Юбилей Архнадзора

Памяти Владимира Резвина

24 января не стало Владимира Александровича Резвина — архитектора, реставратора, историка архитектуры, коллекционера. В 1990–2000 гг. Владимир Резвин возглавлял Государственный музей архитектуры имени А.В. Щусева.

Он умер, как рассказывают очевидцы, возвращаясь домой из Третьяковской галереи: «несколько метров не дошел до подъезда, упал замертво».

Читать полностью →

Собянин и «другие»

Солидарная общественная борьба москвичей за сохранение дома Булошникова и исторического облика Большой Никитской улицы принесла беспрецедентный (для последних времен) результат: 22 января мэр Сергей Собянин заявил, что проект нужно подвергнуть некоей «дополнительной экспертизе» и тогда принять «взвешенное решение».

Это еще не победа, но важный результат. Уже и не вспомнишь, когда общественное мнение заставляло столичные власти хотя бы взять паузу и публично поставить под сомнение свои решения, принятые ранее.

Читать полностью →

Михаил Михайлович Алленов

(10 сентября 1942 — 21 декабря 2018)

Ушел человек, у которого одни учились, а другие хотели бы. Который, говоря об искусстве, ставил речь историкам искусства, как ставят речь артистам. Мысля об искусстве, ставил мысль. Шутя или сердясь, ставил и эти умения. Учил, что бы ни делал.

Всего четыре текста: фрагмент о храме Покрова на Рву в книге «Суриков»; эссе о доме Пашкова, о метро «Комсомольская», о гостинице «Москва» — делают школу мысли о Москве.

А с нами он начинал Школу наследия.

Светлая память.

Прощание с Михаилом Михайловичем Алленовым состоится в понедельник, 24 декабря, в 11.30, в храме св. Николая в Толмачах при Третьяковской галерее.

Читать полностью →

Возвращение Пейча

Импровизация на тему

По сообщению пресс-службы группы «Ташир», «в рамках транспортно-пересадочного узла (ТПУ) «Парк Победы» будет построено три башни, объединенных на верхнем уровне террасой…». 

Пейч был в Москве впервые, и больше всего его удивляло то, что этот громадный мировой центр ни в какой мере не напоминал громоздкий американский сити. <…> Город шел уступами и плоскими террасами. Там было много зелени, стали и стекла. Синие воздушные мосты сильными дугами начинались где-то в зелени и пропадали вдали, в золотых лучах восходящего солнца, бившего из-за лиловой тучи мягкими прожекторами.

В. Катаев. Остров Эрендорф: Роман с приключениями (1924)

Сейчас, уходя вниз, к пышным садам Москва-реки, стояли в отдалении друг от друга уступчатые, в двенадцать этажей, дома из голубоватого цемента и стекла. <…> Такова была построенная по моим планам Москва двадцать первого века. Весенняя влажность вилась в перспективах раскрытых улиц, между уходящими к звёздам уступчатыми домами, и их очертания становились всё более синими, всё более лёгкими. Кое-где с неба падал узкий луч, и на крышу садился аэроплан.

А.Н. Толстой.  Голубые города (1925)

1. Марина Хрусталева

Пейч был в Москве не впервые. Он вернулся сюда в 2025 году после длительной эмиграции. Бесшумный электромобиль нес его по преобразившемуся Новому Арбату. На излучине Москва-реки он на минуту потерял дар речи: справа, за Белым домом, некогда внушительная электростанция превратилась в бумажный кораблик, над которым нависали гигантские айсберги сорокаэтажных сияющих башен. Буквы «ТАШИР» бежали по ним сверху вниз, справа налево и по диагонали, образуя причудливые анаграммы. Вдали леденели помутневшие сталактиты Сити.

Читать полностью →

Перед выбором

 

Пять лет назад, в предыдущую избирательную кампанию, Архнадзор издал Хартию охраны исторической Москвы — всего семь пунктов. Тогда мы предложили кандидатам в мэры подписать ее. И они подписали (кроме Сергея Собянина, конечно).

Что же изменилось за пять лет — по пунктам?

Читать полностью →