Москва бездомная

Константин Михайлов

Ее ломали крепкие хозяйственники, маститые архитекторы, режиссеры оперных театров и даже одна Государственная Третьяковская галерея

У нас украли очередной старинный дом. Не у «Архнадзора» — у Москвы. Дом № 10 на Кадашевской набережной. 16 декабря ФГУП «Государственная Третьяковская галерея» получила ордер ОАТИ на снос здания. К вечеру 17 декабря его уже не было. Наученные опытом Кадашей, Тверского бульвара и Ростовского переулка, московские преобразователи и реконструкторы перешли к тактике блицкрига. Увы, на Кадашевской набережной блицкриг против старого города увенчался успехом. Я подъехал к воротам стройки в половине девятого и успел увидеть, как экскаватор заваливает последний угол фасада.


На стройке были любезны. Ко мне вышел человек, назвавшийся Александром. Я представился и попросил показать ордер на снос. Он показал. И еще показал разрешение Москомнаследия на этот снос, выданное Третьяковской галерее 9 июля 2010 года.

Перечитывать эту фразу не хочется. На снос старинного красивого дома, некогда составлявшего часть парадного, обращенного к Кремлю, фасада Замоскворечья, Москомнаследие выдает разрешение Третьяковской галерее. Одни хранители наследия выдают другим разрешение на его уничтожение.

В 1994-м именно здесь, со сносов на Кадашевской набережной, начиналась лужковская «реконструкция» старой Москвы. Круг замкнулся – теперь здесь случился первый снос собянинского времени. Да, я понимаю, что все основные решения приняты раньше «дня утраты доверия» Но хронология – упрямая вещь.

?.??????

Я даже не хочу обсуждать здесь законность происходящего. Охранная зона Московского Кремля, охранная зона Замоскворечья – и экскаватор. Зачем придуманы вообще охранные зоны вокруг памятников архитектуры? Понятно и школьнику: чтобы сохранялись и охранялися не только памятники, но и их естественный исторический контекст. Какой смысл утверждать территории охранных зон, чтобы выдавать потом разрешения на снос? Это, пожалуй, школьнику не понятно, но понятно взрослому: если кто-то хочет построиться в центре, он может сделать это под видом пресловутой регенерации. И что с того, что регенерацию московский закон об охране памятников определяет как восстановление утраченных элементов архитектурных или градостроительных ансамблей? Закон законом, а в документах правительства Москвы (и, естественно, при их исполнении) регенерацией оказывается снос подлинной исторической застройки в охранных зонах и новое строительство на ее месте. Вместо восстановления утраченного – сносят подлинное. Вернее, быстренько организуют экскаваторную утрату подлинного и строят новое. Это, видимо, предстоит пережить в будущем и Кадашевской набережной. Несмотря на то, что еще в 2006 году председатель ЭКОСа Александр Кудрявцев заявлял, что проект нового музейного комплекса не соответствует требованиям законодательства о регенерации.

Снесенный только что комплекс зданий Хлудовской биржевой артели (с надворными постройками середины XIX века), между тем, представлял собою не рядовой элемент городской застройки. В декабре 2009 г. в Москомнаследие поступил акт историко-культурной экспертизы, выполненный тремя видными специалистами в области реставрации и охраны архитектурного наследия – В.А. Виноградовым, И.И. Кроленко, И.К. Русакомским. Эксперты дали подробное обоснование присвоению указанному зданию статуса объекта культурного наследия и невозможности его сноса. Подчеркну: это не мнение общественников, «дилетантов», журналистов – это вердикт профессиональных экспертов, работающих с памятниками не один десяток лет. Но обращение, к которому был приложен этот акт, было возвращено Москомнаследием в феврале 2010 г. даже без рассмотрения.

??????????? ??????????.

На том основании, что вопрос о статусе дома № 10 по Кадашевской набережной уже рассматривался в Москомнаследии в марте 2009 года, и здание было сочтено недостойным звания памятника – ему присвоили статус «объекта историко-градостроительной среды». Все вроде бы законно – по постановлению правительства Москвы, повторные заявки на охрану не рассматриваются. Но интересное дело – почему в нашем городе историко-культурное правосудие так избирательно? Вопрос о статусе памятника решается единожды и навсегда (как будто не открываются новые обстоятельства и свидетельства культурной ценности – боюсь, сегодня Петру Барановскому не удалось бы, как в 1960-х, спасти Английский двор, показавшийся из руин сносимого здания, казавшегося поздним, Москомнаследие просто ответило бы ему, что вопрос о статусе уже рассмотрен). А вот вопрос о сносе исторических домов можно поднимать и рассматривать сколько угодно раз – до тех пор, пока эксперты не устанут сопротивляться. Так было со снесенной летом усадьбо Алексеевых на улице Бахрушина, так было с не снесенным еще комплексом зданий работы архитектора Нирнзее на Садовнической улице, 9. Так было и с домом 10 по Кадашевской набережной. В 2002 году эксперты рабочей группы «несносной комиссии» столичного правительства отказались вынести решение о его сносе, решив «сохранить предложенное к сносу строение как представляющее историко-архитектурную ценность и находящееся в удовлетворительном техническом состоянии». Что ж, в 2006 году вопрос о сносе здания Хлудовской артели, как ни в чем не бывало, вновь разбирался на комиссии под председательством В.И. Ресина – и был вынесен желанный вердикт о сносе.

?.??????

В июле 2010-го, Москомнаследие, как уже сказано, выдало свое разрешение на снос. Если нам когда-нибудь удастся встретиться с Александром Кибовским (в отличие от своего предшественника, он рабочих встреч с «Архнадзором» не проводит, на комиссии не приглашает), мы обязательно у него спросим, как он понимает самую первую статью Закона города Москвы «Об особом порядке регулирования градостроительной деятельности на исторических территориях города Москвы и на территориях зон охраны объектов культурного наследия в городе Москве» № 40 от 09.06.2004. Там сказано, что охранные зоны устанавливаются «в целях обеспечения сохранности объекта культурного наследия в его исторической среде”. Если мы правильно понимаем русские буквы, то выдача разрешений на снос объектов этой самой среды является прямым нарушением требований этого закона.

1 ноября в Департамент по культурному наследию было подано заявление-рекомендация, к которой был вновь приложен цитированный выше акт историко-культурной экспертизы. 21 декабря, уже после сноса, все это вновь вернулось без рассмотрения.

Еще в начале 1990-х годов эксперты считали старинную застройку Кадашевской набережной одним из наиболее хорошо и полно сохранившихся ансамблей исторического города. Теперь Кадашевской набережной нет. В 1994 году по распоряжению Юрия Лужкова снесли дом № 12 (памятник архитектуры XVIII века), который потом посмертно сняли с охраны. Прокуратура пыталась возражать и против сноса и против разжалования, просила мэра устранить нарушения закона. Мэрия откликнулась – были снесены дома №№ 14 и 16, проломленные сводчатые перекрытия их подвалов некоторое время торчали посреди пустырей. Потом сломали еще несколько старых домов – все это теперь заменено новоделами, из-за которых едва видны маковки Воскресенской церкви. Дом № 10 был одним из последних. В охранной зоне Московского Кремля, в которую входят фасады Кадашевской набережной, доохранялись до предпоследнего дома.

AVE, CAESAR, MORITURI TE SALUTANT! Прощально помахивая разрешениями Москомнаследия.

На наших глазах из Москвы белокаменной и златоглавой вырастает Москва бездомная. В ней все больше многофункциональных комплексов, в ней все меньше старинных домов. Ильф и Петров XXI века обязательно напишут про Москву: ее ломали крепкие хозяйственники, маститые архитекторы, режиссеры оперных театров и даже одна Государственная Третьяковская галерея.

P.S. Именно поэтому свой пикет протеста против очередного сноса в охранных зонах «Архнадзор» проводит 26 декабря напротив дверей художественной галереи – хранительницы заветов Павла Третьякова, хранителя и собирателя русского искуссства.

Фотографии сносов А.Смарыгина и А.Можаева, проект новостройки — А.Боков и А.Сержантов.

Распечатать статью Распечатать статью

22 комментария

У Спаса на кружке забыто наше детство. Что видится теперь в раскрытое окно? Все меньше мест в Москве, где можно нам погреться, все больше мест в Москве, где пусто и темно. Мечтали зло унять и новый мир построить, построить новый мир, иную жизнь начать. Все меньше мест в Москве, где есть о чем поспорить, все больше мест в Москве, где есть о чем молчать. Куда-то все спешит надменная столица, с которою давно мы перешли на "вы"... Все меньше мест в Москве, где помнят наши лица, все больше мест в Москве, где и без нас правы. Булат Окуджава, 1979 Писал он, скорее всего, не об этом, однако...
Бездомный дом, боящийся, болящий, Ютящийся задворками дворов, По-стариковски сгорбленно стоящий Но ст?ящий и самый настоящий Среди своих соседей у метро Покорно ожидает приговора Свершенье в неоговорённый срок... О как бы ярок и наряден мог Он быть, прохожих приглашая взоры! Но красоты старинной слишком дорог Для содержанья церемониал. Порядок современный скор в сужденьях: Бесправно то, что не приносит денег, Бессмысленно. Верховный трибунал Дает добро скорей играть финал, Чтобы потом - на свежем пустыре, Как на чужой десны кровавой ране Высверливать отверстье под имплант. И чт? толпе бессмысленный талант, Когда сквозняк на сердце и в кармане, И сделка с совестью забита в прейскурант?..
Михаил Иванов больше года назад   Изменить
Дикая страна - дикие чиновники - дикие третьяковские галереи 21 века... ни чего не изменилось со времен Пушкина: любя Париж - пример с него не берут....
Что значит не изменилось? А те дома которые сносят когда были построены? В том-то и беда, что все слишком изменилось
Какой Париж? С изнасилованным Лувром и башней "Монпарнас"?
...по окончательном устройстве города последовал целый ряд празднеств. Во-первых, назначен был праздник по случаю переименования города из Глупова в Непреклонск; во-вторых, последовал праздник в воспоминание побед, одержанных бывшими градоначальниками над обывателями; и, в-третьих, по случаю наступления осеннего времени, сам собой подошел праздник "предержащих властей". Изнуренные, обруганные и уничтоженные, глуповцы, после долгого перерыва, в первый раз вздохнули свободно. Они взглянули друг на друга - и вдруг устыдились. Они не понимали, что именно произошло вокруг них, но чувствовали, что воздух наполнен сквернословием и что далее дышать в этом воздухе невозможно. Была ли у них история, были ли в этой истории моменты, когда они имели возможность проявить свою самостоятельность? - ничего они не помнили. Помнили только, что у них были Урус-Кугуш-Кильдибаевы, Негодяевы, Бородавкины и, в довершение позора, этот ужасный, этот бесславный прохвост! И все это глушило, грызло, рвало зубами - во имя чего? М.Е.Салтыков-Щедрин
давайте жить дружно!
Кирилл Воронов больше года назад   Изменить
Какой же это ужас!!! Вид со стороны набережной и моста(эскиз №2 проекта) своим фасадом с массивным остеклением с ромбической сеткой,а так "вставками" её в элементы базисного строения создает уверенное впечатление что это здание тюрьмы или дурдома для особой буйных,но ни в коем разе не для галереи художественного музея.
Это у них такие представления об Италии наверна...или очки некачественные.
Наталья Самовер больше года назад   Изменить
Вы еще не обратили внимание на деревья, которые предлагатся посадить на террасах (третий эскиз - вид со стороны переулка). По Лаврушинскому переулку появляется горный ландшафт с висячими садами. Регенерация, как и было сказано.
...это вот эти вот шарики??????? хм...пожалуй единственно, что можно им простить, живое самоценно однако.
Кирилл Воронов больше года назад   Изменить
Обратил конечно же,но не стал писать об этом ибо вне контекста сноса дома №10. Увы,такое же разочарование как и например "привет Лувру" в виде конусообразной пирамиды с первого эскиза.
Кто с кем должен начать жить дружно? Собственники памятников не хотят мира с памятниками, вот в чем проблема...
Уважаемый Константин, по поводу вопроса, который Вы хотите задать А.Кибовскому. А почему бы не послать в Москомнаследие официальный запрос о том, как понимается эта статья закона?
Господи! Ну если у нас Третьяковская галерея сносит памятники архитектуры, чтобы разжиться землицей, то спасенья нет. Такое вот самоотверженное спасение Русской культуры :)) Бедный Третьяков в гробу ворочается, я думаю. Всю Кадашевскую набережную жалко просто до слез.
Юлия Викторова больше года назад   Изменить
Война культур продолжается ! До победного конца ! Горе старым и больным !
Страшно, что Третьяковка способна на подобное преступление. Если не ошибаюсь, летом в мцзее сменился директор. Молодая дама. Видно, это первая "ласточка" от нее....
Есть конкретный человек, отвечавший за этот снос - Олег Алексеевич Беликов. Не все сотрудники Третьяковки вообще осведомлены в том, какие планы у их начальства. Впрочем. это лишний раз доказывает, что наша культура в том же состоянии, что и все общество.
Алексей Петухов больше года назад   Изменить
В высшей степени прискорбно, что музеи задают такой "стандарт" отношения к наследию. Еще хуже, что крупнейшие федеральные музеи столицы теперь явно конкурируют - чья реконструкция круче :-( А рука у проектов одна - позорная, чувствуется сразу. "Мастер" кургузых стеклянных крыш и рахитичных пирамидок - недоархитектор Боков. На его счету уже не одна реконструкция подобного рода - настоящий "фирменный стиль" вырисовывается... Стыдно.
ПОЗДРАВЛЯЕМ ВСЕХ АРХНАДЗОРОВЦЕВ С НОВЫМ ГОДОМ!!!!! ЖЕЛАЕМ ВАМ ЗДОРОВЬЯ, И ВСЕ-ТАКИ ХОДИТЬ НА КЛАССИЧЕСКИЕ КОНЦЕРТЫ И СПЕКТАКЛИ... ЖДЕМ ВАС И В ГЕЛИКОНЕ НА СПЕКТАКЛЯХ! ГЕЛИКОНОВЦЫ
И вам всего доброго, Ваше здоровье!!!
Какие вы милые! И вам не хворать. И все-таки научиться писать строчными буквами, а не только прописными.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *