае достойно сохранения.

В 1880 году 20 мая Московская дума постановила: «На доме, где родился Пушкин, утвердить мраморную доску с надписью дня и года рождения поэта». Что и было исполнено: на Немецкой улице на доме 27 появилась мемориальная доска. Дом этот жив и сейчас, его современный адрес: Бауманская улица, д. 57, стр. 2. И почти полвека для всего мира он был местом поклонения Поэту.

Интрига «Где родился Пушкин?» началась еще при его жизни. Самое первое упоминание места рождения поэта относится к 1822 году. В книге «Опыт краткой истории русской литературы» Н.И. Греча говорится, что поэт родился в Санкт-Петербурге. Пушкин никак не опровергал эту версию. Сам он в разговоре с друзьями называл местом рождения Москву и, точнее, улицу Молчановка. Что также было отражено в нескольких биографиях, изданных уже после его смерти. Еще одно предположение относилось к рождению в подмосковном имении Захарово. Так что к 1880 году выбор у пушкиноведов с определением, где повесить мемориальную доску, был достаточно велик.

Но в 1879 году произошло одно важное событие. Студент Московской духовной семинарии С.Ф. Цветков нашел запись о рождении Александра Сергеевича в метрической книге Богоявленской церкви в Елохове, которую теперь все пушкинисты знают наизусть: «Мая 27. Во дворе коллежского регистратора Ивана Васильева Шварцова у жильца ево Моэора Сергия Львовича Пушкина родился сын Александр. Крещён июня 8 дня. Восприемник граф Артемий Иванович Воронцов, кума мать означенного Сергия Пушкина вдова Ольга Васильевна Пушкина».

Запись в метрической книге церкви Богоявления в Елохове о рождении Александра Сергеевича Пушкина

Переписанная от руки находка была опубликована в «Русской старине» в том же году. Автор заметки П.П. Каратыгин провел небольшое исследование по установке местонахождения двора упомянутого Ивана Васильева Шварцова. Расспросив старожилов, он установил, что некий Шварц имел в 1799 году дом на углу Немецкой улицы и Аптекарского переулка. Известие о том, что нашелся настоящий дом, где родился Пушкин, было сенсационным. Дума хотела спешно повесить на нем мемориальную доску. Но решили все же подтвердить документально, что именно этот дом принадлежал в конце XVIII века тому самому Шварцову-Шварцу. Взялся за поиски архитектор при Московской думе А.А. Мартынов. Его розыски еще более запутали дело. Он нашел документальное подтверждение существования дома Фаддея Шварца, но в Демидовском переулке. Несовпадение имени обосновывалось тем, что сам Фаддей к 1799 году умер, а его сын-наследник вполне мог быть Иваном Васильевичем, так как у иностранцев полно имен, и у Фаддея могло быть еще одно, например, Василий.

Очевидно, сомнительность этой версии привела Мартынова к метрической книге в Богоявленской церкви, чтобы увидеть знаменательную запись своими глазами. И он тут же обнаружил коварную ошибку: три вертикальные палочки в начале фамилии обозначали не букву «Ш», а две буквы «Ск». Таким образом, фамилию владельца двора стоило читать не Шварцов или Шварц, а Скворцов!

Начались поиски двора Ивана Васильевича Скворцова в Немецкой слободе. И первое, что обнаружил Мартынов, это место служения Скворцова домоправителем в доме графини Е.А. Головкиной. Найти ее дом не составляло никакого труда, это древнее владение, занимающее ныне территорию домов по Бауманской улице 53, стр. 4 и 57, стр. 2. В 1880 году это владение уже принадлежало купцам Клюгиным. Свои открытия Мартынов опубликовал в «Московских ведомостях»: «Мы можем теперь безошибочно определить, что Александр Сергеевич родился в доме вдовствующей графини Екатерины Александровны Головкиной, а выражение во дворе Скворцова мы относим собственно к домашней терминологии, к управлению двором, где стоял барский дом».

На следующий день после этой публикации и произошло знаменательное событие, установка первой в истории пушкинистики мемориальной доски на месте рождения Пушкина — на доме 27 в Немецкой слободе.

Открытка 1899 г. с изображением дома, где родился Пушкин

Счастливый конец истории на самом деле стал лишь одним из этапов все более углубляющейся интриги «Где родился Пушкин?». В ноябре того же года в тех же «Московских ведомостях» вышла еще более взрывная статья «Последнее слово о месторождении А.С. Пушкина» автора А. Колосовского, который нашел в архиве Московского городского правления купчую на собственный двор Скворцова. Оказалось, что именно в 1799 году Скворцов приобрел у купца Я.Я. Рованда «двор со всяким в нем каменным и деревянным строением». Но вот адрес двора был весьма расплывчат: «в Басманной части третьего квартала, в приходе церкви Богоявления, что в Елохове». У Колосовского было как минимум два варианта этого адреса: угол Немецкой улицы с Лефортовским переулком и владение Ананьина на той же Немецкой улице, дом 10. Но документального доказательства у него не было.

Следующим исследователем места рождения Пушкина стал журналист Н.П. Бочаров. Проделав огромнейшую архивную работу, сделав сравнение планов владений, фамилий домовладельцев по Указателям Москвы, обработав несколько тысяч дел, Бочаров, в конце концов, нашел точный адрес Скворцова. Им оказался дом Ананьина, предполагавшийся еще Колосовским. Бочаров в 1881 году обнародовал свои открытия, со всей очевидностью доказывающие окончание затянувшейся интриги «Где родился Пушкин?». Казалось бы, мраморную доску можно смело переносить на новый адрес. Но!

Купчая на двор И.В. Скворцова была оформлена 15 июля 1799 года, т.е. через полтора месяца после рождения Александра Сергеевича. Это немаловажное обстоятельство смущало власти почти пятьдесят лет. Хотя периодически вопрос о том, что адрес рождения Пушкина отмечен доской неправильно, поднимался Московской думой. Так, в 1911 году дума обратилась за помощью к Обществу любителей российской словесности. Новыми поисками занялись два члена Общества, В.В. Калаш и поэт В.Я. Брюсов. Их вывод был – оставить мемориальную доску на прежнем месте. В 1915 году вопрос вновь был поднят и было отмечено, что правильность размещения доски на доме 27 по Немецкой улице давно у всех вызывает сомнения: «помимо того, что существующий надворный флигель Клюгиной (т.е. Немецкая ул., д. 27, прим. автора) ни в каком случае не мог быть квартирой родителей поэта, …толкование выражения «во дворе» вообще должно быть признано совершенно ошибочным, а догадка о замене имени владелицы именем ее управляющего – совершенно произвольной. Но если, таким образом, можно не без основания возражать против помещения доски там, где она теперь находится, то едва ли можно с совершенной уверенностью настаивать и на перемещении ее на дом Ананьина».

План владения И.В. Скворцова из статьи Н.П. Бочарова «Частные постройки в Москве и дом Скворцова, где родился А.С. Пушкин»// Москва и москвичи, вып. 1. М., 1881

И официальный адрес рождения Пушкина остался на прежнем месте, а мраморная доска на доме 27.

После 1917 года работа по установлению истинного места рождения поэта продолжилась. Это не раз обсуждалось на заседаниях «Старой Москвы», вопросом занимались исследователи Л.А. Виноградов, П.Н. Миллер, Н.П. Чулков, вновь был поднят пласт документов и архивов. В результате в 1927 году Московский совет рабочих, крестьянских и красноармейских депутатов решил снять памятную доску с дома 27 уже по новоназванной Бауманской улице и поставить новую доску на настоящее место рождения поэта на той же улице, но на доме 10. Неувязка с датами купчей и днем рождения Пушкина объяснялась историками возможностью фактического владения домом до официального оформления купчей. Итак, в 1927 году дом 27 лишился статуса места рождения Пушкина и мраморной доски. Сейчас она находится на фасаде школы по адресу: Бауманская ул., д. 40, построенной на месте владения Скворцова, так как ни одно строение из первоначального владения не сохранилось.

Но памятная доска вновь может переехать. В 1980 году москвовед С.К. Романюк нашел в архиве еще одно неопровержимое свидетельство того, что И.В. Скворцов на самом деле имел свой двор и на момент рождения Пушкина, в мае 1799 года. Находился он также в Немецкой слободе, в приходе церкви Богоявления, но по адресу: Малая Почтовая ул., д. 4, угол Госпитального пер., д. 1-3. Строения также не сохранились.

Школьное здание на Бауманской улице, где помещена мемориальная доска о месте рождения А.С. Пушкина. 1968 г.

Возможно, и это не станет окончательным адресом рождения Пушкина, интрига по-прежнему сохраняется. Можно лишь с уверенностью сказать, что дом 57, стр. 2 на Бауманской улице действительно не был местом рождения поэта. Но, по стечению обстоятельств, это первый дом, который был отмечен мемориальной доской и признан официальным адресом рождения Александра Сергеевича. Это единственный дом, который без малого полвека играл роль не просто места рождения великого человека, а «того самого дома». И единственный принадлежащий времени Пушкина, все остальные адреса имеют застройку XX века. Он несомненно относится к славной истории пушкинистики и достоин звания памятника.

Бауманская ул., д. 57, стр. 2 без мемориальной доски. 1980-е гг.

Распечатать статью Распечатать статью

2 комментария

Память о Пушкине собрались уничтожать? Безродные...
Снесли гады.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *