Вечер на Малой Дмитровке

Константин Михайлов

О чем мы говорили на встрече мэра Москвы Сергея Собянина с представителями общественности

24 ноября мне довелось стать участником встречи мэра Москвы Сергея Собянина с представителями общественности, которая была назначена в этом самом зале особняка Соймонова на Малой Дмитровке, 18 (надо заметить, прекрасно отреставрированном). Собственно, это была встреча не с общественностью вообще, а с общественными представителями в недавно созданной городской комиссии по градостроительной деятельности в охранных зонах и достопримечательных местах. На официальном сайте мэрии эта встреча отчего-то названа заседанием комиссии.


Как известно, 24 ноября мэр совершал объезд ЦАО, и встреча была составной частью программы этого мероприятия.
Чтобы не пересказывать все с самого начала, на время предоставлю слово авторам официального отчета на портале мэрии:

«Далее Мэр посетил городскую усадьбу Соймоновых-Соболевских. Во время осмотра Мэру пояснили, что в ходе реставрации был сохранен внешний облик усадьбы, а все коммуникации проложили заново. По окончании осмотра С.Собянин отметил, что усадьба отреставрирована за счет арендаторов и подобный опыт надо активнее применять в городе и привлекать больше инвесторов к реставрации объектов культуры (…)

Затем С.Собянин провел заседание Комиссии по вопросам осуществления градостроительной деятельности в границах достопримечательных мест и зон охраны памятников. В ходе заседания С.Собянин обсудил с членами комиссии наиболее актуальные вопросы градостроительной деятельности.

В начале своего выступления Мэр отметил, что усадьба Соймоновых-Соболевских была отреставрирована за счет арендаторов. «Арендаторы за свои деньги отреставрировали здание, причем отреставрировали, на мой взгляд, неплохо», — сказал он и добавил, что таких прецедентов в городе, к сожалению, не так много. По его словам, значительная часть памятников истории и архитектуры в центре города находится в плачевном состоянии.

Руководитель Департамента культурного наследия Москвы А.Кибовский сообщил, что в текущем и следующем году расходы на реставрацию памятников архитектуры будут увеличены в 2 раза, а за пять лет на эти цели планируется потратить 17 млрд рублей. В ходе заседания Мэр отметил, что новое строительство в центре города практически полностью приостановлено «Десятки инвестиционных контрактов расторгнуты в настоящее время. Это большое количество объектов — миллионы квадратных метров», — сказал С.Собянин.

Далее Мэр сообщил, что в настоящее время выдано около 200 разрешений на снос зданий в центре города. «Мы с вашим участием должные еще раз проревизировать все эти разрешения, определить, где можно сносить. Там, где вы считаете, что это вредно для архитектурного облика города, мы будем стараться сохранять эти объекты», — обращаясь к членам комиссии, подчеркнул Мэр.

Также Мэр рассказал, что власти Москвы в настоящее время рассматривают различные возможности по более активному привлечению частных инвесторов к реконструкции исторических зданий. «Один из вариантов — сдавать объекты культуры в аренду с условием реставрации. Когда реставрация заканчивается, все последующие годы арендную ставку устанавливать символическую», — сказал С.Собянин и пояснил, что таким образом для частного бизнеса будет создаваться мотивация для того, чтобы вкладывать деньги в объекты культуры.

Говоря о сохранении памятников архитектуры, Мэр отметил, что в центре Москвы сотни жилых домов являются памятниками архитектуры и у жильцов этих домов возникает множество сложностей с ремонтом. «Согласования этих работ просто неимоверно сложны. В результате у нас на окраине жилой фонд находится в гораздо лучшем состоянии, чем в центре города. И это, конечно, ситуация, которая требует решения», — заявил С.Собянин и добавил, что необходимо рассмотреть вопрос о выделении в самом памятнике объектов охраны (фасад, кровля, лестница и так далее), которые должны реставрироваться, и объектов, которые не являются объектами охраны и могут ремонтироваться. По словам Мэра, чаще всего такими объектами являются квартиры. «Таким образом, мы облегчим участь десятков тысяч людей, которые там проживают», — сказал Мэр.

В завершение заседания Мэр вручил диплом конкурса «Московская реставрация» С.Мартынову — инвестору, вложившему деньги в реставрацию усадьбы Соймоновых-Соболевских».

(Замечу в скобках, что предложение о символической арендной плате — С. Собянин так и сказал: «за рубль» — для тех, кто честно и бережно восстанавливает памятники, ранее высказывали. Приятно, что власти думают в том же — и очень правильном — направлении. Причем С. Собянин отметил, что это только одна мера из некоего экономического пакета, призванного улучшить инвестиционный климат сохранения наследия).

Теперь перехожу собственно к рассказу об обсуждении «актуальных вопросов градостроительной деятельности».

Встреча продолжалась минут сорок, может быть, около часа.

Со стороны Правительства Москвы за столом сидели мэр Сергей Собянин, вице-мэр и председатель Комиссии Марат Хуснуллин, руководитель Мосгорнаследия Александр Кибовский и префект ЦАО Сергей Байдаков.
Со стороны общественной части комиссии — председатель комиссии по культуре Общественной палаты и директор ЦДХ Василий Бычков, председатель ЦС ВООПИК Галина Маланичева, ректор МАрхИ Дмитрий Швидковский, журналист Лев Колодный и ваш покорный слуга.
А также представитель инвестора реставрации дома Соймонова Сергей Мартынов и ее реставратор Александр Студеникин.

Сергей Собянин начал с того, что поблагодарил общественных новобранцев комиссии за то, что они согласились в нее войти. Затем он говорил о том, о чем рассказано выше, в отчете сайта мэрии.
Слушал он нас (забегая вперед) внимательно и, я бы сказал, доброжелательно.
Начался обмен мнениями. В, Бычков заявил о готовности и необходимости подключить к обсуждениям столичных градостроительных проблем Общественную палату с ее экспертными ресурсами и дискуссионными площадками. Г. Маланичева выразила надежду, что Комиссия, пересматривая прежние решения, предотвратит снос того, что сносить не нужно. Д. Швидковский говорил о переменах в градостроительной политики и связанных с этим общественных ожиданиях. (Я заранее прошу у коллег прощения за краткость в пересказе их речей.) Л. Колодный ничего не говорил.

Наконец попросил слова и я.
Начал с того, что поблагодарил мэра за доверие и пообещал, что в комиссии мы сделаем все возможное для блага города. Потом констатировал, что впервые за целые, в общем-то, десятилетия обстановка в городе изменилась, городское руководство заявило о добрых намерениях в отношении исторического центра и памятников, о новой градостроительной политике. Поддержал, естественно, ограничения, отмены, пересмотры и т.п. И, сказал я, важно, чтобы у правительства Москвы были полноценные рабочие инструменты и механизмы, которые новую градполитику будут реализовывать.

Комиссия, продолжал я, должна стать одним из таких инструментов, но есть два проблемных момента.
Во-первых, сказал я, вне ведения комиссии остались исторические здания за пределами ДМ и ООЗ. Значит, они остаются без защиты экспертов, и непонятно, кто и на каком основании будет принимать решения о их сохранении или сносе. А прежние комиссии ведали этим вопросом в границах Камер-Коллежских валов.
С. Собянин тут же сказал, что дело можно поправить, изменив соответствующий пункт в Положении о комиссии. М. Хуснуллин что-то пометил в своих бумагах.

Со вторым, продолжал я, дело сложнее. У комиссии есть полномочия, соответствующие ее названию — о сохранении/сносе, рассмотрении проектов на территории ООЗ и ДП и т.д. Но есть и другие полномочия, не относящиеся к граддеятельности, но напрямую касающиеся памятников — наделение статусом и отказ в этом, утверждение границ территорий, охранных зон, предметов охраны. По закону, говорил я, решения городской власти по этим вопросам принимает либо готовит Мосгорнаследие, на основании государственной историко-культурной экспертизы, причем в законе и постановлении правительства об экспертизе четко оговорено, по каким основаниям оно может с экспертизой соглашаться, по каким не соглашаться. И в законе нет ни слова о том, что Мосгорнаследие должно руководствоваться в этой своей деятельности решениями каких-либо комиссий. А по положению о комиссии она рассматривает эти вопросы и дает поручения исполнительным органам городской власти, т.е. Мосгорнаследию. Получается противоречие установленному законом порядку.

С. Собянин сказал, что, если так, то вместо поручений комиссия может давать рекомендации по этим вопросам.
Я счел нужным добавить, что в соответствии с положением решения о памятниках или охранных зонах должны принимать руководители департаментов правительства Москвы, префекты округов — уважаемые люди, специалисты в своих областях, в управлении, строительстве, других сферах, но в большинстве своем не специалисты по наследию. Да и мы, продолжал я, люди, которые этой проблематикой заняты много лет, могли бы что-то посоветовать, высказать мнение, но не можем выносить решения в качестве членов комиссии, поскольку закон не предусматривает такого порядка принятия решений о памятниках. Ведь все это по закону — компетенция и прямая зона ответственности Мосгорнаследия.

И, продолжал я, получается, что в эпоху новой градполитики нам предлагается фактически воскресить инструмент градполитики Лужкова, потому что в этой части своих полномочий новая комиссия — это та же самая Межведомственная комиссия Ресина, которая работала в 2009 году и которая была упразднена по представлению Москонтроля ввиду того же несоответствия ее работы закону, о котором я говорил. И половина ее решений так и не были воплощены в распорядительные документы правительства Москвы именно по этой причине.

Но, продолжал я, Мосгорнаследие не может принимать решения по памятникам в одиночестве, ему необходима экспертная поддержка и взаимодействие со специалистами, каковых в Москве предостаточно. И рекомендации по памятникам должны давать и правительству Москвы, и Мосгорнаследию советы ведущих экспертов и специалистов, о необходимости которых уже год говорит Архнадзор — городской совет по наследию при мэре и совет при Мосгорнаследии, в зависимости от ранга вопроса.

В общем, сказал я, мы подготовили предложения о мерах по сохранению наследия в Москве — и о том, о чем я здесь говорил, и о многом другом. И вручил С. Собянину синюю папочку, над содержимым которой накануне у нас происходила коллективная работа до трех часов ночи.
В завершение я пригласил мэра на экскурсию по проблемным памятникам Москвы, предложив начать прямо от Тверской, 13, где напротив погибает лучшее открытие московских реставраторов последних лет. Мэр Собянин взял нашу папку и со словами «Мы это проработаем и дадим вам ответ» — передал Александру Кибовскому.

Затем мэр стал прощаться. Обратившись ко мне, он сказал — что бы ни решили по части того, кто что будет решать или рекомендовать — «ответственность все равно наша общая». Предложение об экскурсии, как сказал С. Собянин, принимается: «руин мне много показывали, но я вашим предложением воспользуюсь».

На том встреча закончилась.
Вечером в ЦДХ я снова столкнулся с А. Кибовским, и он пообещал мне, что пригласит для проработки и обсуждения наших предложений.

Распечатать статью Распечатать статью

8 комментариев

Было бы странно, если б Лев Колодный нашел что сказать. Я так понимаю, у него только пасквили хорошо получаются (да и это под вопросом).
"В ходе заседания Мэр отметил, что новое строительство в центре города практически полностью приостановлено «Десятки инвестиционных контрактов расторгнуты в настоящее время. Это большое количество объектов — миллионы квадратных метров», — сказал С.Собянин. Далее Мэр сообщил, что в настоящее время выдано около 200 разрешений на снос зданий в центре города." Я что то не понимаю, для чего сносить если строить не чего не собираются.
Рустам Рахматуллин больше года назад   Изменить
Сергей, мэр говорил о 200 нереализованных разрешениях прежней Сносной комиссии - и о необходимости ревизовать их силами новой Сносной комиссии
Что будет с домом по Электрическому переулку 10 с ? http://maps.yandex.ru/?text=%D0%A0%D0%BE%D1%81%D1%81%D0%B8%D1%8F%2C%20%D0%9C%D0%BE%D1%81%D0%BA%D0%B2%D0%B0%2C%20%D0%9A%D0%BE%D0%BB%D1%8C%D1%86%D0%B5%D0%B2%D0%B0%D1%8F%20%D0%BB%D0%B8%D0%BD%D0%B8%D1%8F%2C%20%D0%BC%D0%B5%D1%82%D1%80%D0%BE%20%D0%91%D0%B5%D0%BB%D0%BE%D1%80%D1%83%D1%81%D1%81%D0%BA%D0%B0%D1%8F&sll=37.582475%2C55.775515&ll=37.576295%2C55.772047&spn=0.010085%2C0.001101&z=17&l=map%2Cstv&ol=stv&oll=37.57629493%2C55.77204738&ost=dir%3A62.81150097446894%2C-2.3162123632948166~spn%3A90%2C37.927187149874 написано убрать машины ,очевидно сносить собираются
"Мы с вашим участием должные еще раз проревизировать все эти разрешения, определить, где можно сносить. Там, где вы считаете, что это вредно для архитектурного облика города, мы будем стараться сохранять эти объекты" Мне очень не нравятся здесь слова "будем пытаться", т.е. отрицательное решение комиссии не гарантирует сохранение объекта, а только обещает попытки:( Т.о. Кибовский полностью снял с себя всю ответственность, переложив ее на комиссию, а решения комиссии при этом могут носить только рекомендательный характер. Кмк на лицо утрата властных полномочий органа исполнительной власти, при чем именно в той их части, которая должна была бы способствовать сохранению наследия, что является главной функцией ДКН.
Наталья Самовер больше года назад   Изменить
Увы, все еще хуже. По состоянию на сегодня комиссия принимает вовсе не рекомендации. Она является рабочим органом Правительства Москвы и как таковая принимает решения, обязательные к исполнению. То есть ею просто-напросто узурпированы полномочия ДКН. При радостном непротивлении самого ДКН, конечно. Вообще противоправность Положения о комиссии бросается в глаза. Непонятно, неужели Правительство Москвы, принимая его, могло рассчитывать на то, что этого никто не заметит? Свои замечания мы изложили в обращении на имя мэра. Мэр обращение не прочитал и отдал его в ДКН. Но главное он успел услышать.
Юлия Викторова больше года назад   Изменить
"Но главное он успел услышать." Ура, товарисчи !

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *