Парижская мода

nierman_016

Над Никольской улицей ходит подъемный кран. Доходный дом графа Орлова-Давыдова (N 12, угол Лубянской площади) превращают в отель. По проекту со стороны улицы сохраняются передняя стена и объем первого этажа — бывший магазин Кёлера c уникальными мозаиками в интерьере. Их автор — корифей французского ар-нуво Эдуард Ниерман.

Происхождение мозаик установила историк архитектуры, доктор искусствоведения Мария Нащокина. Еще в конце 1990-х годов она определила авторство Ниермана на основе стилистического анализа. Список работ архитектора и чудом сохранившаяся на месте подпись подтвердили предположение. Ниже публикуем фрагменты её исследования, а также комментарии Р. Рахматуллина и А. Можаева, касающиеся современного положения дел на стройплощадке.


Мария Нащокина:

К сожалению, Москва не может похвастать сохранностью интерьеров в стиле модерн, как, впрочем, и всех остальных стилей. В сравнению с историческими столицами Европы у нас ничтожно мало полно сохранившихся памятников. Единичны особняки и гостиницы, в которых сохранились интерьеры в стиле модерн, практически полностью утрачен декор многочисленных квартир в этом стиле (последняя утрата — сгоревший в 2009 г. доходный дом Быкова на 2-й Брестской улице, где до пожара сохранялась аутентичная отделка лестничных клеток и квартир работы Льва Кекушева), наконец, исчезли буквально все витрины и следы стильной отделки магазинов начала века. Между тем именно интерьерные декорации более всего воплощали эстетику этого стиля, в них наиболее полно раскрывался своеобразный язык стиля модерн, использовавший стилизации разнообразных природных и антропоморфных объектов, его световые, цветовые и пространственные эффекты. О значимости общественных и торговых интерьеров в процессе формирования нового стиля говорит хотя бы такой общеизвестный факт, что само название Art Nouveau произошло от имени примечательного художественного магазина-салона С. Бинга в Париже, облик которого и продававшиеся там предметы интерьера стали отправной точкой в развитии нового стиля во Франции.

Эдуард Ниерман (1859-1928) — один из создателей художественной атмосферы fin de siecle. Голландец по происхождению, парижанин по месту жительства и эстетическим вкусам, он сумел выработать нарядный и запоминающийся стиль оформления интерьеров, который как нельзя лучше отвечал стилю жизни французской Бель Эпок. С середины 1880-х по 1920 год Ниерман был одним из самых модных архитекторов-декораторов Парижа и Лазурного Берега Франции. Среди его работ — отделка множества театров и концертных залов, включая знаменитый «Мулен Руж» (1903), отелей, казино, кафе и ресторанов.

Проект отделки московского магазина присутствует в списке работ Ниермана под названием «Шоколадный магазин Кёлера» и с датой — 1907 год. Речь идет о магазине фабрично-торгового товарищества «Р. Кёлер и Ко» в доходном доме графа Алексея Орлова-Давыдова. Наследник знаменитого рода Орловых, граф Алексей Анатольевич был церемониймейстером двора, позднее — депутатом IV Государственной Думы. После 1917-го эмигрирует, окончит дни в Русском доме в Сен-Женевьев-де-Буа. Граф прославился благодаря своему второму скандальному браку с актрисой Марией Пуаре, автором слов популярного до сих пор романса «Я ехала домой…» Граф жил в Петербурге, а помещения своего московского доходного дома сдавал в аренду. Одним из арендаторов был знаменитый Сытин, державший в доме книжный магазин, другим — Роман Романович Кёлер (1838-1907).

Кёлер создал в Москве первую русскую фабрику водочных и конфетных специй и эссенций (1862 год), и несколько эфирных заводов, занимался производством мыла, аптекарской, парфюмерной и кондитерской посуды. От интерьера работы Ниермана на Никольской до нас дошел единственный в своем роде ансамбль многоцветных мозаик на сводах торговых залов и на боковых стенках витрин. Это композиции цветов, нигде не повторяющиеся. Здесь щедро представлена вся цветочная гамма модерна — ирисы, лилии, хризантемы, колокольчики, маки, примулы, репейники… Изображения явно выполнены с использованием ботанического атласа. В изготовлении мозаик участвовал французский художник по стеклу С. Пиццагалли: на одной из мозаик сохранилось его авторское клеймо.

Этот высоко художественный и поистине уникальный памятник французского fin de si?cle, сохранившийся до наших дней, безусловно, был на виду и в Москве начала века, позволяя черпать французский опыт непосредственно на московских улицах. Французский шарм декоративных отделок был в Москве начала века весьма популярен, и кроме магазина Кёлера на Никольской его демонстрировали и витрины ювелирного магазина К. Фаберже на углу Кузнечного моста и Неглинной улицы с орнаментальными надписями и женскими масками в духе Луи Мажореля, и витрины парфюмерного магазина А. Брокара (1900) с витражами на Никольской улице (на углу Б. Черкасского пер., сначала забеленные, а недавно полностью утраченные), и, наконец, ярко декоративная аппликация фасада магазина «Трамбле» О. Каде на углу Петровки, давно не существующая, а также многие другие витрины и интерьеры. Все эти яркие свидетельства непосредственного влияния французского стиля конца XIX — начала XX века на архитектуру московского модерна во многом способствовали формированию его собственного неповторимого художественного и декоративного языка.

Комментарии:

Начало реконструкции дома, ее жесткий характер вызвали опасения за сохранность мозаик. Тем более что авторы проекта причастны к разрушению соседнего Шереметевского подворья на Никольской, 10 и усадьбы графа Татищева на Пречистенке, 23. Проект согласован тем легче, что дом Орлова-Давыдова не является памятником. В минувшем году защитники старины заявили его на государственную охрану, но пока не получили ответа.

На данный момент мозаики Ниермана остаются на месте и подлежат сохранению согласно планово-реставрационному заданию Москомнаследия. По словам представителей инвестора — ЗАО «Веста», объем магазина будет защищен бетонным «пеналом», после чего на стройку пригласят реставраторов.

Представленный в интернете проект отеля  предполагает «надстройку этажа со стороны ул. Никольской и Б. Черкасского переулка» над четырьмя имеющимися. Однако ниже речь идёт уже о шести этажах новой гостиницы. На прилагающейся врисовке мансарда, занимающая место логически ожидаемого аттика довольно лукаво завалена вглубь, дабы казаться несущественным дополнением к фасаду здания. Но врисовка двух этажей в перспективу Большой Лубянки показывает, что верхняя отметка рискует подняться над кровлей исторического, не реконструированного корпуса Шереметевского подворья. Любые технические надстройки будут резать градостроительно значимый вид на Ивана Великого, один ярус которого уже скрыт коробами надстроек ТЦ «Шереметьевский» (синий контур), возведённых незаконно, вопреки требованиям официальных ландшафтных экспертиз. Остаётся надеяться, что ошибка начала 2000-х не будет повторена вторично.

Распечатать статью Распечатать статью

5 комментариев

Михаил Иванов больше года назад   Изменить
Да москомнаследие должно было в один момент это здание выявленным объектом сделать и приложить максимум усилий для постановки его на охрану! Иначе в очередной раз этому "м..." - грош цена!
Йокорный Бабай больше года назад   Изменить
Извените великодушно, но... Кто-нибудь уже догадался Кемпинскому написать? Это ж вроде как "евойное добро" поганют. Отель с мозайками-то, глядишь - богаче смотрится...
Мезенцева Юлия больше года назад   Изменить
А куда ему писать?
Кэмпинский - огромная гостиничная сеть, кажется, австрийская. Наверняка, у них есть свой адрес.
Я помню этот дом. До закрытия в нем размещался продовольственный магазин, грязноватый и душноватый, но безумно красивый. Эта мозайка и сводчатые потолки привлекали внимание любого, кто туда заходил. Я туда забегала неоднократно, чтобы купить что-нибудь поесть или перекусить в забегаловке, которая находилась в одном из залов. Там было, кажется, два зала. Как прочла эту заметку, прямо ностальгия по этому магазинчику возникла. Дай бог, чтобы эту красоту они сохранили бы. Конечно, лишний этаж - это лишнее. Хоть бы не надстраивали они его. А кто сказал, что это будет Кэмпинский? Что-то не вижу я большой красоты в интерьерах Кэмпинского - Балчуга, бывшего отеля Бухарест. Здание ведь старинное, хотя и надстроенное после реконструкции. Наверняка, там были красивые интерьеры.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *