Судитесь сами

544

Наталья Самовер

Иск «Архнадзора» отклонен, но палаты Гурьева оказались в выигрыше

Кто придумал, что суд да дело — это долго? Замоскворецкий районный суд под председательством Натальи Ивановой сумел уложить рассмотрение по существу дела о палатах Гурьевых в одно заседание, разделенное на два дня. 28 апреля рассмотрение началось, и 29-го было вынесено решение.


Суд решил в иске активиста «Архнадзора» Федора Богатырева к Департаменту имущества города Москвы и Комитету по культурному наследию о признании незаконным бездействия этих органов и об обязании их провести срочные противоаварийные работы отказать. Мотивировочная часть решения суда станет известна через несколько дней.
Никто из участников процесса такому исходу не удивился. Представители городских ведомств не допускали и мысли о том, что они могут проиграть гражданину. Гражданин, со своей стороны, не питал иллюзий насчет возможности победить структуры Правительства Москвы в районном суде. Судья… Что думала судья, сохраняя профессиональную невозмутимость, мы никогда не узнаем, но, судя по тому, как она вела процесс, она все понимала, однако предпочла вынести решение, открывающее истцу дорогу в суд следующей инстанции — на городской уровень.

img_1615-1

Этой дорогой Федор Богатырев при поддержке правовой секции «Архнадзора» и направится. В течение десяти дней, установленных законом, решение Замоскворецкого суда будет обжаловано в Мосгорсуде.
Мы будем добиваться признания незаконности бездействия собственника и органа охраны памятников, на которые законом возложена обязанность сохранять объекты культурного наследия. Мы полагаем, что у нас есть шанс на успех, ведь в ходе нынешних судебных слушаний ответчики не смогли представить ни единого документа, свидетельствующего о том, что после пожара ими предпринимались хоть какие-то действия, направленные на сохранение палат Гурьевых. Комиссия Москомнаследия впервые побывала на объекте только 5 апреля, то есть уже после подачи Федором Богатыревым иска о признании незаконным его бездействия. А ведь дом горел в ночь на 18 декабря. После этого вышел целый ряд телесюжетов и публикаций, рассказывающих о погибающих уникальных интерьерах. 17 февраля «Архнадзор», не дождавшись реакции на сообщения СМИ, направил в Москомнаследие акт, подписанный в том числе, и специалистами-реставраторами, в котором зафиксировал наличие в здании ценнейших интерьеров и то, что они находятся в тяжелом состоянии и нуждаются в срочном проведении противоаварийных работ. Но ни общеизвестный факт повреждения памятника пожаром, ни поступление тревожного отчета, снабженного фотографиями, тогда не пробудили орган охраны памятников от необъяснимой (и как мы считаем незаконной) спячки.

Надо ли говорить, что в ходе процесса представители ответчиков возражали против вызова свидетелей? Однако суд все-таки допросил координатора «Архнадзора» Константина Михайлова как человека, неоднократно бывавшего в здании после пожара и лично наблюдавшего постепенную деградацию и разграбление его интерьеров. Все, о чем говорил свидетель, хорошо известно читателям сайта «Архнадзора» из опубликованных у нас и в различных СМИ статей, в том числе и написанных Михайловым. Одну из этих статей, опубликованную в «Известиях» под названием «Палаты Гурьевых снова подожгли за два дня до суда», по просьбе истца приобщили к делу и огласили в судебном заседании.

0_3b6e1_2ccb653b_orig

«Тонны воды, которой здание целые сутки проливали в декабре, теперь тают и пропитывают его насквозь. Постоянная капель в комнатах и коридорах. Зеркало в главном зале в испарине, внутри этакая банная атмосфера, только холодная. Пласты штукатурки отваливаются с потолков, краска со стен главного зала потихоньку смывается. Живописные панно на месте, большие деревянные порталы тоже. Но межкомнатных дверей уже нет», — читала судья. Стороны слушали без особенного интереса. Нам и так было известно все это, и еще многое из того, что не вошло в текст статьи, а юристы Департамента имущества города Москвы и Москомнаследия прибыли в суд не для того, чтобы защищать старинное зеркало, лепнину и какие-то двери.

Удивительно, какие затейливые формы иной раз принимает защита чести чиновничьих мундиров. Департамент имущества убеждал суд, что является вообще ненадлежащим ответчиком, потому что, будучи представителем собственника — города Москвы, при этом не несет никаких обязанностей по сохранению культурного наследия, которые закон налагает на собственника. Москомнаследия, защищая себя, ссылалось на «допожарные» документы о взаимоотношениях с инвестором и на те действия, которые были предприняты в середине апреля. Рассказа о том, как уполномоченный орган охраны памятников заботился о сохранении палат Гурьевых непосредственно после пожара, мы так и не услышали.
Вопрос «Кто же все-таки в ответе за многомесячное неоказание помощи погибающему памятнику?» повис в воздухе. Суд предпочел не углубляться в его разрешение.

0_3b6e0_896c67e1_orig

Что же в итоге? Как ни странно это может показаться, но мы довольны. Главный позитивный результат – появление иска заставило Москомнаследия отказаться от упорного бездействия и все-таки использовать свои немаленькие полномочия в целях сохранения палат Гурьевых. Объектом воздействия, правда, стал не собственник, а инвестор, не так давно помышлявший о сносе здания, а теперь обязанный сохранять его историческую часть, но главное, чтобы хотя бы кто-то предпринял меры для того, чтобы остановить неумолимые процессы физического разрушения памятника.
Так что итог дела для нас очевиден: подача иска в суд побудила орган охраны памятников к действиям по сохранению палат, подготовке противоаварийных работ, корректировке проекта и т.п.
Судитесь сами, неравнодушные граждане. Вы можете проиграть процесс, но памятники оказываются в выигрыше.

PS: последние новости из палат Гурьевых поступали к нам в начале апреля:

«Собственно дом весь в воде. Лужи грязь, дикий холод и сырость. Разочарование было полным. В Детской у зеркала сначала видимо поставил кто-то бутылку, чтобы в нее капало, но затем все потекло так сильно, что начало с потолка обваливаться.»

В каком состоянии лепнина находится сейчас — можно только догадываться… «Подготовка противоаварийных работ» и сами работы — далеко не одно и то же. Дом продолжает разрушаться.

ovoschi

Сегодня, 30 апреля, во дворе дома замечена некая активность — кучка гастарбайтеров и похожий на промышленного альпиниста человек в каске и с тросами. Впереди долгие выходные — большая просьба ко всем, остающимся на праздники в Москве, следить за проблемными объектами с удвоенной бдительностью и быть готовыми реагировать на возникающиее ситуации. Дежурный телефон «Архнадзора» — 8-916-631-3610.

Распечатать статью Распечатать статью

1 комментарий

"Противников Генплана Москвы смел фактор внезапности" А вот что писал Дмитрий Сергеевич Лихачев: "Обычная тактика наших градостроителей - внезапность и темпа. Когда общественность поднимает свой голос в защиту памятников старины, которые предназначаются к сносу, градостроители делают вид, будто прислушиваются к этому голосу. Всячески успокаивают, чтобы усыпить бдительность - и нанести внезапный удар. Успешная, беспроиграшная тактика! /стр.130, глава "Тревоги совести", книга "Я вспоминаю"/

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *