У непарадного подъезда

Константин Михайлов

В двадцатых числах апреля вашего покорного слугу известили о том, что комиссия Москомнаследия направляется в одно прекрасное утро в палаты Гурьевых в Потаповском переулке – принимать работы по установке над зданием временной кровли. И я пришел в условленное время к некогда парадному подъезду, т.е. к арке ворот в переулке, наглухо перекрытой теперь железными воротами. Рядом, как и положено, располагается будка охранника.

О судьбе редкостного памятника архитектуры XVII-XIX веков, пережившего в последние два года и пожар, и попытки лишения охранного статуса, и многомесячное вымораживание и выморачивание, «Известия в 2009-2010 гг. писали уже не раз. Несмотря на все вышеописанное, памятник сохранил и средневековые своды, и фрагменты барочного убранства фасадов, и остатки некогда роскошной отделки парадных интерьеров. Но при этом спасать его никто не торопится.

Город Москва еще в 2004 году заключил договор о соинвестировании его реставрации с ООО «Регион Инвест». Условия этого договора в последней редакции зафиксированы специальным постановлением Правительства Москвы от 30 июня 2009 года: за ООО – 95% инвестиций и столько же получающихся на выходе жилой площади и подземных машиномест; за городом – соответственно 5%.

После пожара в декабре 2009 гола дом простоял несколько месяцев, открытый всем ветрам и атмосферным излияниям. Кладка и фундаменты трескались, лепнина в интерьерах промокала и разваливалась. Лишь в апреле 2010-го Москомнаследие, поощряемое общественной критикой и даже судебным иском, начало предпринимать меры по его спасению: проводить совещания и направлять в разные адреса обращения, пытаясь вдохновить инвестора на проведение противоаварийных работ. Переписка о временной кровле продолжалась несколько месяцев, назначались и проходили разные сроки ее установки. А весенние, потом летние, потом осенние дожди продолжали размывать все то, что уцелело в огне.

Наконец, руководство Москомнаследия специально обратилось к руководству города, и в конце концов было решено сделать на здании временную кровлю за бюджетный городской счет. Заметим, что это происходит на объекте, реставрация которого должна на 95% происходить за счет частного инвестора.

Работы по установке лесов и временной кровли начались в самом конце декабря 2010 года, в годовщину пожара. А закончились они только теперь, в годовщину первых прошлогодних апрельских обращений и совещаний. Проведены они усилиями префектуры ЦАО, за что отдельное спасибо префекту Сергею Байдакову.

Теперь, проходя по Потаповскому переулку, при виде палат Гурьева можно не только горевать, но и немного радоваться: дожди внутри памятника больше не идут. Я глубоко убежден, правда, что если бы не настойчивость Москомнаследия и отзывчивость префектуры ЦАО, и временной кровли бы не было. Такая уж у нас практика частно-государственного партнерства в сфере реставрации памятников.

Я рад бы описать плоды усилий префектуры подробнее, но не могу. Потому что охранник из будки, поговорив по телефону с начальством и тщательно переписав все паспортные данные в амбарную книгу, сообщил мне, что на объект меня пускать не велено. Комиссия Москомнаследия пошла внутрь, а я остался у непарадного подъезда.

Я связался по телефону с ответственным представителем ООО «Регион Инвест» Георгием Чекалкиным. Тот подтвердил отказ: вы не сотрудник Москомнаследия, не работник префектуры, их мы пускать должны, а вас не должны. С Георгием Чекалкиным мы не раз беседовали в 2010 году, в том числе и на объекте, куда он тогда еще не отказывался допускать представителей общественности. И он всякий раз заверял меня, что ООО «Регион Инвест» намерено реставрировать дом и сделает для этого все возможное.

Конечно, когда журналиста куда-либо отказываются впустить, легче всего заподозрить, что от него хотят что-нибудь скрыть. Но я постараюсь быть объективным. Тем более, что скрывать-то нечего. Все, что могло по этому адресу плохого случиться, уже случилось, не считая, конечно, прямого сноса здания.

Читатели все же могут увидеть фотографии, сделанные в палатах утром 21 апреля. Ничего принципиально нового, интерьеры продолжают самораспадаться, сразу после пожара они были в гораздо лучшем состоянии. По свидетельству побывавших в доме, в нем опять, как и год назад, атмосфера холодной бани – все пропитано испарениями. И – временная кровля, конечно, благо, однако она не заменит ни укрепления стен, ни укрепления фундаментов. А без этого памятник может быть безвозвратно потерян.

Теперь – в порядке объективности – посмотрим, что происходило с памятником архитектуры после заключения инвестиционного договора, т.е. с тех пор, когда в палатах Гурьева стало распоряжаться ООО «Регион Инвест».

Из дома отселили жильцов. Никакая реставрация не начиналась, хотя еще в 2004 году Главное управление охраны памятников Москвы (предшественник Москомнаследия) утвердило ее проект. Зато в конце 2000-х гг. дом оказался на неизвестных основаниях населен десятками семей гостей столицы, впоследствии исчезнувших в неизвестном направлении. В 2009 году ООО «Регион Инвест» дважды обращалось к московским властям с просьбой рассмотреть на Межведомственной комиссии под руководством первого вице-мэра Владимира Ресина вопрос об охранном статусе здания. Накануне заседания комиссии в доме вдруг случился пожар. (Комиссия решила отказать дому в статусе объекта культурного наследия, что открывало дорогу к реконструкции, пристройкам и освоению подземных пространств. Однако затем Правительство Москвы упразднило эту комиссию вместе с ее решениями, и дом остался выявленным памятником арзитектуры). Наконец, в марте 2010 года, если верить публикации на официальном сайте Москомнаследия, инвестор поднимал вопрос о сносе здания, но Москомнаследие ему отказало. Более года дом разрушался под воздействием стихий. Теперь, в апреле 2011 года, на нем поставили леса и временную кровлю за государственный счет. А инвестор, как ни в чем не бывало, распоряжается, кого туда пускать.

В сухом остатке: есть памятник и есть частный инвестор, который за семь лет не произвел на нем никакой реставрации, зато выносил его на комиссию, которая решила снять с него охранный статус, потом предлагал его снести, потом не потратился даже на временную кровлю.

Мне кажется, у правительства Москвы есть теперь все основания, чтобы объективно оценить искренность намерений инвестора сохранить и отреставрировать этот памятник. Кстати, реставрационные работы, согласно вышеупомянутому постановлению правительства Москвы, должны завершиться в 2011 году.

Конечно, можно опять попросить прийти на помощь отзывчивую префектуру ЦАО. Но может быть, тогда логично, чтобы она вместе с Москомнаследием палатами и распоряжалась?

Опубликовано в «Известиях»

Распечатать статью Распечатать статью

3 комментария

Вот-вот-вот: инвестор не священная корова. Должна быть жесткая зависимость: не выполняешь охранное обязательство, сроки работ - иди "вон с пляжа" торговать участками без подряда, если уж есть такая тяга к земле.
Ирина Трубецкая больше года назад   Изменить
Если есть предписания/обязательсва, наверное, должен быть и контроль. Если инвестор проявил себя подобным образом, доводя дом "до ручки", и даже крышу пришлось ставить за гос.счёт, есть ли методы/прописанный порядок изъятия здания обратно в гос.собственность?
Я, кстати, был свидетелем пожара- проходил мимо в 2009, когда огонь только потушили. Известны ли причины пожара? Из текста выходит, что это, видимо, дело рук очередного Василия Алибабаевича, которого незаконно поселили в реставрируемом памятнике. Найти бы виновного чиновника и заставить оплатить ремонт.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *