Надстройка мансарды котлованным методом

Строительные заборы в Москве не редкость, даже на центральных улицах. Желание во что бы то ни стало приукрасить и улучшить зудит и у чиновников, и у застройщиков.

Вот уже несколько месяцев строительный забор “украшает” короткую улицу Макаренко, в двух шагах от Чистого пруда. Судя по инфощиту, трехэтажное здание (бывший доходный дом Блинова, последнего владельца) “реконструируется” для Детского музыкального театра. Но то, что происходит за этим забором, больше похоже на театр абсурда. Абсурда в действиях и строителей, и чиновников, призванных за этими строителями надзирать, но ведущих себя, словно зрители на спектакле.

Читать полностью →

Сколько нужно ревизоров?

Дом Яхимовича. Саратов. Фото: Арина Ланская

Почему для совершенно очевидных действий по спасению культурного наследия властям необходимо вмешательство президента.

Константин Михайлов

22 мая ВЦИОМ опубликовал результаты опроса граждан Екатеринбурга о том, хотят ли они видеть новый храм в «прославившемся» ныне на всю Россию сквере на берегу Городского пруда. Большинству это место показалось неудачным, и в тот же день губернатор Свердловской области Евгений Куйвашев заявил, что как адрес будущего храма оно более не рассматривается.

Берег пруда. Прозрение

Мало кто знает, что само по себе разрешение на строительство на этом месте было прямым нарушением федерального закона о культурном наследии, поскольку огороженный не менее знаменитым забором участок находился в защитных зонах сразу двух объектов культурного наследия, а в защитных зонах по закону строить нельзя ничего вообще. На это обратили внимание только екатеринбургские градозащитники из «Реальной истории» (и написали обращение в прокуратуру), но их голос, разумеется, потонул в какофонии разразившейся всероссийской дискуссии.

Теперь справедливость и без прокуратуры восторжествовала, и вопрос о стройке в екатеринбургском сквере, кажется, снят. Но остался другой вопрос: почему для того, чтобы провести опрос горожан и выяснить их мнение о скандальной стройке, необходимо указание президента страны? Разве губернским и городским властям неведомы подобные методы?

Читать полностью →

Михалково: вторжение в ландшафт

Многострадальный парк усадьбы Михалково, подвергшийся летом 2017 г. варварскому «бульдозерному благоустройству», ждут новые испытания. Намеченное в непосредственной близости от усадьбы высотное строительство окончательно убьет панорамные виды и во много раз увеличит антропогенную нагрузку на уцелевшие исторические ландшафты.

Читать полностью →

Нотр-Дам и мы

Пламенеющая сопричастность и ледяное равнодушие

Константин Михайлов

Пожар Нотр-Дам-де-Пари 15 апреля 2019 года и общественная реакция на него – тема, весьма интересная для психолога и социолога. Не будучи ни тем, ни другим, позволю себе несколько субъективных наблюдений.

О том, как горело, как тушили, что уцелело и что утрачено в пожаре, написано уже много и будет написано еще больше, не буду пересказывать.

Также невозможно строить гипотезы о причине пожара по телекартинке. Воздержусь и от этого. По антуражу – очень похоже на наш пожар колокольни в Новодевичьем монастыре 15 марта 2015 года: реставрационные работы, вечер, леса с деревянным настилом…

Ну да парижское следствие разберется, оно уже реставраторов допрашивает.

В общем, слава Богу, что один из великих соборов мира, символ целой цивилизации, бесценный памятник французской и европейской истории и культуры – не невредим, но цел. Ранен, но жив. Устоял.

Читать полностью →

Зарядье. Итоги

Петр Мирошник

Сколько бы мы ни обращались к разным эпохам, мы сталкиваемся с совершенно определенным социальным типом парка. Это парк — владение, парк — отражение личных вкусов владельца или маски, в которой он хотел представить себя общественному мнению, маски, которую создавали профессиональные архитекторы и художники.
В. Л. Глазычев «Парк — пространство и процесс», 1973 г.

XX век в Зарядье заканчивается прямо сейчас и никак не может закончиться. А начался он, с еще большим опозданием, со сносов 1930-х годов. Сначала для строительства нового Большого Москворецкого моста уничтожили кварталы Москворецкой улицы, затем Варварские ворота. В 1940-41 новая серия сносов опустошила юго-западную четверть Зарядья. Были снесены Мытный двор и храм Николы Мокрого, стоявшие на древнейшей Великой улице и игравшие системообразующую роль в центре средневекового торгового посада у речной пристани. Серии сносов продолжились в 40-50-е, затем в 60-70-е. Последняя подобная серия происходила на наших глазах и завершается прямо сейчас в северо-восточном углу района.

Читать полностью →