Объект, теряющий признаки объекта

0_87b87_97f2df4d_orig

Ирина Трубецкая

В Большом Сухаревском переулке с лета 2013-го перестраивают одно старое здание, скоро закончат. А в Департаменте культурного наследия г. Москвы с лета рассматривают акт историко-культурной экспертизы о признании этого дома объектом культурного наследия, тоже скоро закончат. Последствием этих синхронных процессов может стать то, что в связи с происходящим уничтожением подлинных внутренних и внешних стен, перекрытий и кровли, государственному органу охраны памятников придётся сделать вывод об отсутствии исторической и прочей ценности у рассматриваемой постройки.

DSC02923

Разборка двухэтажного кирпичного с деревянными перекрытиями флигеля городской усадьбы, обладающего статусом заявленного объекта, началась в июле прошлого года, была почти сразу замечена и остановлена. Рабочие, нанятые собственником, успели разобрать внутренние стены и сломать заднюю часть дома. Говорилось о надстройке двумя этажами, но при этом почему то разбирался периметр внешних стен. Никаких документов тогда на месте не оказалось, что и зафиксировала вышедшая на место межведомственная комиссия, состоявшая из представителей ОАТИ, Госинспекции по недвижимости, Мосгорнаследия, префектуры ЦАО и районной управы. В августе адрес был рассмотрен на заседании Окружной комиссии по пресечению самовольного строительства на территории Центрального административного округа (протокол №23). Как сказано в пришедшем позже ответе на запрос – «приняты меры по прекращению сноса здания… осуществляется контроль по недопущению возобновления работ».

DSC02915

А в декабре мы обнаружили, что после некоторого затишья разборка дома, возведение новых стен и надстройка вовсю продолжаются. И опять выясняется, что ОАТИ ордер на работы не выдавало, что собственники здания – Латышев Валерий Александрович и Раздольский Даниил Исаевич – произвели частичный снос дома и его надстройку двумя этажами с мансардой исключительно по собственному хотению.

Окружная комиссия по пресечению самовольного строительства снова обсудит этот адрес на своём заседании. Сможет ли она заставить собственников считаться с городскими законами и разобрать надстройку? Посмотрим. Между тем небольшое, типичное для старой Москвы строение с двускатной кровлей становится всё более похоже на безликую громоздкую коробку.

DSC03167

В реестре на сайте Мосгорнаследия адрес Большой Сухаревский переулок, 23 пока ещё значится как заявленный объект – городская усадьба, состоящая из главного дома и флигеля. Главный дом выходит на Сретенку, а флигель – в переулок. (…) Поиск по открытым источникам установил, что в 1852 году владение №332/335 значилось за Обуховой Ириной Тимофеевной, московской купчихой.

На карте этого года владение уже имеет свою Г-образную форму, в то время как планы Москвы 1768 и 1817 годов показывают на этом месте два необъединённых участка. Можно предположить, что ещё раньше, в первой половине 18 века, эта местность относилась к владениям церкви Троицы Живоначальной в Листах, стоящей неподалёку на Сретенке. Переулок, отходящий от улицы вниз к Неглинке, до 1907 года носил название Колосов, так как в нём находилась шёлковая фабрика П. Колосова.

1852

Близость этого квартала к церкви Троицы позволила экспертам в 2007 году при утверждении режимов регулирования градостроительной деятельности установить здесь режим «сохранения и регенерации историко-градостроительной среды объекта культурного наследия в зоне, обладающей высокой историко-культурной ценностью и сохранностью».

Этот режим (Р3) не разрешает «замену аутентичных элементов исторического комплекса застройки, обладающих архитектурно-художественной ценностью». Тем не менее вот уже несколько месяцев безо всяких разрешений происходит разрушение и замена аутентичного элемента исторической застройки и замена его на безликий новодел.

А что же Мосгорнаследие? А оно живёт в соответствии с утверждённым в 2011 году Положением о Департаменте культурного наследия г.Москвы, согласно которому полномочия обеспечивать сохранность или неизменность облика объектов, обладающих признаками объектов культурного наследия (то есть «заявленных» памятников) у него отсутствуют. Оно проводит экспертизу подобных заявленных объектов за бюджетный счёт, что, конечно, хорошо. Положительные экспертизы попадают на Комиссию по граддеятельности в зонах охраны, постановления об отрицательных тихо публикуются в Вестнике Мэра и Правительства Москвы. Однако тот факт, что, пока суд да дело, объекты экспертного рассмотрения оказались вне компетенции государственного органа по охране памятников и нещадно перестраиваются, вызывает большую тревогу.

Сухаревский, 23 – далеко не первый случай. Согласно реестру, размещённому на сайте Департамента, заявленными памятниками значатся более пятисот объектов. Эти сооружения были когда-то замечены специалистами или неравнодушными горожанами, которые потрудились написать заявку об их постановке на госохрану. Однако после утверждения нового Положения в 2011 году эти адреса оказались на обочине. Вроде кем-то оценены и даже отмечены на историко-культурном опорном плане Мосгорнаследия, но… вне компетенции.

ответ дкн 1 ответ дкн 2
Подобная нестыковка противоречит федеральному закону №73 от 2002г. (пункт 2 статья 36 раздел VI): «В случае обнаружения на территории, подлежащей хозяйственному освоению, объектов, обладающих признаками объекта культурного наследия в соответствии со статьёй 3 настоящего Федерального закона, в проекты проведения землеустроительных, земляных, строительных … и иных работ должны быть внесены разделы об обеспечении сохранности обнаруженных объектов до включения данных объектов в реестр…».

Полномочия по выполнения данной нормы закона относятся к компетенции региональных органов охраны объектов культурного наследия. Ни префектуры, ни ОАТИ, ни Мосстройнадзор не являются в Москве профильными учреждениями по сохранению исторической застройки города тех или иных категорий. Этим учреждением является Мосгорнаследие, и в его функции должен входить в том числе и надзор за объектами, по которым готовится экспертиза. В противном случае появляются основания для отрицательных выводов «в связи с утратой подлинности…». Также Мосгорнаследие должно реагировать на случаи несоблюдения им же утверждённых регламентов в зонах охраны памятников, а иначе – зачем эти регламенты вообще нужны?

PxrVHo7n4Xg
Возвращаясь в Сухаревский переулок, 23 – мы продолжаем информировать городские органы власти о происходящих там работах и продолжаем переписку с Мосгорнаследием, убеждая ускорить экспертизу и взять адрес на контроль. Ну а собственник здания продолжает уничтожение подлинных стен и перестройку флигеля городской усадьбы, обезличивая здание и эту часть переулка, то есть «зону, обладающую высокой историко-культурной ценностью и сохранностью».

Распечатать статью Распечатать статью

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *