«Мы, как собственник, озабочены…»

bogoyavlenskii

Константин Михайлов
Опубликовано в gzt.ru

В тот самый день, когда в Москве началась катастрофа на Садовнической набережной, межведомственная комиссия столичного правительства разбирала вопрос о статусе исторических памятников. Как предложить в Москве памятник на госохрану — известно: написать заявку в Москомнаследие. А есть ли куда написать, чтобы памятник с охраны сняли?

В лучшее хочется верить всегда. Так устроены люди, и журналисты не исключение. Когда из кулуаров межведомственной комиссии донеслось, что на первом ее заседании 17 июня рекомендации поставить на государственную охрану приняты по 80 пунктам повестки дня из 100, в лучшее захотелось верить с удвоенной силой. Увы, ненадолго.


Постановка и непостановка

В лучшее хочется верить всегда. Так устроены люди, и журналисты не исключение. И когда из кулуаров межведомственной комисии донеслось, что на первом ее заседании 17 июня рекомендации поставить на госохрану приняты по 80 пунктам повестки дня из 100, в лучшее захотелось верить с удвоенной силой.
Увы, ненадолго. Примерно на столько, сколько прошло между решениями московских властей о сохранении исторических зданий по Садовнической улице, 80/2 (10 июня) и об их сносе (17 июня).

«Газета» уже писала о первом заседании межведомственной комиссии при правительстве Москвы, призванной до 1 января 2010 года дать рекомендации о статусе более 2600 выявленных и предложенных на госохрану памятников. Комиссия во главе с первым заместителем мэра Москвы Владимиром Ресиным официально именуется комиссией «по вопросам постановки объектов, обладающих историко-культурной ценностью, под государственную охрану в качестве объектов культурного наследия регионального значения». Впрочем, и в теории и на практике комиссия занимается и не-постановкой, т.е. исключением объектов из охранных списков.

106

Статистика знает все

Итак, на первый взгляд итоги заседания 17 июня (80 из 100) выглядят весьма оптимистично. Более того, если считать не адреса, а все сооружения, которые рекомендовано признать объектами культурного наследия регионального значения, получается целых 110. В это число, попал, правда, дом князя Щербатова (Кузнецкий мост, 4, стр. 4, на фото вверху), произведенный в памятники посмертно: он еще в 1990-е годы разобран до цокольного этажа и заменен «новоделом». Но в целом список «позитива» впечатляет. В нем есть объекты, будущее которых вызывало тревогу, есть здания, за которые Москомнаследие вело нелегкую борьбу с инвесторами и их влиятельными союзниками – словом, он заслуживает отдельного разбора. Статус «полноценного» объекта культурного наследия, безусловно, служит более надежной защитой, нежели «выявленного».

Список «отказников», увы, впечатляет не меньше. Если и в нем посчитать не пункты повестки, а отдельные здания, то выйдет не 20, а 131. Это объясняется, во-первых, обширностью рекомендованных к исключению из списков комплексов эпохи конструктивизма, во-вторых, тем, что комиссия утвердила прежние «отказные» решения ИКЭС (Историко-культурного экспертного совета) Москомнаследия.
110:131 и 80:20 – большая разница. А исключение здания из списков может означать более крутую перемену в его судьбе, нежели повышение в чине. Выявленные и заявленные объекты закон повелевает охранять наравне со «статусными», а вот разжалование в «ценные градоформирующие» или «объекты историко-культурной среды» открывает прямую дорогу к реконструкциям и сносам.


Хотелки разных сортов

Комментируя события на Садовнической набережной в эфире ТВЦ, главный архитектор Москвы Александр Кузьмин рассуждал о тонкостях охранного дела: «У нас закон очень либеральный. Я иду по улице, увидел дом. Смотрю, что-то историческое. А давайте поставлю его на охрану. И обращаюсь в соответствующие органы, и после этого специалисты должны разбираться с моими хотелками».

Справедливости ради Александр Викторович мог бы рассказать и о хотелках противоположного рода. Ну, например, так: «Иду я по улице, увидел дом. Смотрю, стоит он в хорошем месте. Вот было бы здорово его реконструировать, двор перекрыть или с тылу что-нибудь многофункциональное приделать. Но мне говорят – нельзя, это выявленный памятник. А давайте сниму его с охраны! И обращаюсь в соответствующие органы…»

Но куда обращаться? В Москомнаследие? Если оно недавно признало дом памятником – как вердикт назад заберет? Что должно случиться, чтобы эксперты и профессионалы сферы охраны наследия пересмотрели свое решение, основанное на научных исследованиях, архивных документах, безупречных критериях?
Но не зря в положении о межведомственной комиссии одним из оснований для исключения из списков обозначено “наличие по объекту документации, разработанной и согласованной в установленном порядке до проведения историко-культурной экспертизы”.

bogoyavlenskii3

Столичная власть и ООО «Пивной бар «Яма»

15 мая 2009 г. первому заместителю мэра Москвы пишет ЗАО «Квартал». Управляющий инвестор Д.М.Якобашвили сообщает Владимиру Ресину, что ЗАО еще в 2002 году признано победителем конкурса по реализации проекта реконструкции здания по Богоявленскому переулку, вл. 5/1 (фото вверху и совсем вверху), заключило инвестконтракт, разработало и согласовало проект «реконструкции и реставрации» для размещения гостинично-делового комплекса. А в январе 2007 года экспертная комиссия Москомнаследия признала дом по Богоявленскому переулку, 5, стр. 1 выявленным памятником. ЗАО подготовило проект распоряжения столичного правительства о внесении изменений в прежнее его распоряжение о «строительстве и реконструкции». Но его не согласовывает Контрольный комитет г. Москвы – в связи с признанием дома выявленным памятником. Отсюда просьба: «вынести вопрос об исключении здания… как вновь выявленный объект культурного наследия в качестве памятника (грамматика оригинала – К.М.) на обсуждение межведомственной комиссии…»

Дом известен своим замечательным вытянутым внутренним двором, которых в нынешнем Китай-городе остались считаные единицы. Фасады дома обещано реставрировать, интерьеры признаны сильно перестроенными, а двор будет перекрыт стеклянной кровлей и превращен в любимый властями атриум.

Итог. 4 июня 2009-го новое экспертное заключение рекомендует «отнести рассматриваемое строение к исторически ценным градоформирующим объектам». 17 июня превосходный дом Товарищества Даниловской мануфактуры 1870-х гг. на межведомственной комиссии Ресина рекомендован к выводу из списка выявленных памятников.

22 мая 2009 г. Владимиру Ресину пишет гендиректор ООО «Пивной бар «Яма» Н.В. Ильченко. Сюжет предсказуем: в 2002 г. дом передан под реконструкцию, а в 2007-м «было установлено, что здание имеет статус вновь выявленного памятника», почему Москомархитектура отказывает в продлении срока действия АРИ (акта разрешенного использования). Далее гендиректор сообщает, что «мы, как собственник, озабочены тем, что если завершение процедуры изменения статуса и продления АРИ пойдет в обычном порядке, мы не успеем завершить в срок действия контракта не только строительные работы, но и проектные работы». Посему просит «рассмотреть в первую очередь на заседании межведомственной комиссии вопрос об изменении статуса здания».

Итог. Озабоченность собственника, вероятно, произвела на В.И.Ресина должное впечатление – на письме в тот же день, 22 мая, появляется резолюция: «Кузьмину А.В. Продлить АРИ. Шевчуку В.А. (председатель Комитета г. Москвы по культурному наследию – К.М.) Решите». Москомнаследие, надо отдать ему должное, отстаивало стильный дом 1864 года (Большая Дмитровка, 18/10, стр. 2, на фото внизу). Из переписки следует, что заявитель неоднократно, но безрезультатно обращался с такими просьбами в комитет. 4 марта 2009 года секция № 1 ИКЭС Москомнаследия подтвердила статус выявленного памятника. Увы – новое экспертное заключение констатирует, что дворовая часть памятника с красивой аркадой разобрана еще в 2004 г., и рекомендует «исключить данный объект из состава вновь выявленных». 17 июня межведомственная комиссия Ресина… надо ли продолжать?

dmitrovka18

Надо ли продолжать?

Модельная ситуация: есть инвестор, проект, затраты, согласования. И – по вновь открывшимся обстоятельствам – выясняется, что здание имеет историко-культурную ценность, подтвержденную экспертами и официальным ведомством по охране наследия. Что важнее инвестору, наверное, понятно. А городу – что должно быть важнее? Озабоченность частного инвестора или общегородской интерес сохранения наследия? Закон не велит памятники реконструировать – есть два пути. Отменить реконструкцию и велеть инвестору соблюдать закон – либо вывести памятник из-под защиты закона.

Я пытаюсь представить, как в Париже или Риме директор бистро или траттории пишет первому вице-мэру и просит вывести оказавшийся в его руках памятник старины из-под охраны. Резолюцию на этом письме пытаюсь представить. И не могу – видимо, плохо знаю парижские и венские нравы. Знаю, правда, как принято в США – там охрана памятников поручена министерству внутренних дел.

А в Москве – Москомнаследию. Как ни странно, формально оно может настаивать на своем: процесс хитроумно устроен так, что комиссия Ресина выносит рекомендации, а распоряжение по ним должно принимать Москомнаследие. И ответственность, стало быть, принимать. Однако верить, что Москомнаследие, пока оно получает сверху такие резолюции и поручения, сможет настоять на своем – пожалуй, значит слишком сильно верить в лучшее.

А в лучшее хочется верить всегда. Так устроены люди, и инвесторы не исключение. Тем более, что они знают, к кому обращаться в экстренных случаях.

arhiv_cigi

Дополнение: 17 июня межведомственная комиссия также рекомендовала вывести из охранных списков:

— дом деда Льва Толстого, видного дипломата Н.С. Волконского (прототип старого князя Болконского из «Войны и мира» Льва Толстого) по адресу: улица Воздвиженка, 9 (фото вверху). Дом, построенный в XVIII веке, перестроен в позднейшие времена, в начале 1990-х годов в нем сохранялся парадный зал с колоннами в интерьере. На сайте Москомнаследия дом обозначен как ценный градоформирующий объект. Однако существует проект размещения по этому адресу гостиницы, в результате чего от исторического дома, видимо, останется только фасад;

— дворовое строение усадьбы Якунчиковых ( Средний Кисловский переулок, 5/6, строение 2), в основе которого постройка 1826 года. Выведено из списка выявленных памятников на основании письма ТCЖ «В Кисловском переулке» Владимиру Ресину;

— здание 1940-х годов (Песчаная улица, 10), связанное с именами советских физиков-ядерщиков Г. Н. Флерова, И.К. Кикоина, Г.И. Будкера, А. К. Красина, П. Е. Спивака и других, причастных к созданию ядерного оружия. Было сочтено, что само по себе здание не представляет интереса, а мемориальную память об ученых сохранит принятый недавно на охрану академический городок неподалеку;

— сценическая коробка театра «Эрмитаж» (улица Каретный Ряд, 3). Здание, построенное в 1839 году, неоднократно перестраивалось в XIX веке и в советское время. По данным сайта Москомнаследия, здесь в 1896 году состоялись первые в Москве киносеансы, на этой сцене выступали в предреволюционные годы частная опера С.И. Мамонтова, Художественный театр, Свободный театр под руководством К.А. Марджанова. Решение принято в комплекте с одобрением идеи восстановления театра;

— здание студенческого общежития 1930-х годов в Анненгофской роще (Энергетическая ул.).

Список «разжалованных» замыкают комплексы рабочих поселков 1920—1930-х годов, которые ранее экспертам представлялись ценными памятниками советского конструктивизма, а ныне городским и окружным властям — ресурсными территориями для нового жилого строительства и реконструкции. С охраны сняты:

Буденновский поселок в составе 17 зданий
Усачевский — 19
Нижне-Пресненский — 63
на Погодинской ул — 2
на Русаковской — 3
и комплекс студенческих общежитий в Анненгофской роще — 12 строений.

Распечатать статью Распечатать статью

5 комментариев

Без комментариев... Даже не хочется спрашивать риторические вопросы. Хочется, из любопытства, спросить: а что будет лет через 10-15, когда все снесут и застроят офисами и жильем - что-то похожее на Минск или Берлин? Где осталось 5-10 исторических зданий?
мощщей не хватит - надорвутся .. и это обесценится вконец
Да, насчёт "хотелок" очень точно подмечено. А бесит то, что весь этот беспредел называется заботой о городе и москвичах, мол " город выбирая между безопасностью жителей и руинами выбирет первое". А также умение некоторых людей, почему-то называющихся журналистами, выворачивать наизнанку деиствительность. И хотел бы отметить, что на Погодинской улице, вл. 2-4 уже давно орудует Дон-Строй, поэтому ждать другого решения от ресинской комиссии не приходится. И хоть в доме 2/3стр1 жил известный историк Украины М.С. Грушевский, о чём свидетельствует памятная доска, дом будет снесён в самое ближайшее время. Ведь история у нас не в почёте... Усачёва, 19... Эх всё родные места... Необыкновенный, в наше время, квартал. Типичные старые московские дворики, образованные 4-5 этажными домиками, как утверждают московские власти, без подвалов и фундаментов. Вот только как обьяснить тот факт, что во время войны в них находились бомбоубежища и дома выдерживали прямое попадание снарядов, когда бомбили завод "Каучук". Но что не удалось вашистам удалось инвесторам. Видимо в след за "Каучуком" уйдёт в историю и этот замечательный ансамбль...
Михаил Иванов больше года назад   Изменить
Системы охраны памятников в стране нет, а в Москве тем более... есть только структуры, которые выполняют только формальные функции... пока нерадивые собственники, доводящие ОКН "до ручки" и чиновники смотрящие на это "сквозь пальцы" не будут реально нести ответственность за содеянное (вплоть до отсидок)все будет как есть...
Юлия Викторова больше года назад   Изменить
А кто, собственно, этих чиновников сажать-то будет? Прокоррумпированная в десятки раз сильнее милиция ? Судейские, которые судят по телефонным звонкам ? ФСБ, которое строит самые большие жилые комплексы на Остоженке ? Может, Таможенный комитет? Не смешите.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *