Дьяковское пепелище

Только-только отцвели сады на заповедных Дьяковских холмах. Одно из лучших в Москве мест, для того, чтобы увидеть весну. Ходите, приобщайтесь, радуйтесь, и вспоминайте о тех, кто сажал эти яблони. Ведь ещё недавно у садов были хозяева, потомки и наследники крестьян, живших здесь веками и даже тысячелетьями. Древние сёла Коломенское и Дьяково были уничтожены в 1980-х и это то, о чём не помнить, как говорится, не вправе мы. Предлагаем вашему вниманию сильнейший документ эпохи — письма селян в Моссовет и газету «Правда», 1987 год. Впервые опубликованы МГО ВООПИиК в сборнике «Коломенское: прошлое, настоящее, будущее» в 1991 г.

И пусть эта публикакция посвящается всем выселенцам — москвичам, ставшими эмигрантами в собственном городе.

«С горечью и болью в сердце за свое село обращаются к Вам жители г. Москвы Красногвардейского р-на с. Дьякова, того самого Дьякова, о котором так много говорят и пишут. Вот уже более двадцати лет мы сидим, как говорят, «на чемоданах» в совершенно ненормальных условиях. Строить не разрешали, семьи росли, и все это время мы ждали сноса села. В 1980 г. под Олимпийские игры начали сносить старинное кладбище под видом «благоустройства» парка. Останки погребенных перевозились на перезахоронение на Хованское кладбище. Мы очень горевали. Кладбище действительно очень старое, но ухоженное, как музей под открытым небом, со множеством старинных памятников и старинных изгородей. Тут вскоре пошел слух, что и село наше будут сносить, а на нашей территории будет музей деревянного зодчества под открытым небом. И начали ломать, а вернее сказать — крушить. Лучшие дома были вывезены райисполкомовскими работниками и дирекцией охранной зоны музея-заповедника «Коломенское» на дачи. Было бы не так уж обидно, если бы и к нам отнеслись по-доброму, а к нашему селу — живописнейшему и древнему — по-заповедному. Нас подгоняли, вручали повестки, где назывался срок сдачи дома или разбора пристроек. Это делала Н. Н. Винокурова от ДЭЗ-3. Было отключено уличное освещение, когда село еще жило полнокровной жизнью и народу было немало. 41-е отделение милиции тоже поторапливало с выездом. Только под таким большим давлением трогались мы с родных мест, оставляли дома. Резали скотину (коров, овец, свиней и т. д.). Жители тяжело продолжают переносить выселение. Кому мы помешали? Село наше находилось в стороне от дороги, утопало в зелени. Жили дружно и весело. Кормили себя и большие свои семьи. Излишки мяса и овощей сдавали государству и продавали на рынке, вносили свой посильный вклад в решение Продовольственной программы.

Дальше в селе начался настоящий разбой. Лучшие дома были разобраны и вывезены неизвестно куда… Когда крепкие были выбраны, менее интересные для продажи стали сгорать один за другим. Сгорели дома 15, 19, 20, 21, 22, 23, 45, 55, 59. В их числе — дом Мазовой Антонины Михайловны, не успевшей получить ни компенсации за дом, ни квартиры. Не получили компенсации Ольга Ивановна Юдченко (№ 65), владельцы домов №№ 26, 38, 42, 42а, 76 и ряда других. Дирекция охранной зоны не принимает никаких мер по охране домов. Нас, жителей, не уважают, гонят от родных мест. Мы едем и горюем, некоторые плачут, ведь мы едем на пустые места. Как же мы можем забыть свое родное место, ведь мы родились здесь и выросли, корнями вросли в землю. Эта боль никогда не пройдет, ее нечем успокоить. А самое большое зло сделано земле нашей. Варварское отношение к ней потрясло нас. Земля до сих пор знала только заботу и любовь к ней. Теперь вырываются огромные котлованы, туда бульдозер сталкивает кирпич, бревна, железо, и засыпают все это глиной, доставаемой со дна котлована, и размазывают. Разве так можно?! Ведь очень скоро все сгниет в яме и снова надо будет возить землю и засыпать ямы. Беспощадно уничтожают культурный слой почвы, копившийся веками. Уничтожают ценные сорта плодовых деревьев. Стирают с лица земли наши сады, в которые вложен огромный труд. Горит наша утварь, одежда, иконы, старинные книги, которые впору показывать в музеях. И все это цинично называют благоустройством.

Просим Вашего вмешательства по наведению порядка, потому что больно смотреть, как государственные деньги тратятся на разрушение. Получается, что село наше сожгли, разграбили и бросили. Везут сюда всякий хлам и мусор, даже у дома № 69 закопали в такой котлован резиновые покрышки. Что же здесь, мусорка? А еще с нас берут подписку о непользовании землей. Почему? Чтобы земля наша плодородная не зарастала бурьяном, почему бы не разрешить бывшим жителям села Дьяково пользоваться ею. Ведь пока еще что-то здесь будет, мы охотно будем выращивать урожай, тогда и вид будет ухоженный, а не заброшенный. Как известно, мы ведь потомственные и знаменитые садоводы и огородники, всю свою жизнь трудились честно и добросовестно в колхозе им. В. И. Ленина, отдавая свое здоровье, знания и богатый опыт, копившийся из поколения в поколение. Разве может быть плохо кому-нибудь от изобилия овощей и фруктов, которые мы возами везем на рынок? Для москвичей это неплохое подспорье. Посудите сами, что мы выращиваем: картошку, редьку, репу, лук, редис, огурцы, свеклу, укроп, салат, щавель, шпинат, киндзу, кабачки, паттисоны, малину, сливу, смородину черную и красную, клубнику.
Очень просим Вас найти справедливое решение.

Многочисленные жители с. Дьяково
(более 80 подписей)

ЗАЯВЛЕНИЕ

Я, Миронов Вячеслав Васильевич, являюсь свидетелем, как варварски громили село Дьяково-городище, тракторами равняли загородки и земли жителей села, засеянные зеленью и овощами, сжигали и уничтожали дома, гаражи, сараи, кто не давал бутылки коньяка т. Абрамяну и бригадиру. 30 мая у меня в доме взломали дверные замки рабочие музея под руководством бригадира Володи. Я обратился с жалобой к т. Абрамяну и попросил справку на продажу своей половины дома. Он ответил, что никакой справки он не даст и уверял меня, что с 10 июня 1986 г. будут работать в моем доме архитекторы, и если они сочтут, что дом имеет историческое значение, то мне выплатят компенсацию. Три месяца работали архитекторы в моем доме. Дом был выстроен в 1862 г., имеет историческую и художественную ценность, сняты чертежи (так сказал архитектор Гусев И. В.) и относится к музею-заповеднику «Коломенское».
После 6 месяцев моих хождений и мучений по вышестоящим организациям мой дом был сожжен 28 ноября под руководством зам. директора музея охранных зон заповедника т. Беляева Н. В. и компенсацию я не получил.
Март 1988 г.

Я, Мазова Антонина Михайловна, свидетельствую:
Я родилась в 1928 г. в с. Дьяковском Московской обл., Ленинского р-на, раньше оно так называлось, когда не входило в черту города Москвы, теперь именуется Дьяково-городище. Все мои предки: дед, прадед, прапрадед, жили в этом селе. В 1983 г. начали сносить это село. Многие получали квартиры, но я не хотела расставаться с родными, прекрасными, памятными с детства местами, и не получала квартиру, живя в своем доме № 59 по ул. Дьяково-городище. Многие дома, из которых выехали, стали поджигать, затем подгоняли бульдозер и разравнивали бугры от пожара. 6 февраля 1987 г., когда я ушла на работу в 14 часов, мой дом подожгли. Когда утром 7 февраля я шла с работы, в 9 часов меня повстречал участковый из 41 о/м и спросил, где я живу? Я ответила в доме 59, он сказал, что вчера ваш дом сгорел. Я осталась, в чем ушла на работу. Сгорело все: мебель, посуда, одежда. Обращалась я в бюро инвентаризации, чтобы мне помогли получить компенсацию, но все от меня отвернулись. В ЖЭКе тоже не помогли, там т. Панарошкин С. А. пообещал помочь, потом отказал.
Теперь я живу в благоустроенной квартире, но все равно сердце мое лежит в Дьяково-городище. Я бы очень хотела снова жить там.
На месте, где стоял мой дом, какой-то тип выстроил сарай с окнами с одной стороны и террасой с другой, и говорят, что это кузница для музея. Это все маскировка, кто-то из музейных людей собирается там летом жить, это очень обидно мне. Меня подожгли, а этот тип будет жить.

Я, Герасимов П. П., свидетельствую:
Нас, жителей Дьяково-городище стали вытеснять с осени 1983 г. по выборке домов. Самые свежие, последних лет постройки — первыми. Этим жителям сразу же предлагали квартиры. И на эти дома приколачивали вывески такого типа: «Дирекция Заповедной зоны музея Коломенское». Недолго эти дома просуществовали, их начали разбирать и увозить неизвестные нам люди на дачи. И командовал этой операцией Абрамян Николай Георгиевич, мастер реставрации заповедной зоны. Он до сих пор находится в облюбованном им доме-«конторе».

Мой дом исправный, он построен по старому ладу и его реставрировать не надо, простоял бы еще около 100 лет. Но мне стали надоедать посещениями из ДЭЗа. Техсмотритель Винокурова Н. Н. и еще незнакомые мне люди говорили, чтобы я шел просить квартиру, и сказали мне, что дом мой продан. Спрашивается, зачем же я должен выпрашивать, они ведь сами должны были предложить мне квартиру. Когда я пошел в жил. отдел поинтересоваться, то там мне сказали что квартиры мне нет, что дом в «красной» черте и к сносу не подлежит. Но меня стали доводить, срезали провода освещения несколько раз. Так я жил и мучался весь 1984 г. и по сентябрь 1985 г. А еще страшны были пожары, нет-нет, да вспыхивают вокруг. Поневоле пришлось ходить несколько раз выпрашивать, стал бояться сгореть, как некоторые соседи. В общем, пришлось выехать. Как говориться, выгнали не мытьем, так катаньем. Я никогда не расстался бы со своим домом. Но обстановку создали хуже некуда и пришлось покинуть гнездо. Тот гражданин, который разбирал и увозил дом, заплатил за него по квитанции 270 рублей. Мне думается, что он даже в переводе на дрова стоил дороже, дом-то пятистенок.

Шустова Анна Георгиевна свидетельствует:
В прошлом году в деревне Дьяковское я увидела потрясающую картину: варварское разрушение домов, груды железа и кирпича, обгоревшие электрические столбы, обгоревшие и обломанные фруктовые деревья и ягодные кусты.
Заплаканные жители этой деревни рассказывали, как еще не получили жилье, а их дома уже сломали и сожгли. Я смотрела на все это и тоже плакала. Так как эти картины напомнили годы Великой Отечественной войны. Тогда фашисты так расправлялись с нашими городами и деревнями. Но то были чужеземцы, фашисты! А кто же теперь чинит такую расправу над деревней Дьяковское? Ведь она имеет историческое прошлое! Еще в школе в 30-е годы и позже я читала, что с Дьяковского городища начиналась Москва!!! И еще приведу такой факт. Когда-то моя бабушка, жительница д. Садовники, рассказывала мне, как ее прабабушка со многими женщинами деревень Коломенское, Садовники и Дьяковское устроили побоище французским солдатам, бежавшим из горевшей Москвы. Били и гнали: вилами, лопатами, граблями.

Я сама родилась в д. Садовники и все мои предки родились здесь. А где эта наша родина? Я сейчас не могу найти.
Так неужели мало деревень уничтожено. Только в Красногвардейском районе их 11: Коломенское, Садовники, Беляево, Шайдурово, Xохлово, Шипилово, Орехово, Борисово, Братеево, Сабурово, Дьяковское! Сейчас взялись восстанавливать и оберегать памятники культуры и исторические места. Люди!!! Я обращаюсь к вам, в первую очередь к тем, кто по долгу службы обязан остановить это варварское уничтожение в д. Дьяковское !!! Возродите обратно хоть несколько домов в д. Дьяковское! Оставьте память об историческом месте, что немаловажно для будущего наших детей и внуков.

Чижов Александр Сергеевич свидетельствует:
Товарищи! Хочется поделиться с вами о тех безобразиях, которые проводились в разрушенном селе Дьяковском. Там было много домов, которые имели историческую ценность и я даже слышал, что они должны были остаться как музейные экспонаты. Но все это не захотели сберечь люди, которым это было поручено. Сколько домов сгорело, на которых было отмечено, что дом охраняется государством? Вот и мой дом № 46, построенный лет 150 тому назад, тоже куда-то исчез. Пришли какие-то молодые люди и начали срывать двери и выворачивать окна. Я их спросил, что же вы делаете? Ведь это же дом, который имеет историческую ценность. Но что им было ответить, ведь они выполняли чье-то указание. Я не могу понять, почему у людей молодого поколения так много неуважения и к тем старым строениям, которые возводили наши прадеды, и к тому, что в настоящее время. Вот у меня за домом росло несколько вишен и слив — все поломали. В общем, получается так, что после себя хоть потоп. И вообще было село Дьяковское, как аллея смотрелось, а теперь растет бурьян да крапива. Напишу о своем доме № 46. Как говорил мой отец, было построено три дома на деньги, которые были получены за солдата, шедшего добровольцем на 25 лет службы и не вернувшегося я домой. Один дом не сохранился, а два других вот разрушили.
Чижов А. С., 1925 г. рождения
инвалид Отечественной войны

Я, Депутатов Василий Михайлович, как и другие коренные жители с. Дьяково-городище, подвергся варварскому изгнанию из родного дома. Моя семья проживала доме № 8 по 2-й улице Дьяково-городище. Жители ничего не знали о том, как пойдет переселение. Надо было хотя бы собрать нас в клубе и проинформировать, но руководители Красногвардейского исполкома и дирекция охранной зоны все делали скрыто. Первыми выгоняли тех, у кого были хорошие дома. Их выбрало начальство себе на дачи, дома продавали через райисполком. Ко мне приходила начальник ЖЭКа Винокурова Надежда Николаевна, требовала: «Давай уходи, твой дом уже продан». Но я отвечал, что я еще не получил квартиру, куда же вы меня выгоняете из родного дома? Приходили люди, которые купили мой дом, я их даже на порог не пустил. Приходили из 41 о/м, спрашивали, скоро ли я буду выписываться, проверяли паспорт, предупреждали, что я остаюсь один на всю улицу, жить будет страшно. Я ответил, что денег у меня нет и убивать меня не за что. Я участник войны, имею шесть медалей и медаль, за многолетний доблестный труд, вышел на пенсию, имея 40 лет стажа. Жил я один, жену похоронил в июне 1985 г.
В первых числах ноября пришел Абрамян из дирекции охранной зоны, дал мне на выезд одну неделю. Угрожал, что если я не получу за это время квартиру, он меня все равно выгонит. 8-го ноября 1986 г. на мой дом было совершено первое нападение. В 2 часа ночи пришли трое неизвестных, требовали, чтобы я открыл дверь. Я отказался открыть, они дверь выломали, ворвались в дом, требовали вина. Я сказал, что этой гадости не пью. Тогда они сорвали замок в гардеробе, нашли 30 рублей денег, забрали их, пригрозили мне, чтобы молчал, и ушли. Через неделю было второе нападение с покушением на мою жизнь. В три часа ночи в дверь начали стучать. Кто-то пригрозил: если не откроешь, мы тебя сожжем. Я ответил, что лучше сгорю, но не открою, тогда они разбили 6 окон. Их было двое в солдатской форме и трое в гражданской одежде. У меня стояли вилы недалеко от кровати, я схватил их и стал обороняться, одного как следует зацепил. Они обозлились, связали меня и бросили в подвал, а сами пошли шарить по углам — искали деньги и керосин. Если бы нашли, то сожгли бы и меня вместе с домом. Около пяти утра я смог выбраться, вызвал наряд из 41 о/м. Составили акт и протокол. Никакого ответа на мое заявление я не получил.

Я, Качалин Г. А., жил в доме № 15, ветеран войны.
Реставраторы определили, что моему дому более ста лет. И всего один-единственный венец нуждался в замене, настолько крепкая была постройка. Сказали, что цена этому уникальному дому — 59 тысяч. Реставраторы разобрали обшивку и вдруг средь бела дня дом вспыхнул, как спичка и сгорел за полтора-два часа. Так гореть может только древесина, облитая горючей смесью. Мне передали, что приказ о поджоге отдал Н. Г. Абрамян, начальник реставрационного участка дирекции охранной зоны.

Колотушкин Михаил Романович свидетельствует:
До уничтожения деревни жил по 1-й ул. Дьяково-городище, в доме 68а. Дом новый, 1957 г. постройки, был небольшой сад. Сносили дом не сразу, а постепенно с запугиванием. Сначала отключили свет, потом воду, затем сломали изгородь. Я был несогласен, так как чувствовал, что это надругательство. Квартиры отдельной я не получил, а получил вместе с сыном, а у него семья из 4-х человек. Меня, участника войны, ветерана труда, принудили к этому. «Бери, пока не поздно». А дом продали за бесценок и увезли.
Случилась большая беда — уничтожено историческое место. Немалая часть и плодородного слоя уничтожена, т. к. селение было расположено на гористой местности, если не принять меры, может начаться коррозия почвы. Как коренной житель деревни, готов приложить все силы, чтобы восстановить известность и гордость Дьяково-городища. Вы нам немного помогите, а мы все сами сделаем.

Качалин Василий Федорович свидетельствует:
До 1984 г. я проживал по 1-й Дьяково-городище, д. 38.
Там был свой дом, сад и огород. Два раза я видел, как сжигались дома, декоративные и плодовые деревья.
В июне 1987 г. в газете «Советская Россия» была опубликована статья «Реставрация огнем». В редакцию я написал отклик-жалобу, с какой жестокостью бригада «молодцов», возглавляемая начальником Абрамяном Н. Г., проводила эти «реставрационные работы». Редакция ответа мне не дала. Жалоба моя была направлена туда, на кого я жаловался, т. е. в дирекцию музея-заповедника «Коломенское».
Что же творили «реставраторы огнем» и «молодцы с бульдозером»? На территории бывшего села находились бульдозеры и экскаватор, для них автоцистерна завозила горючее (солярку), учета никакого не было, и этим горючим в изобилии пользовались «молодцы» Абрамяна. Соляркой поливали внутри домов и сараев, с расчетом, чтобы дома к полуночи загорались зловещим огнем.
В октябре 1987 г. «Советская Россия» напечатала вторую статью — продолжение, есть в статье и моя фамилия. Как мне грозили, находясь на работе, пьяные «молодцы» Абрамяна, как начали разрушать дамбу вокруг холма, которую я и сын сооружали на протяжении 40 лет, сажали декоративные деревья, восстанавливая довоенную красоту.

В статье есть абзац, который с мучительной болью отзывается в моем сердце и в сердцах граждан бывшего села. В котором директор музея-заповедника «Коломенское» Черняховская говорит, что в селе Дьяковское проживало бывшее кулачье, выходить, это мы. Это клевета на граждан бывшего села Дьяковское. Наши граждане испокон веков труженики.
В минувшую войну все молодые и пожилые с честью защищали советскую Родину, более половины сложили свои головы на полях сражений. А женщины и подростки трудились не доедая, не досыпая, делали все для фронта, все для победы. Какое же это бывшее кулачье. Это клевета, за клевету есть статья уголовного кодекса. Мне 70 лет, я родился и вырос на этой земле, отсюда ушел защищать Родину, сюда вернулся после войны. На холме у нас участок на четыре пенсионера. Желательно, чтобы он остался и мы им пользовались, чтобы сюда приходили мои внучки, вспоминали дедушку, как я трудился здесь на благо нашей Великой цветущей Родины.

PS. Ещё живое Коломенское в фильме «Подсолнухи», 1970 год. Дом, в котром Софи Лорен встретила Марчелло Мастрояни сохранялся до 1990-х, сейчас на его месте турбюро музея-заповедника.

PS2: от редактора. Смотрительница Коломенского музея как-то рассказала мне потрясающую историю о человеке, который ходил средь яблонь на улице, запечатлённой в кадрах этого фильма. Пытался найти место, где стоял его дом. Увидел свежеспиленное дерево и какую-то хрень, запутавшуюся в его ветках. Присмотрелся и вспомнил, как когда-то, по дороге из школы, запулил сменку так высоко, что не смог её найти. Нагнулся, и отвязал от дерева мешок с ботинками, за которые отвечал поротой задницей может 40, а может более лет тому назад…
А само место он, кажется, так и не опознал.

Верхнее фото — Елена Самородова, нижнее — архив В.Сергеева, остальные — архив ЦИГИ и вот здесь.

Распечатать статью Распечатать статью

57 комментариев

А вобще интересно было бы узнать о дальнейшей судьбе Абрамяна Н.Г. и прочих фигурантов. Вдруг и теперь какие посты занимают.
Езжу через Коломенское на велосипеде на работу часто и последнее время было много мыслей на тему того, что насколько было бы здорово, если бы там сохранилось село. Это мог бы быть музей под открытым небом, например. Понятно, что вряд ли в современных условиях возможна была бы там полноценная сельская жизнь, но дома могли бы быть перепрофилированы в гостиницы, кафе, какие-нибудь лавки и т.д. И всё это могло выглядеть намного интереснее, чем сейчас. Конечно, сейчас там очень даже неплохо, особенно пару недель назад, когда цвела вишня и яблони.
Наталья Самовер больше года назад   Изменить
Господи, какой ужас. Читать больно. 1987-й год, а как будто писано то ли в 30-х годах при коллективизации, то ли в 50-х при уничтожении жилых мест под водохранилища. Ничего не менялось. Насилие, грабеж, унижение, стон и вопль однообразный, бесконечный. И так десятилетиями... Теперь я лучше понимаю одну сцену, которую случайно застала в 90-х годах. Приехала погулять в Коломенское, дошла до Дьякова и вдруг вижу - на территории вокруг церкви Усекновения главы Иоанна Предтечи, которую я считала парком, потому что там растут деревья, копошатся десятки людей. Ковыряются в земле. Что это они делают? Смотрю - они под деревьями и кустами лопатами окапывают прямоугольники, втыкают в землю искусственные цветочки, оконтуривают свои прямоугольнички веревочками... И тут доходит до меня, что это люди по памяти восстанавливают кладбище! Ориентируются по приметным деревьям и обозначают места, где под сровненной поверхностью находятся могилы их родителей, дедов, родственников. Их было много, и они трудились так радостно, весело. Праздник у них был. Тогда я, глядя на это, содрогнулась. А теперь, вот, все в единую картину сложилось. Спасибо.
Да, я тоже хорошо помню, как из грязноватого лесочка "прорастало" кладбище вокруг Дьяковской церкви. Часто там проходила мимо в конце 80-х. С тех пор с большим подозрением отношусь к аккуратным газончикам вокруг церковных зданий. Еще из незабываемого - как орали вороны внутри Дьяковской церкви. Там ведь какая-то просто нереальная акустика.
Да тоже отлично помню кладбище рядом с церковью в нач. 80-х гг. Потом - сравняли, но не до конца(кто знал, тот знал что там было и есть...) Старые могильные плиты (18-19 век плотненько сдвинули ближе к церкви. Осталась нетронутой только одна цепочка могил - справа от церкви, прямо над оврагом которая. К той же теме парков: если рядом с монастырем, существующем сейчас в Москве, есть парк, то скорее всего это... Было такое распоряжение Москоммунхоза от 1924 г. - снести кладбища (22 шт.) и на их месте устроить парки для отдыха рабочих. В первую очередь под снос попали монастырские кладбища, даже если монастыри впоследствии сохранились.
Наталья Самовер больше года назад   Изменить
Да, и еще. В начале текста терминологическая неточность. Люди, с которыми сделали то, что было сделано с жителями Дьякова, называются, конечно, не эмигранты. Эмигранты это те, кто меняет одну страну на другую добровольно. А люди, которых силой вышвыривают из родных домов, называются вынужденные переселенцы. А то, что это ад в миниатюре, не делает его менее адом.
А мне это напоминает не 30-50-е, а всё ещё стоящий перед глазами 2010й - дачу Муромцева в чистом виде. И про переселенцев - формально так, но мне, как тоже переселенцу, регулярно вспоминается всякая там белая эмиграция. Географически ты вроде как здесь, а на самом деле до своего родного дома гораздо дальше, чем до Москвы от Парижа...
Ирина Трубецкая больше года назад   Изменить
Спасибо за публикацию, лучше ходить там и знать грустную, но правдивую историю места; хотя читать эти письма больно, даже не смогла до конца дочитать, если честно. И не знала раньше, что там такое было. Мне Коломенское очень близко, связано с первыми годами жизни - почти ежедневными прогулками там. Относительно политики музея Коломенское в отношении села Дьяково и "этнографической деревни". Вдвойне обидно оттого, что хорошая и благородная идея музея под открытым небом была извращена до такой степени. Основатель этого типа музея, швед Артур Хазелиус, если б узнал, как используется придуманная им технология сохранения, с ума бы сошёл. Ведь суть - сохранение аутентичных деревянных домов в силу того, что урбанизация идёт такими темпами, что остаётся только сохранять музейными методами. Он сам настолько ценил подлинное, что бережно свозил дома со всей их утварью в выбранное место в Стокгольме (разумеется, свозил не насильно, а те, которым грозил снос). Но здесь, в Дьяково, была хорошая возможность музеефицировать даже не методом Хазелиуса, а методом, по которому сходила с ума вся Европа, начиная с 60-70х гг. - in situ. Можно было даже оставить часть жителей, если б они захотели, только продумать программу по частичному сокращению натурального хозяйства и вовлечению их в культурный маршрут. Например, показывают туристам эти шикарные яблоневые сады, потом ведут на сельскую улицу, где есть возможность купить натуральные джемы/соки и т.п. Но главное, уехавшие приезжали бы потом и были бы счастливы, что их дома с подлинной обстановкой сохраняются и поддерживаются. Вообще, зачем было уничтожать эту деревню, учитывая, что там теперь просто парк, неясно. Просто им проще было сровянять с землёй, чем вырабатывать и реализовывать сложные многосторонние программы. Админу - Саша, а вы бы сделали экскурсию в бывш.сёла Дьяково и Коломенское с рассказом об истории места, о деревянной архитектуре, с планами, где чего было. Кажется у М.Перевитского там экскурсия про археологию, а вы бы про более близкое нам время, а?
Да, там мы ещё не были. Но было бы интереснее, если б экскурсию провёл кто из старожилов - вдруг отзовутся?..
Наталья Самовер больше года назад   Изменить
Кто ж о таких вещах думал-то в 1987 году? На дворе, заметьте, уже два года как перестройка и ускорение, но все та же советская власть. И привычки у нее все те же. Она об эффективности, в особенности экономической, сроду не думала, потому что у нее экономика плановая. И перебирать людишек - ее любимое занятие. А то, что реальными бенефициарами этого беспредела становились совершенно конкретные личности, которые обращали это государственное насилие на свою личную пользу, это, увы, естественное следствие всеобщего бесправия.
Ага...а сейчас власть не советская? Хмм...у нас после революции изобрели потрясающий социальный лифт - из общества в оккупанты, ну а сего_дня по жизни уже нормально, когда положение в обществе - это автоматом определённая традиция эдакого оккупантского поведения, в зависимости от статуса. Хозяев нету - зато господ и рабов через край. В психологии, кажется, это "отчуждением" называют.
Ну это просто какая-то чепуха. Как же тогда советская власть, не задумывавшаяся об экономической эффективности, сумела в кратчайшие сроки поднять экономику страны из разрухи Первой мировой и Гражданской войн? Каким таким образом, не думая об экономической эффективности, удалось в тяжелые годы войны перебросить промышленность на Урал? Как это так вышло, что самолетов и танков Советскому Союзу удалось наклепать больше, чем гитлеровской объединенной Европе? Именно мысли об эффективности не хватило тогда противнику, клепавшему баллистические ракеты V-2 (о которых любят говорить, что на их производстве погибло больше людей -- в нем участвовали заключенные немецких концлагерей -- чем ими было уничтожено живой силы и мирных жителей противника), создававшему суперпушку V-3 и супертанк Maus, разрабатывавшему реактивные самолеты Me-262 и Ho-229. Советский Союз не когда бы не поднялся до уровня одной из двух мировых сверхдержав, если бы думал не об эффективности, а лишь о том, как бы погонять народ туда-сюда. В конце концов неэффективность поглотила СССР (среди источников такой неэффективности можно отметить излишнюю социальную ориентированность: при общем большем богатстве США, например, уровень жизни тамошних бедняков явно уступал уровню жизни низших слоев в СССР; достаточная обеспеченность жизни низших слоев общества лишала мотивации к труду: если американец должен был держаться за свою работу, то советский человек знал, что нищета ему не грозит), но никак нельзя сказать, что власти желалось лишь "перебирать людишек". ЗЫ: Кстати, помнится, во время бутовских событий иные писаки говорили о сталинском переселении москвичей: вот и тогда-де все делалось против людей. Вот только у меня прадед попал в то переселение: семь человек из одной комнаты в коммуналке в центре Москвы были переселены на 12 соток по тем временам от Москвы весьма далеко (ныне это зона сплошной застройки), им была оказана помощь по постройке дома -- прадед был весьма рад, что его столь жестоко выселили из центра Москвы.
Не хлебом единым жив человек (и не пушками)... Коммунисты, может, и молодцы в плане индустриального строительства и даже эффективны, но все это делалось за счет уничтожения многовекового уклада жизни людей, переселили всех в эти жуткие многоэтажные бараки, и что прикажете теперь радоваться этому? Давайте все-таки понимать, какой ценой этот советский прогресс нам всем достался. Спасибо за статью
Уклад жизни изменился во всех странах, прошедших индустриализацию. В США сейчас не найдешь былых ковбоев и Неуловимых Джо, убивавших за свою жизнь полсотни человек, некоторые из которых были виноваты лишь тем, что храпели в соседнем номере в гостинице (это реальный случай из жизни одного из знаменитых американских жителей Дикого Запада). В Англии больше не найдешь былых ткачей-кустарей. Цена индустриализации в СССР, конечно, тем более высока, что проводилась оная форсированно, но... Это требование грядущей мировой войны. Что совершенно не отменяет трагедии отдельных людей. Что совершенно не отменяет то, что проведено все было не лучшим образом: всегда можно сделать лучше, ничего не делается идеально.
Причем здесь кустари? В индустриальной АНглии рабочие и шахтеры жили в крошечных двухэтажных домиках two up two down, теперь в этих же домиках живут бедные слои населения в основном, любые попытки их сносить встречают такой вой в СМИ и народе, что власти даже такие малопримечательные домики регенерируют. В Лондоне остались не только дорогие большие частные дома, там целые районы состоят из крошечных домиков и живут в них и иммигранты недавние и те, кто живет на пособие. Я рада, что вы признали высокую человеческую цену, заплаченную за индустриализацию, но сейчас эта эпоха далеко в прошлом, а дело "индустриализаторов" живет и процветает, как ни странно. Если дело так пойдет дальше, у нас не останется ни индустрии, ни деревень, ни нормальных комфортных для проживания городов. Ведь происходящее в Москве и Питере сейчас никак нельзя оправдать, этот муравейник надо равномерно расселять по европейской части страны, а не сносить историческую застройку. Что такого эти люди делают в Москве, чего нельзя делать в Смоленске или Вологде и т.д.
Как-то жутковато читать. Через года просачивается боль и обида этих людей. Усиливаются эти чувства еще и тем, каким языком они написаны - простым, живым, добрым, участливым, небюрократским. Сейчас так не пишут. А вот старое, доброе, вечное губят, как и прежде...
Какой кошмар. А где можно почитать о том зачем это было сделано? Все же масштаб поболе "стоянки мусороуборочной техники".
А вот поди знай. Судя по письмам, ответственные лица имели с этого определённую выгоду, а прикрывали расчисткой территории под какой-то дурацкий город мастеров. А теперь там пусто, один участок остался от деревни (№90), но дом кажется полностью перестроен, на соседнем сейчас ктото (?) неплохую избу себе ставит.
Вот это и интересно! Кто сейчас там проживает, один из домов вообще с глухими стенами и высоким забором на улицу. По виду новенький. Иномарки оттуда выезжают не дешевые. Неужто сам г-н Абрамян и его родня там обосновалась? Хотя не удивлюсь.
Очень тяжело это читать.
Вот когда читаешь такое, первая мысль - у этой страны нет будущего. Пока происходит такое, ничего нового, жизнеспособного в этой стране не вырастет.
А что здесь такого? Стандартное вытеснение городом деревни. То же самое происходит в любой стране. У всех нет будущего? Посмотри, как строят ГЭС -- обязательно затопят деревни. Не важно, в США строят, в Канаде или в России (хотя в России сейчас мало чего строят -- вот она угроза будущему, а не в сносе деревенек). Вот я сейчас живу в пресловутой "одноэтажной Америке" -- да, в окрестностях в принципе никаких исторических ценностей нет, но даже хоть сколько-нибудь симпатичные домики в дорогих районах сносятся и заменяются отвратными чертогами (кстати, не только я считаю их отвратными: их цена уверенно падает, их не удается распродать; они потеряли в цене уже не по одной сотне тысяч долларов). Точно так же выживали, например, в тех же США Марвина Химайра, который в отместку разнес своим бульдозером административные здания своего города и завод, который мешал ему жить, а затем застрелился: он отказался продавать свою землю под строительство цементного завода, в ответ на что цементный завод не позволил тому подключиться к канализации (подключиться можно было только через территорию последнего), так что беднягу начали штрафовать за нарушение санитарных норм. Понятно, что конкретным людям в такой ситуации может быть очень несладко. Понятно, что конкретные нечистоплотные чиновники и бизнесмены в такой ситуации могут наловить немало рыбки в мутной водице. Но вместе с тем, город будет и впредь пожирать деревню. Тем более в России, где сейчас нет возможности построить аналог "одноэтажной Америки": как построишь столько дорог (да еще и с учетом нашего проблемного климата с холодными зимами), где найдешь столько машин, столько топлива?
Да что такого в самом деле, всё нормально, жизнь идёт своим чередом. Конкретным людям в такой ситуации полагается расслабляться и получать конкретное удовольствие, и это тоже стандартно.
Не обошлось без специфически русского выворачивания всех смыслов наизнанку. Заповедную деревню сожрал этнографический музей-заповедник...
Наталья Самовер больше года назад   Изменить
Странно, что вы не заметили двух вещей - во-первых, того, что происходило никакое не вытеснение городом деревни, а поглощение деревни музеем-заповедником, во-вторых, того, в какой форме осуществлялось выдавливание людей, и каким грабежом оно сопровождалось.
Да не поглощение, а полное уничтожение. Да не простой деревни, а одного из древнейших сёл России, столь же заповедного, как и все составляющие Коломенского. Одни избы на фотографиях чего стоят...
Просто не стоит делать вывод о будущем по данному эпизоду. Нельзя же сказать, что у США нет будущего, ибо там затравили Марвина Химайра. "Негородская" (то есть, парковая) территория в тех краях сейчас немногим более 2 кв. км. Если даже непосредственно деревня Дьяковское попадала на эту территорию, то остальные упомянутые в тексте деревни явно попали на чисто городскую застройку. Так что поглотил город деревню в этом месте. И вместо деревенской застройки образовалась городская. Остались бы здесь деревни -- исчезли бы другие деревни (ибо плотность населения в деревне гораздо ниже, чем в городе). Единственно, что можно сказать: вот вместо одной деревни теперь парк -- но и парки какие-то в городах быть должны. Да, можно было бы сделать парк, например, с консервацией отдельных домов -- но вот сделали такой, какой сделали. А деревни все равно будут исчезать. Вот сейчас, например, есть в Москве Терехово -- и ее со временем не станет. А если останется -- то в совершенно перестроенном виде, более похожем на ударно застраиваемый нуворишами Сокол. Выжить деревня может лишь тогда, когда ее существование экономически оправдано. И притом в том виде, который экономически оправдан. Найдешь тонну туристов, жаждущих увидеть деревню -- может деревня выжить. Нужны будут этим туристам блага цивилизации -- придется разбавить деревню. Но пока не видно, чтобы просто деревня могла в Москве приносить деньги -- а раз так, она обречена на вымирание, таков капитализм. Раз уж даже в советское время не смогли убедить власть сохранить деревню -- при капитализме тем более не выйдет. А пока больше похоже на то, что разве что богатые товарищи захотят себе обустроить московскую зеленую резиденцию -- но изб в ней не будет, это точно. Видно по Соколу.
Вы меня просто поражаете своими рассуждениями. Стояла бы деревня там, где сейчас, доспутим, Москва. Жили бы люди в своих домах, работали бы, необязательно на своем огороде, а где угодно в Москве. И ВДРУГ они стали невыгодны. Как это так? Просто, кому-то захотелось сделать денег, согнали людей, построили микрорайон, продали, то есть выгодно это мероприятие только тем, кто строит многоэтажки и больше никому. Почему люди, жившие веками на своей земле, должны обеспечивать чьи-то сверхприбыли? Почему бы по этой логике не снести к чертовой матери Кенсингтон и Челси в Лондоне. Там ведь огого какие небоскребы можно отгрохать. Только никто не позволит этого, потому что у некоторых народов есть традиции и историческая память. А у нас ее коммунисты вытравили, а такие, как вы, это поддерживаете и оправдываете еще американской глупостью ... нашли кого в пример приводить
Городская застройка гораздо дешевле и в плане транспорта, и в плане стоимости постройки жилья на одного жителя. Если Москву, например, расселить с деревенской плотностью населения, то а) придется выдать всем по личному автомобилю (бессмысленные затраты металла и бессмысленные затраты жидкого топлива); б) площадь застройки будет просто адовой. Кенсингтон и Челси в Лондоне, вроде, не самый бедный район. Так и в Москве не сносят Сокол: его раскупают богатеи, кто их снесет? Дело тут не в исторической памяти. Вот, например, в последнее время во Франции начали сносить старинные церкви: их дорого содержать, дешевле построить новые. Но если историческая память приносит деньги -- да, вот Пизанскую башню никто не будет сносить, она деньги приносит. Но ее при этом обустраивают, подвыпрямляют -- чтобы деньги не потерять, если она обрушится.
Гос-во должно создавать условия для РАВНОМЕРНОГО расселения граждан по России. У нас нет проблем с землей. У нас вымирают целые районы, в соседних областях с Москвой постоянно уменьшается численность населения. Поэтому ваши рассуждения может быть актуальны для Азии, но не для России. У нас полно маленьких районных городков со всеми коммуникациями, газом, элекричеством, канализацией, может быть, плохонькими, но дорогами, школами и т.д. По ним можно ходить пешком, ездить на автобусах и даже на велосипедах, там просто нет работы. Поэтому не надо проблему занятости на местах оправдывать якобы тем, что Москва растет, потому что так дешевле... она растет, потому что у нас власть не очень любит шевелить мозгами. Да, и "дешевизна" квартир в Москве впечатляет
По всей России равномерно расселиться не выйдет в принципе: Россия слишком велика и в большей части не пригодна для жизни. А так, как раз в столь раскритикованное в данной заметке советское время власть заботилась о том, чтобы была жизнь в любом закутке. И на заработки, кстати, в те времена надо было ехать на севера, а не в Москву. Конечно, хорошо было бы расселиться, но и в этом случае Москва деревней никак не станет. Разве что пойдет по пути Детройта -- но лучше уж мы как-нибудь без этого :) ЗЫ: Дешевизна квартир, конечно, впечатляет, но вместе с тем у меня полно знакомых не из Москвы, кто прикупил жилье в Москве или ближнем Подмосковье. Хотя денег нужно дофига, да и стремно брать еще непостроенное жилье.
А мне вот интересно, как раньше, до индустриализации, при том же климате и при тех же дорогах люди жили в своих домах. Это все оправдание недальновидной политики и сиюминутной выгоды. И к Штатам это относится в первую очередь. Заводик-то цементный строился на волне строительного бума того дерьма (простите), которое теперь никто покупать не хочет. Вот вам и ответ, почему деревни старые надо беречь ВЕЗДЕ и людей тоже, особенно нам в России
Людей тогда жило меньше. А без индустриализации сидели бы мы сейчас и пили баварское... Точнее, вкалывали бы ударно на Гансов и Фрицев. Это как раз не сиюминутная выгода, а единственное средство обеспечения безопасности перед лицом внешней угрозы. PS: Вот плотности населения в городах тех наций, что так заботятся об исторической памяти и живут исключительно в деревенской застройке: 1. Лондон -- 5 тыс. ч. на кв. км; 2. Париж -- 20 тыс. ч. на кв. км (тут, правда, плотность завышается за счет того, что собственно Парижем называется только центральная часть того, что зовут Парижем русские); 3. Афины -- 9 тыс. ч. на кв. км (а собственно в соответствующей административно-территориальной единице -- свыше 20 тыс. ч. на кв. км). Какие же это деревни? США выживает в формате "одноэтажной Америки" благодаря жуткому импорту нефти. США потребляют почти 20 млн баррелей нефти в сутки на немногим более 300 млн человек, тогда как Россия на 140 млн человек -- менее 3 млн баррелей, и даже Евросоюз, в котором живет более полумиллиона человек, потребляет менее США -- всего лишь 18 млн баррелей нефти в сутки. Промышленно развитая Япония с населением менее чем в два с половиной раза меньше, чем в США, потребляет более чем вчетверо меньше нефти. Все жить, как в США, не могут. На импорт нефти США выбрасывают более миллиарда долларов в сутки -- это при том, что США является одним из крупнейших производителей нефти, уступая лишь России и Саудовской Аравии (впрочем, производство во всех трех этих странах примерно одинаково и значительно превышает производство четвертой по этому показателю страны, Ирана).
Численность населения в России неуклонно падает и будет падать еще очень долго, я не могу привести точных цифр, но нас сейчас некритично больше, чем было в дореволюционное время, нас не миллиард, как китайцев. Поэтому все ваши выкладки, на мой взгляд, иррелевантны к нашей нынешней ситуации.
Это невозможно читать без слез....
А беспредел на Большой Никитской 31 видели? Там надстраивает кто-то полтора этажа на чудном дореволюционном особняке...
Помню, мне было лет 5. Жила около метро Коломенское. Мы с мамой ходили в то село за молоком. Представьте, коровы и музей-заповедник... "мины", запах... А были там ещё овцы, козы, конечно, куры... Сложновато было музею, видимо. Без ограничений для жителей всё равно не обошлось бы, думаю. Хотя методы были жуткие. Возражений нет. Форсирование модернизации - наш конёк.
Пусть уж лучше коровы, козы, кони, "мины", куры и т.д., чем напомаженный этнографический молодец в парчовой косоворотке пластмассовые дрова колет с 10 до 17...
Вся прелесть Москвы была в индивидуальности ее памятников. Каждый памятник нес характер его владельца, его прибамбасы, его милую трогательную придурь... От дома Пашкова и Арафеловского фонтана до дома в селе Дьяково-Городище... Теперь в Москве запрещено быть собой. Единственное в чем можно проявить индивидуальность, то это в памятнике на кладбище.
Да кто ж запретил-то? такая же абсурдная, местами прикольная арх-каша, никуда оно не делось. Индивидуальности вот только подкачали, некоторым действительно лучше б запретить.
Да, построить можно любую хрень. Были бы деньги. Но жить в доме в котором жили твои родители и более далекие предки тебе никто не позволит. Как же так - несчастный олигарх томиться в душной 10-ти комнатной квартире в центре Москвы, а какой-то ничтожный коренной житель Коломенского - Дьяково - Царицыно вдыхает аромат цветущих яблонь в собственной избенке?!!!! Так не доставайся ты (избенка) ни кому!!! Ну разве что уборочной технике....
Вы считаете, что Дьяково чиновники снесли в порыве зависти?
По-моему навряд ли мотивом чиновников была зависть.
Мотивом чиновников была дурь и невежество... Грустно, я бы с удовольствием побродила по селу... а где ж взять? интересно, кто-нибудь заметил, что за уничтожением памятников культуры и истории в конце 20-нач 21 века принялись уничтожать зелень, траву. Я уже слышать звук газонокосилок не могу, трава не растет во многих местах (например в районе м. Орехово), плешь одна. Подхожу к одному рабочему, спрашиваю- вы видите, что травы нет, что вы хотите подстричь? А он на "мне начальница сказала. что сказали-то и делаю". А что голова уже больше не работает ни у кого? Есть же правила, законы, тонкости в уходе за растениями, деревьями.....Сегодня возвращаясь домой, обнаружила, что спилили большое, хорошее дерево, просто на дрова.. И это не первый случай... "Что хочу- то ворочу" - девиз дураков всех времен и народов...
А ведь это не просто траву косят. Косят среду обитания. И не кричат больше коростели, не зависают над землей соколы-пустельги... Не плавают в ликвидированных камышах лысухи и чЁмги... Остался гламурный пруд с лебедЯми с подрезанными крыльями... А в этом году в Орехово не пели соловьи....
Коломенское уродуют год от года. То Лужа часть земель под элитный мкр хотелл оттяпать, то новодел и приданный заповеднику лоск лишает его самобытности. А теперь еще и Дьяково городище сравняли? Где знаменитый косогор и дьяковский овраг? Зачем сравняли?
Могилы выкапывали экскаватором.Кости в изобилии валялись на склонах холма и в ручье. Так что старых могил, в сущности ,не осталось.
На счёт Абрамяна не знаю, может и жив этот ублюдок. Но здесь наяву вся краса системы. Правда говорят - так срать в своём доме могут только русские, правда не только русские. Но, в таких масштабах..... . Я ничерта не знал про этот "эпизод", в 2000 г. я прогуливался по земле с. Дьяково, думая, что так и должно быть вокруг - три, четыре дома в саду..... . Из одного , тогда ещё стоявшего неподалёку от хоз. двора №23 по второй ул. Дьякова городища, дома утопающего в саду вишен, высунулась одна женьщина и закричала - "уходите отсюда!". Я рвал вишенки. Понятно теперь, почему она прогоняла. Сейчас 2015 год - 15 лет прошло, никаких домов, кроме пчеловодов и хоз. двора, да и турбюро не сохранилось. Кости и сейчас на склоне холма можно встретить. Я прочитал статью (все статьи про Дьяково дублируются) на одном из сайтов, где опубликован рассказ о жизни села со слов одной женьщины - Реуновой (Мазжориной) Александры Ивановны, коренной жительницы села. После выселения адрес её на Шипиловской улице. Жива или нет - не знаю, но памятник её предка остался на кладбище целым - он непохож на другие памятники и один в своём исполнении. Памятник конечно не ухожен и покосился. Хотел как то попросить о разрешении поухаживать, может памятник поправть, но боюсь её уж нет в живых. Родовой могилы уже нет (креста, во всяком случае я не нашёл). На месте родовой могилы кустик посажен. Ландшафт конечно сильно изменён - много деревьев. Самое интересное - прихожу туда - одна боль на душе. Иногда подолгу у храма, аж темноту встречаю.
И ещё, надо стараться высказывать в слух своё несогласие "чинушам", пусть даже и под страхом расстрела. Перед Богом и честью Вы выиграете. Но если молчать разровняют экскаватором. Понятно, за многие столетия самодурства царей и семьдесят лет самоуправства чекистов, мы молчим испуганно, но лучше побороть свой страх перед смертью(пусть даже). Иначе Абрамян прийдёт и растопчет по одиночке. Да, и меньше смотрите телек, там царство лжи, по большому счёту.
Сегодня был в дьяковском, люди ходят, рвут яблоки, трясут деревья, матерятся и плюют на землю. У меня сложилось впечатление, что немногие осознают трагедию этих мест и самое главное - трагедия этой земли, которая, пока был у неё хозяин, знала только любовь и уход! Прошёлся по кладбищу. Нашёл могилы - Лапиных, Квашниных и др. Некоторым кажется, что Донбасс далеко, что Грузия и Чечня далеко, что Афганистан и Сирия ещё дальше(!). А вот оно - РЯДОМ. Это, что я перечислил, пострадало от НАС и "одного поля ягода"!
Глупости пишете. Чиновники может и не принуждали исполнителей жечь и выживать жителей Коломенского. Абрамян может был простым плебеем, которого не интересовали памятники и история этих мест. Быть может жители жаловались не тем и не туда. Хотя... В свое время академики-архитекторы не смогли спасти Сухаревскую башню. Еще высококричащее "трагедия этих мест" - лишь слова. Не все эстеты и историки. А культуру гражданам прививается с младых лет. У нас нет архитектуры, археологии, культурологии. Эфир ТВ, этот ширпотреб, тоже откладывает не малый отпечаток на сознание масс. В Москве угробили кроме этого не мало памятников, одни Кадаши чего стоят. Коломенское лишилось самобытности, появилась лубочность. С какими целями сравнивали холм Дьяковского городища с землей, остается догадываться.
Здравствуйте. Меня зовут Александр. Родился 19 апреля 1951г. в с. Дьяковском. Учился в начальной сельской школе. Да и всю жизнь прожил рядом. Часто бываю в Дьяковке. Кому интересно могу рассказать и показать...
Александр, как с вами можно связаться? Напишите мне пожалуйста на [email protected]
Эта боль живёт среди древней земли и многие времена и души просят о том, чтобы мы их вспомнили... Благодарю Архнадзор и автора статьи! Александр, будем вам очень благодарны, если согласитесь на любое сотрудничество при подготовке к выставке, посвящённой Дьяковскому яблоневому саду. Выставка "Яблочный рай" будет проходить с 12 августа по 16 сентября 2017 года в "Галерее на "Каширке" http://www.nakashirke.com/. Вряд ли мы сможем реализовать сотую часть, того, что хотелось бы. Поэтому, в перспективе, набираем материалы на фильм. Некоторая часть видео на канале "Яблони Мира"https://www.youtube.com/channel/UCrU0gcxkIPYIDCf1xbjJLhg?spfreload=5 Статья уже в архиве, но если кто заглянет на страничку - Приглашаю всех, кто хочет принять любое участие, и буду очень благодарна! Пишите мне на почту [email protected] Представляете, в музее нет фотографий Дьяковского сада... нашли предположительно две. А наша задача была рассказать об истории сада...
Два года назад, по-тихонечку, начали заменять старые яблони на молодые, совершенно других сортов. При беседе с ответственным человеков из музея, узнали, что к 2018 году, в рамках программы "Миллион деревьев" планируется этот яблоневый сад убрать совсем. Тут уже спланированы дорожки, мостики, фонари и зона отдыха. Начались письма всем на свете: Собянину С.С., Кульбачевскому А.О. и др. Результат - пока год экологии есть шанс, что дело замедлится. А после... Таких сортов уже нет. После урагана 30 мая упало несколько старых деревьев. Руководству предложено устроить посадки саженцев, чтобы сохранить сортовую базу.
Уважаемый Александр! Буду вам очень благодарна за вашу информацию для подготовки материалов по истории Дьяковского сада [email protected]
А кто живет на 90м участке?,там два дома,одноэтажный и сруб в два этажа (нежавно привезли)так же много хоз построек,а главное люди живут,огород у них там.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *