Памяти Елены Владимировны Трубецкой (17.03.1924 – 28.08.2016)

14102208_863549927109490_2773737893321729335_n

Утром 28 августа, в день Успения Богородицы, ушла Елена Владимировна Трубецкая – архитектор-реставратор, соавтор многотомного свода «Памятники архитектуры Москвы», спасительница Белых и Красных палат на Пречистенке.

Эпопея спасения палат в 1972 году описана ею самой в воспоминаниях. К тому времени жизнь Елены Владимировны уже стала трагическим подвигом.

В 1929 году она, урожденная княжна Голицына, ребенком была выселена из Москвы в составе большой семьи, вместе с прадедом – бывшим московским городским головой и почетным гражданином Москвы князем Владимиром Михайловичем; с отцом – Владимиром Михайловичем младшим, художником и полярным исследователем, впоследствии скончавшимся в Свияжском лагере; с братом Илларионом Владимировичем – будущим художником – и другими. А в 1951 году Елена Владимировна сама отправилась к месту каторги мужа – князя Андрея Владимировича Трубецкого, участника войны и партизанского движения, бежавшего из немецкого плена.

Общественное движение «Архнадзор» выражает глубочайшие соболезнования семьям Трубецких и Голицыных, всем родным и друзьям Елены Владимировны. Градозащитники всегда будут помнить эту высокую жизнь.

Памяти Елены Владимировны посвящен приводимый ниже текст архитектора-реставратора Лидии Алексеевны Шитовой.

ПОДАРОК СУДЬБЫ

Не думаю, что такого рода подарок судьбы случается часто. Нам, младшим коллегам Елены Владимировны Трубецкой, повезло: мы могли не только наблюдать её в работе, осваивая непростую профессию архитектора-реставратора, но и учиться у неё тому твёрдому, спокойному и решительному одновременно отношению к любому заказчику-подрядчику-чиновнику, от которых всегда зависело и зависит сохранение памятника. Достаточно вспомнить по-своему уникальный факт спасения в 1972 году двух палат XVII века на Пречистенке, уже предназначенных к сносу. В этой скромной, внешне тихой и уравновешенной женщине таились мощная внутренняя энергия и несокрушимая уверенность в своей профессиональной правоте: изуродованный временем и нерадивостью памятник следует во что бы то ни стало отстоять, уберечь от разрушения и привести в надлежащий вид.

Раскрытие Красных палат

За те годы, которые Елена Владимировна проработала в нашей – «либсоновской», как её привычно называли, – мастерской, ею было выполнено значительное количество работ, которые вполне могут рассматриваться в качестве образцовых. Надо учесть, что после окончания Московского архитектурного института она с 1950 по 1956 год работала в Орле, занимаясь проектированием зданий для восстановления разрушенного города. С 1956 года принимала участие в исследовании и реставрации памятников Высоко-Петровского монастыря, палат Аверкия Кириллова на Берсеневке. Только в 1960 году пришла на работу в проектно-реставрационную мастерскую № 7 управления «Моспроект-3» (1). Просматривая список работ Елены Владимировны, выполненных ею вместе с коллегами в мастерской, – да ещё при большой семье! – поражаешься, как много она успела: это и историко-архитектурные обследования районов старой Москвы, и проекты охранных зон памятников архитектуры, и исследования гражданских построек, в том числе палат XVII века (2), и работы по храмам Москвы и ближайшего Подмосковья (3).

Но, безусловно, наиболее ярко отразился творческий и непреклонный характер Елены Владимировны в истории спасения палат на Пречистенке: даже тогда, когда, казалось, снос выявленных обследованием памятников неизбежен, она не сдавалась – и победила. То, что москвичи могут любоваться двумя замечательными памятниками — палатами Н.Е. Головина (Голицыных; так называемые «Красные палаты») и Фаминцыных (Прозоровских; «Белые палаты»), прежде всего её заслуга (4).

Раскрытие Белых палат

Надо сказать, что уход на пенсию вовсе не означал для Елены Владимировны прекращения творческой деятельности. В составе авторского коллектива она в течение нескольких лет продолжала писать тексты для многотомного издания каталога «Памятники архитектуры Москвы». Но самым важным её вкладом в дело изучения архитектуры XVII века явилась работа, начатая осенью 1964 года во время исследования и реставрации памятника XVII-XIX веков – храма Спаса на Сетуни. Многолетнее, необыкновенно скрупулёзное и последовательное изучение бесстолпных храмов XVII века, в том числе давно исчезнувших с лица земли, не только помогли очень достоверно восстановить в натуре утраченные детали декора храма (5), но и привели к появлению внушительного объёма научной работы. К счастью, текст этой работы («Бесстолпные храмы Москвы XVII века»), написанной в основном ещё в 2000 году, с наиболее выразительными чертежами-иллюстрациями был опубликован в 2012 г. в одном из сборников «Кадашевские чтения» (6).

Церковь Спаса на Сетуни в процессе реставрации

Не могу судить, насколько мои ровесники представляли себе непростую судьбу всей семьи Трубецких: Елена Владимировна, при своей доброжелательности и ровных отношениях со всеми сотрудниками, редко вступала в обычные бытовые разговоры. Впрочем, это было понятно каждому: не так-то много было семей, где росло пятеро детей; рабочее время использовалось многодетной матерью предельно интенсивно. До сих пор не понимаю, как получилось, что в какой-то момент я ощутила на себе её внимание и заботу; может быть, оттого, что я мыкалась со своими двумя погодками, которых иногда вынуждена была таскать с собой на работу. Взяв на руки моего младшенького, она вдруг сказала, что соскучилась по маленьким, что её ребятки уже подросли. Наверное, это осталось бы случайным эпизодом, если бы не дальнейшие мои личные беды: Елена Владимировна своим опытом и чутьём распознала ситуацию и, конечно, пришла на помощь: летом 1988 года я была приглашена с ребятами к ним в гости в Озерецкое. Так состоялось моё знакомство и с Андреем Владимировичем Трубецким. Не будет преувеличением сказать, что это недолгое по времени «приватное» общение с Еленой Владимировной и Андреем Владимировичем было для меня настоящим потрясением: я поняла, что у этих безмерно страдавших людей есть такой несгибаемый стержень, такое непонятное нам чувство ответственности за всё, что происходит в нашей многострадальной стране, такое чувство долга перед Отечеством, до которых нам, сирым, может, никогда и не дорасти.

vshl-atrub2

Джезказган, 1954

Все последующие наши встречи, которые время от времени происходили, конечно, исключительно по инициативе Елены Владимировны, были для меня одновременно и уроками, и праздником. Я оказалась посвящена в её труды, продолжавшиеся до самого последнего времени (не считая того, что она, следуя примеру своей матери, Елены Петровны, помогала семьям сыновей растить детей, своих внуков). Кроме работы над своим историко-архитектурным трудом, в течение 10 лет (с 2004 по 2014 годы) Елена Владимировна была непременным участником и докладчиком ежегодной научной конференции «Голицынские чтения» в подмосковном музее-заповеднике «Большие Вязёмы».

Полюбив село Озерецкое (Сергиево-Посадского района), в котором с конца 1970-х годов семья отдыхала летом, в начале 1990-х годов Елена Владимировна принялась за изучение разорённого и заброшенного сельского храма Николая Чудотворца (1811 г.), и к 1997 году эскизный проект его реставрации был согласован. Под руководством Елены Владимировны и на пожертвования её сыновей уже к 2002 году были восстановлены кровли, барабаны и главки с крестами на колокольне и над ротондой храма. Однако до полной реставрации храма было ещё далеко. Воодушевлённые примером семьи Трубецких, нашлись и другие спонсоры, так что на немалые деньги, потребовавшиеся на реставрацию, храм был восстановлен и 10 января 2012 года освящен. В 2013 году Трубецкими было осуществлено скромное издание об отреставрированной церкви, половина которого – текст, написанный Еленой Владимировной (7).

Церковь в Озерецком

Остаётся только добавить, что в 2015 году вышли в трёх томах воспоминания А.В. Трубецкого «Пути неисповедимы», подготовленные и изданные на собственные средства сыновьями Елены Владимировны и Андрея Владимировича. Большая и дружная семья Трубецких плодотворно работает, растит новое поколение и упорно восстанавливает подлинную историю своего рода-племени, так жестоко и бездарно изводимого много лет. Можно ли желать матери и отцу лучшего результата своих трудов и осуществления своих родительских чаяний?

Лидия Шитова

Примечания:

1. В апреле 1977 года мастерская в полном составе была переведена, оставаясь в системе ГлавАПУ, в управление «Моспроект-2» под № 13.
2. 1963 г. – палаты Г.Я. Бабкина (Садовническая, д. 55, с. 2).
1967 г. – флигель усадьбы Голицыных, XVIII в. (Малый Знаменский пер., д. 1/14).
1969-1971 гг. – службы Старого Головинского дворца (1-й Краснокурсантский
проезд, д. 3).

3. Храмы: Успения Богородицы в Путинках, Черниговских чудотворцев князя Михаила и боярина Федора в Черниговском пер., Покрова Богородицы в с. Покровском-Городне, Димитрия Ростовского в Очакове.
4. И, конечно, архитектора Д.П. Василевской, вместе с которой они исследовали палаты и которая закончила все проектные и реставрационные работы на палатах после ухода Елены Владимировны на пенсию.
5. Реставрация храма была закончена Т.Л. Энговатовой, при участии А. Пушиной.
6. Первая публикация о храме появилась в 1972 году в издании «Архитектурное наследство», № 20.
7. «Храм Святителя Николая Чудотворца в Озерецком», Сергиев Посад, 2013 (68 страниц; 500 экземпляров).

Распечатать статью Распечатать статью

1 комментарий

Никольская Елена Витальевна больше года назад   Изменить
Михаил Андреевич, Петр Андреевич... Владимир... Мне очень грустно, что я не была на отпевании Елены Владимировны. Она похоронена там же, где и Андрей Владимирович или -? Отпевали - в Церкви Ильи -? Ваша мама не просто спасла мою дочку, когда мы с моей девочкой лежали в Академической клинике, Ваша мама настояла, чтобы мы оттуда выписались, приезжала туда....И - отмолила Маньку. В храме Николы в Кленниках - вмести с Вашим папой... - с Андреем Владимировичем. Чудеса - бывают, но не так уж часто в нашей жизни. Елена Владимировна очень ценила это ОБСТОЯТЕЛЬСТВО, которое и для нее было - свидетельством присутствия БОГА на земле....

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *