«Хромая лошадь» по-московски

Наталья Самовер

Пожар 15 июля в здании ФГУК «Всероссийский художественный научно-реставрационный центр имени академика И. Э. Грабаря» на ул. Радио, 17, унесший жизни двоих пожарных и грозивший обернуться катастрофой для отечественной культуры, продолжает привлекать внимание Общественного движения «Архнадзор». Представители движения в качестве волонтеров оказывают помощь сотрудникам Центра им. Грабаря в эвакуации имущества и культурных ценностей из пострадавшего здания. Официальной экспертизы о его состоянии нет, однако в прессе уже появились утверждения о том, что здание – памятник архитектуры конструктивизма — не подлежит восстановлению…

Здание по адресу: ул. Радио, 17 было построенное в 1924-26 гг. как производственное помещение для Центрального аэрогидродинамического института (ЦАГИ). Находившаяся там аэродинамическая труба диаметром 6 м на тот момент  была самой большой в мире. Проект был разработан группой зодчих-конструктивистов, в которую входил, в частности, Иван Николаев – автор знаменитого дома-коммуны на улице Орджоникидзе. Здесь размещался один из ведущих мировых научных центров в области конструирования летательных аппаратов и работали крупнейшие советские ученые и конструкторы – Н.Е. Жуковский, С.А. Чаплыгин, С.П. Королев, А.Н. Туполев и другие. В настоящее время бывший цех, где производились аэродинамические испытания, имеет статус выявленного объекта культурного наследия.

Наибольший интерес представляют фасады в стиле конструктивизма, а также элементы оформления интерьера, в том числе торцевая стена со штукатурным декором, повторяющим в увеличенном масштабе гофрированную поверхность дюралевых листов, которые в то время использовались для обшивки самолетов, расположенные на ней декоративные элементы в виде больших кругов, напоминающие о судовых иллюминаторах, и, конечно, большепролетные металлические конструкции покрытия здания.

Проект реставрации, реконструкции и приспособления памятника для размещения главного реставрационного центра страны был разработан и осуществлен реставрационно-строительной компанией ООО «Профреставрация». В здании, представлявшем собой огромный ангар, были сооружена внутренняя двухэтажная вставка. На трех этажах, считая пространство под кровлей, на площади 9 тыс. квадратных метров разместились рабочие помещения, лаборатории и специальные хранилища для культурных ценностей.

Переезд ВХНРЦ им. Грабаря в здание на улице Радио завершился в декабре 2006 г. Ранее отделы центра располагались в церкви Воскресения в Кадашах, в церкви святой великомученицы Екатерины на Всполье и на территории Марфо-Мариинской обители.

Работы по реконструкции, реставрации и приспособлению здания-памятника велись под методическим руководством Комитета по культурному наследию Москвы. Приёмка работ комиссией Москомнаследия состоялась только в июле 2008 года. Между тем, по информации «Архнадзора», здание, в котором размещались рабочие места десятков людей и находились культурные ценности, так и не было в целом принято пожарной инспекцией, т.е. фактически эксплуатировалось при наличии заведомых нарушений норм пожарной безопасности.

С точки зрения приспособленности здания к нуждам размещенной в нем реставрационной организации ситуация также оставляла желать лучшего. Сотрудники жаловались на то, что зимой тонкие стены не удерживают тепло, а летом огромные площади остекления приводят к перегреву рабочих помещений.

Помещение под крышей с открытыми клепаными фермами сложной конструкции использовалось в качестве выставочного зала. Весной 2010 г. там прошла и благополучно завершилась выставка «Небеса ручной работы», на которой были представлены уникальные «небеса» — комплексы подвесных потолочных икон из храмов Кенозерского национального парка, иконы и предметы церковной утвари, отреставрированные в Центре им. Грабаря. К счастью, на момент возгорания выставочный зал был пуст.

15 июля в Москве жара достигла 33 градусов; был побит температурный рекорд для этого дня, продержавшийся 72 года. Пожар вспыхнул в результате нарушения техники безопасности при производстве ремонтных работ на верхнем уровне под кровлей здания. Попытки рабочих справиться с возгоранием при помощи огнетушителей не принесли результата, первая прибывшая на место пожарная машина долгое время не могла приступить к тушению, из-за отсутствия поблизости пожарного гидранта с достаточным давлением. Все это привело к тому, что огонь охватил около 1,5 тыс. метров в верхней части здания. Полностью потушить мощный пожар удалось лишь спустя двадцать часов, причем за это время на здание обрушились (в том числе с вертолетов) сотни тонн воды и пожарной пены. Рабочие помещения почти не были затронуты огнем, за исключением нескольких комнат на втором этаже, пострадавших при обрушении перекрытия, и главными повреждающими факторами для них стали именно вода и пена.

В помещении Центра в это время находилось около 400 музейных предметов (иконы, произведения живописи, графики, декоративно-прикладного искусства, старинные ткани, деревянная скульптура, рукописи и др.) и множество произведений искусства, принадлежавших частным коллекционерам, поступившие на реставрацию и экспертизу. Там же находились представляющие большую ценность собрания самого Центра им. Грабаря, в том числе фототека, образцы холстов и другие научные коллекции, а также специальное оборудование для реставрации.

Сотрудники Центра – несколько десятков человек – покинули свои рабочие места по тревоге, рассчитывая вскоре вернуться, однако им пришлось несколько часов провести за линией оцепления, бессильно наблюдая за происходящим. Эвакуация культурных ценностей из горящего здания началась лишь тогда, когда оно уже было насквозь промочено. Так, сотрудницей Отдела реставрации средневековых книг и документов на бумажной основе Наталией Львовной Петровой было спасено из заливаемого водой помещения Спасское Евангелие XIII века из Ярославского музея-заповедника – одна из наиболее древних и знаменитых древнерусских рукописей, украшенных миниатюрами. К счастью, конструкция бункера-депозитария позволила сохранить невредимыми находившиеся в нем предметы, в том числе икону Богоматери Одигитрии XIII столетия из Псковского государственного музея-заповедника, находящуюся на реставрации с 1968 года, и икону XVI в. Богоматери Корсунской из новгородского Софийского собора в окладе, относящемся к XIXII вв., которая поступила на реставрацию в 2005 году. По сведениям, которыми мы располагаем, пострадали лишь произведения, в момент пожара находившиеся непосредственно в работе реставраторов и оставленные на столах. По имеющейся сегодня информации, полностью или частично уничтожены и повреждены ряд живописных произведений и вещей, находившихся на реставрации в секторе тканей.

На момент создания этого текста представители Москомнаследия в здании не появлялись, официальных заявлений о его состоянии не делалось.

17 июля координатор «Архнадзора» инженер-строитель Сергей Башиянц с согласия администрации ВХНРЦ им. Грабаря осмотрел поврежденный огнем памятник, оценил причины и последствия пожара и возможные пути реставрации здания.

Визуальный осмотр выявил грубые нарушения противопожарных норм, в том числе отсутствие в здании системы автоматического пожаротушения, отсутствие огнезащиты металлических несущих конструктивных элементов, применение в качестве утеплителя кровли горючего материала, отсутствие противопожарных перегородок и перекрытий в составе внутренней вставки.

Металлическим трехшарнирным аркам перекрытия, созданным в 1920-х гг., нанесен большой ущерб, они деформированы и частично обрушились, однако две из них все же уцелели и могут послужить образцом для воссоздания остальных.

По заключению эксперта «Архнадзора», после завершения следствия необходимо провести комплексное техническое обследование несущих и ограждающих конструкций, включая испытания металлических элементов, стальные конструкции, не поврежденные пожаром, досконально обмерить, кровлю и поврежденное перекрытие второго этажа удалить, после чего восстановить в новых конструкциях, идентичных старым, все удаленные и поврежденные огнем элементы.

Таким образом, мы констатируем, что выявленный объект культурного наследия, памятник архитектуры конструктивизма по адресу: ул. Радио, 17 безусловно подлежит восстановлению в режиме научной реставрации.

Вопрос о целесообразности возвращения мастерских им. Грабаря в данное здание, на наш взгляд, подлежит обсуждению.

Вывод наш в целом печален. Страшная история пожара в пермском клубе «Хромая лошадь» 5 декабря 2009 г., где более 150 человек заплатили жизнями за грубейшие нарушения правил пожарной безопасности при реконструкции помещения, беспечность при эксплуатации и преступную халатность пожарной инспекции, могла повториться в Москве, только жертвами помимо двоих погибших пожарных могли стать уникальные и бесценные объекты культурного наследия России, потеря которых столь же безвозвратна, как потеря человеческих жизней. Люди и памятники равно беззащитны как в Перми, так и в Москве и по всей стране. Огонь, вода, смерть и разрушение — а если спасение, то чудом, и чаще не благодаря, а вопреки.

Сейчас сотрудники Центра им. Грабаря проявляют настоящий героизм, спасая культурные ценности из поврежденного здания, залитого водой и ядовито пахнущей пеной. Людям, посвятившим себя служению в сфере, о благополучии которой государство всегда думало в последнюю очередь, к героизму не привыкать, но стыдно и горько видеть это всем тем, кто понимает, что жизнь и культура – две главные, непреложные ценности человеческой цивилизации.

Фотографии Натальи Самовер, Кирилла Самурского

UPD: По уточненной информации, спасительницей уникальной рукописи XIII в. — Спасского Евангелия оказалась Евгения Николаевна Осипова. Честь и слава ее мужеству и верности долгу. Равно как и всем сотрудникам ВХНРЦ им. И.Э. Грабаря, которые во время пожара и после него сделали все, что было в их силах, чтобы пожар не преватился в крупнейшую культурную катастрофу России.
Некоторые подробности спасения см. в журнале
http://sunders.livejournal.com/42960.html#cutid1
http://sunders.livejournal.com/43191.html

Спасибо волонтерам «Архнадзора», помогавшим реставраторам в эвакуации имущества Центра и произведений искусства. Культурные ценности находятся в безопасности, и это главное. Ради этого работал и будет работать Центр им. Грабаря, и ради этого создано и живет наше движение.

Распечатать статью Распечатать статью

4 комментария

Без культуры нет жизни... (Это о последней строчке статьи и не только..) Металлические конструкции в открытом виде сейчас не пропускает московская экспертиза по противопожарным нормам, даже если они обработаны специальным составом. Требуется оштукатуривание по сете - 2 см. Жаль, что придется смириться в очередной раз с невозможностью восстановления здания - как заявлено в официальной прессе.
Наталья Самовер больше года назад   Изменить
Ну, зачем же смиряться? Здание - памятник архитектуры, охраняется. Снести его не так-то просто. Повреждения существенные, но видали мы и похуже. За судьбой этого объекта мы будем, конечно, следить. Что касается оштукатуривания ферм, то это неприменимо к памятникам. Был голый металл и должен остаться голый. Что не исключает противопожарное окрашивание, конечно. Угроза в другом - в возможном несоблюдении технологии. Фермы 20-х годов были клепаные. Это красиво и это аутентично. Значит восстанавливать надо клепаные. А то видели мы, как типа воссоздали шуховский дебаркадер на Киевском вокзале - новые конструкции там сварные. Такое уродство... Рядом оставлена парочка подлинных и легко сравнить.
Так что же всё-таки так эффективно и долго горело на крыше? В тексте есть упоминание "горючего утеплителя". Это опять пенополистирол? Или что другое? Кто назовёт вещи своими именами? Это сколько же ещё зданий должно выгореть и людей погибнуть, чтобы полистирольный пенопласт был однозначно запрещён, как строительный материал? Увы, построенные заводы, выпускающие этот самый строительный пенополистирол (якобы негорючий пенопласт Г1 с липовыми сертификатами пожарной безопасности), должны быть загружены и приносить доход своим очень влиятельным владел(ь/и)цам... Не было бы пенопласта - нечему бы было там так гореть, и металл не обрушился бы.
Наталья Самовер больше года назад   Изменить
Из чего именно был изготовлен столь весело горевший утеплитель, должна выяснить экспертиза. Надеюсь, Следственный комитет не удовлетворится привлечением к ответственности работяг и нанявшего их завотделом обеспечения и эксплуатации здания, а копнет поглубже. Стоит поинтересоваться подрядчиком, использовавшим подобный материал при строительстве здания, и заказчиком, принявшим у него работу, и, главное, действиями должностных лиц Госпожнадзора, которые отвечали за безопасность здания и обязаны были отреагировать на все вопиющие нарушения. Центр им. Грабаря сгорел не потому, что два раздолбая нарушили технику безопасности, а потому, что он был построен и эксплуатировался так, что мог сгореть.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *