Видовые закрытия

Александр Можаев

Когда Москва бурно обсуждала проект комплекса «Русский авангард» на Якиманской набережной, никто даже не вспомнил о том, что строится он будет не на пустом месте. Усадьба Ливенцова, попавшая на территорию будущей стройки, была приговорена без лишних разговоров, её исследования проводились уже после принятия решения о сносе.

Строительство яркого, но градостроительно спорного «Авангарда» было отменено решением мэра — Лужков посчитал, что проект голландца Эгераата не годится для этой, крайне важной городской панорамы. Сегодня мы можем лицезреть то, что городские власти полагают более уместным — основной объём огромного «Имперского дома» уже явлен Остожью и Якиманке. Этого классического вида на церковь Иоанна Воина больше не существует.


Эта фотография сделана четыре года назад — тогда экспертам не удалось добиться сокращения габаритов «элитного клубного» дома №50 по Б.Якиманке. Следующий кадр вчерашний, позади храма (одной из наиболее известных построек петровского барокко в столице) возводится 13-этажный корпус «Имперского дома», тоже клубного и элитного.

Погубленная ради строительства «Имперского дома» усадьба (Якиманский переулок, 6) — интересный, но мало кому ведомый памятник замоскворецкой старины. Публикаций о нём не существует, поэтому остановимся на истории чуть подробнее.

Первым известным владельцем усадьбы является купец Фёдор Васильевич Ливенцов (с 1813 года). По красной линии Иоанно-Воиновского переулка стояли два каменных двухэтажных жилых дома, выстроенных на рубеже 18 — 19 веков. Вдоль Мароновского переулка стоял одноэтажный флигель, вдоль восточной границы конюшня либо каретник, в саду — непременная замоскворецкая беседка.

В 1871 году усадьбой владел купец 2й гильдии Вильгельм Адлер. В 1889 году владение (к тому времени уже полностью доходное) приобрёл купец той же гильдии Израиль Кохманович Щетинин, дабы разместить в нём шорно-сёдельную фабрику. Строительство производственных корпусов разрушило традиционную усадебную структуру, в начале ХХ века жилым оставался лишь угловой дом.

К 1910 году на старых домах были разобраны деревянные мезонины, а в задней части усадьбы выстроены трёхэтажные фабричные корпуса. В советские годы производство расширялось и надстраивалось. Таким образом, до нашего времени дошла неплохо сохранившаяся парадная часть ампирной усадьбы, с малоценной промышленной застройкой в задней части владения.

Главный дом полностью сохранял структуру фасадов (включая центральный ризалит и венчающий белокаменный карниз), несколько искаженных поздним штукатурным декором. Но самой интересной находкой оказался ампирный каретник, замурованный в трёхэтажном здании цеха 1960-х. Это была постройка рубежа 18-19 вв., расширенная к северу в промежутке между 1813 и 1834 годами.

Натурные изыскания, проведённые Центром историко-градостроительных исследований в 2002 году, выявили три сводчатых комнаты в подвале под более старой частью здания. Своды сохранялись также в южной части первого этажа. Задний и боковые фасады здания были глухими.

Главный фасад хорошо сохранял ампирную обработку: изящные пилястры с белокаменными капителями, рустованные лопатки и сложные белокаменные замки над окнами. В отдельных местах сохранялись металлические подставы. В исторической справке было записано: «Сохранившиеся части фасада являют собой замечательный пример хозяйственной постройки послепожарного времени. Для центральной части Москвы такие сооружения давно стали большой редкостью«. Архитектором Татьяной Борисовой был выполнен эскизный проект реставрации каретника.

Сейчас от этого здания сохранилаясь лишь глухая задняя стена, обращённая к соседнему владению. Усадьба была заявлена к постановке к на госохрану, но так и не получила статуса вновь выявленного памятника.

На её месте «Capital Group» строит брутальный псевдосталинский «Имперский дом» с переменной этажностью от пяти до двадцати этажей. Половина объекта располагается в охранной зоне церкви Иоанна Воина, другая — в так называемой зоне строгого регулирования застройки. Автор проекта — архитектор Михаил Белов (наиболее известные его работы — фонтаны «Турандот» и «Саша и Наташа», Помпейский дом в Афанасьевском и дом «Монолит» на Косыгина).

Ещё недавно эксперты выступали против самой идеи масштабного строительства на этом месте. Исключение было сделано для Эрика ван Эгераата — если не считать любимого Фостера, то работы таких знаменитостей для Москвы всё ещё редкость. Его проект предполагал строительство нескольких высотных объёмов, зрительно облегчающих общий объём новостройки. Однако вскоре этот проект получил высочайшую отставку. Должно быть, из чувства вины перед инвестором, чиновники согласовали строительство другого комплекса, забыв о том, что исключение из правил делалось персонально для Эгераата (естественное следствие компромиссов с охранным законодательством). Одно время проектирование вёл Александр Скокан, потом заказ перешел к Михаилу Белову.

Все стадии проектирования сопровождались непременным ландшафтно-визуальным анализом. Замечательна эволюция: в 2001 году для новой застройки участка согласована максимальная высота 26 метров (красный пунктир на векрхней иллюстрации), при этом условии сохраняется вид от реки на храмы Иоанна и Марона Пустынника, сохраняется восприятие рельефа якиманского склона. Однако первый вариант проекта «Имперского дома» уже предполагал ряд объёмов высотой от 41 до 62 метров.

Между тем, выводы ланшафтно-визуального анализа, выполненного ЦИГИ, совершенно однозначны: «В зоне восприятия на отрезке Пречистенской набережной 12-этажный объём проектируемого здания перекрывает церковь Иоанна Воина. Видимость храма полностью утрачивается при высоте новой застройки в 32 м… Видовые раскрытия церкви на направлении Мытная улица — Калужская площадь сохраняют черты традиционного восприятия исорических доминант —  на фоне неба. Проектируемый объём «запирает» видовую ось. Сохранить восприятие силуэта церкви возможно лишь при высотных параметрах, не превышающих 26 м«.

Однако после нашлись добрые люди, исполнившие более лояльную версию анализа. Итог — 12-этажный корпус высотой 44 метра, и никакого авангарда… Вид с Якиманки на храм, задавленный «имперским» новостроем и безымянным №50 — безрадостен.
Дефолт на оба ваших дома.

Распечатать статью Распечатать статью

7 комментариев

Можаев, спасибо тебе, хорошее дело делаешь. Черная Курица
Я понимаю: то, что об этом кто-то написал (и не кто-то абстрактно, а Вы), это уже дело. Ну а дальше? Что делать будем?
С этим адресом, в данной ситуации, боюсь уже ничего. Уповать на дефолт, на то что - как говорят специалисты - современные новостройки, не будучи заселёнными, начинают ветшать уже через три года. На то, что в этой стране когда-нибудь что-нибудь изменится к лучшему. И стараться впередь отслеживать подобные ситуации заблаговременно...
И никак-никак нельзя побороться за то, чтобы "откусили" часть верхних этажей хотя бы?
Похоже на то, как если бы курица перестала нести яйца или корова давать молоко - и всё, и на убой. Просто так они не могут оставить в покое красивый и ценный объект, им обязательно надо, чтобы была бумажка "Памятник архитектуры". И сами же знают, что эту бумажку получить сложно. А когда получает (дом или ещё какое здание), вздыхают и ищут кусочек, чтобы откусить. Так и живут дома - в страхе.
Действительно,ведь в Питере была подобная ситуация и суд постановил срезать верх здания...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *