Государев Монетный двор

1988

Александр Можаев

В ноябре минувшего года глухие ворота в проезде Воскресенских ворот приоткрылись на пару дней, явив миру дивный фасад Старого Монетного двора, одной из важнейших построек раннего Петровского времени. Это был всего предпоказ, но в этом году Государственный исторический музей обещает полноценное возвращение знаменитого памятника, по непонятной причине вырезанного из городского пространства почти на два десятилетия. Государев Монетный двор на Красной площади присутствует во всех книгах по истории Москвы и русской архитектуры, но при этом очень немногие москвичи представляют себе, о чем идет речь.


Вот смотрите: вы вошли в Иверские ворота, по правую руку у вас — вход в Исторический музей, ряженые стрельцы фотографируются в обнимку с ряженым Лениным. Впереди — волшебный силуэт Василия Блаженного, слева по диагонали — Казанский собор с наглыми валютными попрошайками на паперти. А перед ним, тоже слева, тянется длинное двухэтажное здание, на которое обычно мало кто обращает внимание. Хотя это, между прочим, редкий для Москвы образец богатого анненского барокко — второй корпус Монетного двора, достроенный в 1730-х. Памятник неухоженный, пыльного серо-голубого цвета, лишь нижний левый край фасада запросто выкрашен красным пребывавшей там до недавнего времени торговой точкой. Привет из девяностых, такой же, как черные железные ворота в проездной арке здания.

4xiplfcc5ah3b83n8v

За этой аркой и спрятан от трудящегося населения Монетный двор Петра Великого, выдающийся памятник «переходного периода», совмещающий традиционные для XVII века декоративные и строительные приемы с компоновкой фасада по новым, голландским образцам. Очень яркое впечатление моей юности: вступая на Красную площадь не сразу замечаешь сбоку неширокую подворотню, а когда проходишь в нее, оказываешься в совершенно ином, внезапном пространстве. Широкий пустой двор, за ним еще один, сирень, тишина, очевидная древность могучих кирпичных стен, загадочная вязь закладной доски над резными воротами.

300 лет назад фасад Монетного двора был обращен к Воскресенскому проезду, перекликаясь со стоящим напротив, еще более роскошным зданием Петровской Главной аптеки и образуя вместе с ней и Казанским собором пространство парадного входа в Китай-город — в сущности, первую сознательную, архитектурно оформленную столичную площадь Нового времени. От проезда Монетный двор отделяла кирпичная ограда с воротами и привратными палатками, весь комплекс примыкал к Китайгородской стене словно пристроенный изнутри бастион. Это объяснялось тем, что в его просторных палатах находились запасы монетного сырья, а также складировалась готовая продукция денежного производства.

1795

Само здание представляет собой протяженный двухъярусный объём длиной более 30 метров с проездной аркой, соединявшей просторные дворы учреждения. Высокий нижний ярус занимали производственные помещения (Плавильная, Кузнечная, Плащильная и Пожигальная палаты, здесь же хранились запасы серебра). Изначально со стороны Красной площади он был совершенно глухим, двери и окна первого яруса были обращены на задний двор, где в нижней части стен сохранились фрагменты нескольких белокаменных наличников с треугольными «разорванными» фронтонами. Верхний ярус здания (Казначейная, Работная, Кладовые и Пробованные палаты), напротив, состоит из сплошного равномерного ряда окон, непривычным образом украшенных плоскими рельефными фронтонами (скорее скульптурного, а не архитектурного характера) и разделенных приставными белокаменными колонками.

76568

Второй ярус обратной стороны здания оформлен зеркально, так как оно воспринималось с дальних точек, возвышаясь над малоэтажной застройкой Никольской улицы. Подобный приём позволяет сравнить Монетный двор с Сухаревой башней, однако фасады Сухаревой башни были симметричны, а Монетный двор имел более сложное композиционное решение — вероятно, в силу сложности участка, угол которого был занят Казанским собором, проездная арка была поставлена по оси квартала, но объём самого здания оказался смещён к Китайгородской стене. Мастера пытались уравновесить композицию, украсив изразцовым фризом лишь южную половину корпуса (фриз отсутствует в шести северных оконных осях обоих продольных сторон, а наличники здесь имеют несколько иной рисунок: резные раковины перемещены из середины в верх композиции). Исходя из этого можно предположить, что изначально Монетный двор имел и более сложную кровлю с акцентом над аркой, тем более что в документах 1702 года упоминаются изразцы (или черепица) для отделки «спусков и шатриков».

Image (10)

Сейчас ассиметрия незаметна, поскольку фасад разбит поперечной пристройкой на два неравных отрезка: левая половина обращена во двор, правая смотрит на Казанский собор. Однако изначально нижний ярус Монетного двора также был разделен примыканием каменной ограды, ограничивающей территорию собора. Стремление к рациональному решению фасада продиктовало расстановку больших колонн нижнего яруса без совпадения с местами примыкания внутренних стен (как это было принято в XVII веке) и даже с осями окон второго яруса. Колонны делят на размеренные секции и дворовую часть западного фасада, и продолжающую его стену-кулису позади собора (колонны вдоль этой стены были восстановлены в 1990-х годах и уничтожены при строительстве церковной лавки в 2003 г.). Изнутри к стене примыкали несохранившиеся одноярусные палаты, в плане продолжавшие прямоугольник основного корпуса.

Кульминацией нижнего яруса Монетного двора является белокаменное убранство проездной арки, выполненное в 1702 году резчиком Василием Михайловым: с «полуступами, коптельми, лябрами, клеймами, кракъштынями, киотами, шпредгиром с шариками, карнизом лябристым». Над аркой расположена композиция из киота и двух закладных досок в резных картушах. Сохранилась надпись одной из них: «В 15 лето богохранимые державы его [Петра I] при благороднейшем сыне его Великом государе царевиче и Великом князе Алексее Петровиче в осьмое лето от рождества его построен сей двор ради делания денежной казны в лето от Сотворения Мира семь тысяч двести пятое, от Рождества же во плоти Бога Слова 1697». На заднем фасаде киот фланкировали характерные для своего времени восьмигранные окна.

195

В XVIII веке в помещениях Монетного двора расположились Присутственные места и другие госучреждения. Служил Монетный двор и тюрьмой: в 1774 году сюда был доставлен бунтовщик Емельян Пугачев, в 1790 году здесь был заточен Александр Радищев. В 1806 году над новым, внешним корпусом Монетного двора выстроили пожарную каланчу, одну из первых в Москве. Помимо практического смысла, каланча создавалась как отражение башни Главной аптеки и оформляла въезд на Красную площадь; обе башни со временем исчезли. И еще одна занятная деталь: на заднем дворе сохраняется одноэтажная служебная постройка 1899 года. С виду совершенно ничего особенного, но примечательно авторство — Лев Кекушев, звезда русского модерна — и изначальное назначение: «прачечная, сарай и общие клозеты» во дворе Присутственных мест.

После революции в зданиях Монетного двора располагалась типография и коммунальные квартиры, а позже комплекс был передан Историческому музею. Доступ во двор оказался закрыт – вероятно, так удобнее было соблюдать строгий пропускной режим учреждения. Монетный двор стал ещё одной единицей хранения музейных запасников, а несколько лет назад его пытались окончательно утвердить в статусе экспоната, заперев в витрину – витрина для этого требовалась изрядная, обсуждался проект перекрытия обоих внутренних дворов прозрачными кровлями.

10431285_758251884245020_7837036402017662953_o

И вот эти ворота наконец приоткрылись. Передний двор полностью замощен и в нём выставлены пушки разных эпох из собрания Исторического музея. Экспозиция носит название «Артиллерийского двора» и есть опасение, что если оно закрепится на вывесках, то ребрендинг обернется окончательным замещением исторического топонима, и без того изрядно позабытого. Фасад реставрирован, хотя надо заметить, что восстановление изразцов и межоконных колонн главного фасада было выполнено ещё в советские годы, главной задачей текущего момента была закладка поздних проёмов и восстановление мелких утрат кладки. Реставрационная вычинка швов – работа муторная, а её оплата, как правило, совсем не соответствует фактической затрате времени. Упростив задачу, реставраторы полностью заменили старый известковый раствор меж кирпичами, «поновив» швы неряшливой домазкой (по отзывам зрителей, «ощущение, что вчера построили»).

1

Впрочем, дожди и ветры скоро наведут привычный порядок. По счастью, здание оставлено под открытым небом, но пока непонятно, будет ли вход во двор свободным, или по билетам (в последнем случае памятник останется частью Музея, а не города и будет исключен из экскурсионных маршрутов Красной площади). Начинается второй этап реставрации музейного квартала, в частности, работы по восстановлению заднего фасада, который дошел до нас в археологической сохранности – в XX веке до него никто не дотрагивался. Надеемся, что здесь удастся найти компромисс, который позволит восстановить памятник, сохранив очарование его древности. Дорогие мастера, мы долго ждали и подождём ещё – вы только не торопитесь.

Сокращенная версия текста опубликована Страна.ру.

Фотографии pastvu.com, Н.Аввакумов. Схема фасада А.Можаев на основе рисунка А.Потапова.

Распечатать статью Распечатать статью

2 комментария

"Дорогие мастера, мы долго ждали и подождём ещё – вы только не торопитесь."
Там как-то логично нумизматику и бонистику выставлять, раз это Монетный Двор.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *