Цвет Варварки

0_cfff8_3e2b8e61_orig

Александр Можаев

Знаменитые памятники Варварки продолжают менять цвет. В прошлом году перекрашена церковь Георгия, теперь пришла очередь Знаменского собора. Привычно думаешь: ладно уж, спасибо, что живой, не ломают, не портят, а цвет – дело житейское, стерпится.

Но колористика города — вещь тонкая, во многом задающая его образ. Это как разница меж пиджаком черным, белым, и, например, розовым – фасон тот же, а впечатление несколько разное. Хотелось бы понять, кто, как и зачем принимает решения об изменении образа знаковых для города памятников.

Одним из мотивов перемены может быть возвращение к первоначальному цветовому решению. Для ряда стилей существуют принятые, модные в свою пору варианты: классицизм мы привыкли воспринимать желто-белым, московское барокко красно-белым, а петербургское – голубым или зеленым, потому что это цвет Зимнего дворца. Но при ближайшем рассмотрении эти стереотипы оказываются довольно условны, поскольку из правил бывают исключения, а Зимний так и вовсе стал зеленым в середине XX века (изначально он был песочного цвета).

Кроме того, ранний цвет не всегда оказывается самым важным, определяющим для памятника. Как известно, Парфенон в юности был довольно пёстро раскрашен, но в европейскую культуру он вошел седой белокаменной руиной и «восстановить» его первоначальный облик можно лишь уничтожив гораздо более значимый для нас поздний образ. Так что нередко знаниям о «первоначальном замысле» лучше оставаться на страницах научных трудов.

0_cf53e_70cf43cc_orig

Сколько себя помню, колокольня церкви Георгия на Варварке была голубой. Этот цвет очень шел к её эклектичному, недоготическому, по-хорошему нелепому фасаду, и в то же время четко отделял пристройки 1818 года от древнего храма, выкрашенного в красный. Почему вдруг колокольня стала тоже красной – нам не рассказали, то есть никаких официальных объяснений на этот счет не было. По слухам, реставраторы нашли следы темно-красного цвета, может быть более раннего. Однако другие специалисты говорят, что именно в эту эпоху не было общепринятых цветовых пристрастий, здания могли менять цвет при каждом ремонте, и предпочтение именно первого варианта второму в данном случае непринципиально даже с краеведческой точки зрения.

Тогда же стала желтой восстановленная церковь Климента у Варварских ворот. Цвет классики, неожиданный для барочной постройки 1741 года. О мотивах, опять же, никто не сообщал, остается лишь транслировать кулуарные слухи о том, что цвет – творческая версия архитектора-реставратора, которую было рекомендовано уточнить при производстве работ, но сделать этого не успели или не посчитали нужным.

Теперь, снова внезапно, меняет цвет Знаменский собор XVII века, уже выбелены его главы. Для всех, кто увидел его после реставрации конца 1960-х, он был цвета старого кирпича и в этом значительная часть его очарования. Потому что большемерный кирпич для Москвы как камень для Парфенона: тот самый. На нем хорошо видны реставрационные вставки и видно, что их немного, то есть перед нами вещь, несомненно, настоящая, древняя.

0_d8fd0_7f3e174b_orig

Был лет 15 назад эксперимент с совершенно невнятным желто-рыжим колером, успели замазать только главы. А именно белым собор был в конце XIX века, когда его стены были покрыты штукатуркой и наличники на фасаде также были штукатурными, то есть бутафорскими, устроенными вместо сбитых кирпичных. На западном фасаде и теперь виден отпечаток такого позднего наличника, упраздненного советскими реставраторами – свидетельство ещё одной страницы истории храма. Если собор побелят, оно исчезнет.

13719682_1595592240733402_2801669821568531922_o

Мог ли быть собор белым изначально? Теоретически да, но точно так же мог быть красным – в отчете советских исследователей не сказано об обнаружении изначального цвета. И в любом случае, принятие решения об изменении внешности памятника столь высокого ранга не должно приниматься кулуарно. А вот как это делается в Москве (информация, опять же, добытая неофициально – другой нет).

Перекраска собора – инициатива протоиерея Вячеслава Шестакова, настоятеля Патриаршего подворья в Зарядье, частью которого является Знаменский собор. Мотив – возможно, личная симпатия к образу, запечатленному на дореволюционных открытках? Пристройка белого новодельного крыльца к собору в 2015 году (прежде о нём писали: «материалов для достоверного восстановления недостаточно») также была осуществлена по замыслу отца Вячеслава. Белое крыльцо при красном храме, странно – может быть, расчёт на то, что после сказанного «А» придётся говорить «Б». Однако Научно-методический совет при Департаменте культурного наследия не согласовал изменения цвета памятника.

0_d8fe0_a5b7be01_orig

В 2016 барабаны стали белить без согласования, и лишь когда они были побелены, собрался новый Методсовет, вроде бы утвердивший перекраску. В любом случае, решение совета имеет рекомендательный характер, узаконенным оно станет лишь при наличии согласования Управления по рассмотрению документации. Но работы тем временем продолжаются, вероятно, в расчете на то, что отказ от согласования перекраски будет значить необходимость отмывать или вновь перекрашивать главы и крыльцо, что будет довольно хлопотно и скандально. А там, глядишь, и стерпится, свыкнется.

0_d8f7d_ed82b77c_orig

Как известно, в подобных случаях всегда очень важен прецедент. Сегодня белым станет Знаменский собор, завтра чьим-нибудь хотением высветлят, например, Крутицкое подворье, ну а там и до Кремля логически рукой подать. Не первый год идут разговоры о том, как красив был бы он в белоснежном обличье, при том, что исторически Кремль был и таким и сяким – сначала красным, потом периодически белился, и характерно, что после одной из побелок, в 1826 году, французский драматург Жак-Франсуа Ансело сказал: «Белая краска, скрывающая трещины, придает Кремлю видимость молодости, не соответствующую его форме и зачеркивающую его прошлое».

А у меня для инициатив типа «где бы чего бы ещё переулучшить» есть только одно странное объяснение: они зачем-то хотят, чтобы я перестал узнавать свой город. На это, конечно, можно возразить, что любая реставрация является изменением привычной картины и давайте теперь оставим всё как есть и вообще ничего никогда не будем больше менять. Нет, давайте будем, но строго в меру доказанной необходимости. А если ее нет – стоит ли лишний раз ворошить сущности?

0_cf5a4_bb7a0b70_orig

Более образованные называют это «вторжением на территорию коллективной памяти города». В недавно опубликованной учёной статье А.С Щенкова и Т.Н. Вятчаниной приводится пример из параллельной итальянской практики. Дескать, передовой опыт учит нас тому, что «реставрационный выбор определяется уважением к памяти поколения очевидцев». В тексте повествуется, о том, как при недавних исследованиях зданий двух известных итальянских театров (в Бари и Неаполе) была обнаружена первоначальная покраска, заметно отличающаяся от той, что существует на протяжении последнего столетия. И поскольку в общую память ряда поколений знаковые для города постройки вошли именно такими, то реставраторами был выбран не ранний, «теоретически более правильный вариант «филологической» реставрации», а привычный поздний цвет. «И город был счастлив».

Опубликовано vesti.ru

Распечатать статью Распечатать статью

6 комментариев

Акриловая фасадная краска приемлема исключительно для современных сооружений, но никак не для исторических. Храм Георгия прежде был выкрашен реставраторами очень грамотно. Выделены разными тонами разновременные: колокольня, трапезная и сам храм. Широко известна фотография Игоря Талькова на его фоне. Теперь мы видим уже совершенно иной исторический ансамбль. Нужно помнить, что сформированное на Варварке ВОOПИиК было "первой ласточкой" Русской весны. Сегодня память об одной из самых массовых советских организаций уничтожается вместе с древним Зарядьем. Штаб-квартира ВООПИиК может быть только на Варварке! Как и памятники "Отцам-основателям".
Случай с перекраской Знаменского собора видимо из тех, когда одна ошибка тянет за собой другую. Многоэтажный "парк Зарядье" перекрывает значительную часть собора и, чтобы из-за фальшивого холма на видах с реки зримо не торчало пол-храма, его решили затонировать под светлый фон зданий Варварки.
Конечно, с перекраской церкви Георгия согласиться нельзя: прежнее цветовое решение хорошо показывало, чтО когда было построено. Новодельное крылечко З. собора - за гранью добра и зла. Особенно "хороши" лучковые арки) Любой нормальный надзорный орган обязал бы сломать эту "красоту". Но где ж его взять-то? Храмы по воле не сильно сведущих в архитектуре настоятелей и не такой чудо-облик приобретают, (взять хотя бы ц. Рождества (бывш. кинотеатр "Пионер") в Калуге. Яркий образец Ристоврацыи) А вот колер - уж лучше белый, чем эта коричнево-оранжевая грязь, которой были замазаны стены собора в последние годы.
Борис Семенович 12 месяцев назад   Изменить
Саша, а Вы помните (легенда), как Леонид Ильич проезжал мимо Ивана Великого, у которого 3 стены уже выкрасили в белый цвет, а четвертую оставили первоначально нарышкинской - красный массив с белыми лопатками и оформлением окон. Вождь поняли, что идет ремонт и велел побыстрей закончить. Ему-то белый цвет там был привычен
Вероятно благодаря статье Александра храм стали поверх белого красить в красный.
Верующие люди тоже не принимают этой перекраски и новоделов у прошедших сквозь советские жернова построек. Простите за выкрик сместа, но по сравнению с тем, что сделано с Кремлёвскими стенами уже, побелка покажется нормальной. Ведь он выглядит как игрушечный сувенир, каждая из "отремонтированных" башен. А ведь предыдущая итерация была в середине нулевых. Будучи молодым человеком, я ещё помню древность стен Кремля 90-ых, мы все помним обложки учебников с древним по духу Кремлём. Нечто подобное теперь провернули и с Варваркой.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *