Ильинский крестец

img_7973_

Александр Можаев

19 июня 2017 года, через 238 лет забвения, Москва вновь увидела камни древней церкви Введения Богородицы на Ильинском крестце. В ближайшие дни решится важнейший не только для Ильинки, но и для всей столицы вопрос: реликвия либо вновь скроется под покров уличного мощения, либо станет частью пространства исторического центра и важнейшим прецедентом в деле охраны памятников архитектурной археологии.

По нашим сведениям, это первый в текущем году случай остановки строительных работ при обнаружении подземного памятника. Специалисты наконец получили время для ручной расчистки оснований древних построек. В предшествующих случаях (обнаружение оснований Китайгородской стены на Новой площади, колокольни храма Успения на Сретенке и трапезной церкви Сретенского монастыря — все постройки 16-17 вв.) археологи исследовали объекты, уже вскрытые и поврежденные строительной техникой. И хотя в официальных релизах говорилось «археологи обнаружили», фотографии драгоценной древней кладки, срезанной ковшами экскаваторов, намекают на то, что честь открытия всё же принадлежит столичному стройкомплексу.

17523440_1472414809477437_6938486177316011463_n

Перечисленные памятники не являются внезапно обнаруженными, неучтёнными, неизвестными науке объектами, поэтому правильно говорить не «открытие», а «раскрытие». Все они — часть официально охраняемого культурного слоя города Москвы, все присутствуют на архивных планах, а подземная часть Китайгородской стены и вовсе имеет статус самостоятельного объекта наследия. Тем не менее в рабочем графике «Моей улицы» не было отведено времени для предварительной археологической разведки. Трассы коллекторов и основания фонарных столбов втыкались туда, куда их втыкали строители, а не археологи и реставраторы.

imag2044_

Принципиально важен момент отсутствия на объектах штатных архитекторов-реставраторов. Московские археологи более привыкли извлекать из земли (или отвала строительного грунта) так называемые артефакты, но очевидно, что вопросы консервации найденных под землёй архитектурных памятников – сфера не их профессиональной ответственности. Если бы речь шла о разрушении ковшом свода либо стены постройки XVI века, находящейся выше уровня земли, никто бы не сомневался, что это откровенно преступный вандализм. Спокойная реакция профессионалов на факты разрушений археологических памятников того же времени говорит о привычке к старой московской практике, когда обнаруженная в ходе строительных работ древность фиксируется, а затем разрушается для сооружения котлована нового здания.

18738649_1505650502812889_3157991533617301916_o
Огромный объём земляных работ, связанных с благоустройством московских улиц, даёт повод пересмотреть отношение к памятникам архитектурной археологии как к объектам, для которых достаточна лишь научная фиксация. Привести его в соответствие с международной практикой, согласно которой культурный слой вскрывается только руками лицензированных специалистов, а строители терпеливо ждут, когда те произведут все необходимые действия. Сказочно хороша в этом плане была прошлогодняя новость о том, что нехватка профессиональных археологов тормозит строительство важных инфраструктурных объектов Великобритании. Наш закон подразумевает то же самое, но на деле выходит наоборот: стройкомплекс копает, археологи фиксируют.

img_7976_
Сегодняшние раскопки на Ильинке ведутся в соответствии с предписанными правилами и здравым смыслом. Археологи наблюдают за раскрытием с самого начала, благо офис Столичного археологического бюро находится в соседнем здании. Однако просьба о приостановке строительных работ была подана проектировщиками «Моей улицы», экстренно среагировавшими на сигнал общественности. Теперь им же предстоит скорректировать проект, то есть проложить коммуникации так, чтоб не повредить фундаменты. И предложить вышестоящим инстанциям варианты включения древних руин в пространство сквера, который должен появиться на месте раскопа.

Зритель, не поленившийся сегодня-завтра заглянуть за строительное ограждение на площади меж домами 5 и 7 по Ильинке, увидит картину, близкую к представленной на этой фотографии. Давайте попробуем её расшифровать.

19403
Перед нами остатки Ильинского крестца — торговой части средневековой Ильинки, одной из самых ярких столичных улиц. Крестец тянулся от Красной площади до Посольского двора и кроме лавок разнообразных торговых рядов здесь находилось несколько монастырских подворий. В последней четверти 18 века северо-восточная его часть у перекрёстка с Рыбным (прежде Введенским) и Богоявленским переулками была реконструирована. В ходе работ, проводившихся с 1776 по 1793 год, часть построек была снесена и образовалась Карунинская (ныне Биржевая) площадь.

1775_

Кладка, раскрытая 19 июня сего года, располагается напротив здания купеческой Биржи. Она принадлежит церкви Введения во храм Пресвятой Богородицы на подворье Иосифо-Волоцкого монастыря, выстроенной в камне в 1558 и разобранной в 1779 году. От памятника, бывшего ровесником храма Василия Блаженного, не сохранилось известных изображений, кроме пары общих планов и условных рисунков. Можно говорить лишь о том, что церковь была одноглавой, окруженной пристройками – паперть, крыльцо, «две кельи архимандрическия да кельи что живал стряпчий». Иную информацию могут дать лишь тщательные археологические исследования. По всей вероятности, севернее и восточнее храма находится его древнее кладбище.

19399485_15

На фотографиях мы видим часть стен основного здания, сложенных из характерного для 16 века маломерного кирпича, и стены примыкающих паперти и апсиды – по мнению наблюдателей, достроенных в конце 17 столетия. В поперечной стене видны верхушки арочных ниш первого строительного периода (23.06 здесь же раскрыты ступени лестницы). Стены разобраны до уровня опирания сводов, значит, их кладка продолжается на метр-полтора ниже, до уровня, где может сохраняться каменный пол храма.

1790

Западнее него, вероятно, найдётся деревянное мощение несохранившейся части Богоявленского переулка, а далее — стены «стряпческого» Троицкого подворья (основная резиденция Троице-Сергиевой лавры находилась в Кремле, Ильинский филиал в основном занимался её обслуживанием). Подворье пребывало здесь, на бывшем дворе купца Антонова, с 1540 года. Каменные палаты, выходящие на Ильинку, впервые упоминаются в описи 1626 года, а поскольку каменное строительство после Смуты возобновилось не сразу, то надо полагать, что здание построено до неё – при Годунове или при Грозном. Согласно плану 1790 года, оно значительно выступало за нынешнюю красную линию, как в улицу, так и на площадь (нынешняя застройка соответствует красной пунктирной линии на приводимом плане).

908c8b7943484c038fc67b661b6e7450

К моменту сноса обоих зданий они простояли около двух веков, и нижние части построек успели «погрузиться» в культурный слой улицы. К тому же, оба памятника (в особенности палаты) могли иметь подвальные или подклетные ярусы. Таким образом, на Биржевой площади сохраняются не только фундаменты, но и нижние этажи древних памятников, представляющих огромный интерес для московской истории. Также это потенциальные объекты музеефикации, способные приумножить качество общественной городской среды столицы. Ильинка, если помните, соединяет самые главные ворота державы, Спасские, с самой оживлённой улицей сегодняшнего центра, Покровкой.

verona
Есть много вариантов того, как это сделать. Можно засыпать фундаменты и обозначить их контуры мощением (метод самый примитивный, применяющийся, как правило, для разрушенных памятников, от которых сохранились лишь части фундаментов). Можно поместить под прозрачную витрину – подобный опыт впервые в московской практике освоен год назад в Кремле, на месте бывшего Чудова монастыря. Можно накрыть руины плитой и устроить под ней небольшую археологическую экспозицию, как это было сделано два года назад в Зачатьевском монастыре на Остоженке. Главное – не поспешить, не полениться и не напортить, таких примеров у нас тоже в избытке.

Опубликовано Афиша Daily

На нижней фотографии — Порта Леоне, Верона, Италия. Благодарим за фото А. Котова, П. Шутова, И. Боровикова, М. Коробову, Т. Урумян, В. Геворгизову, П. Тюренкову-Долину.

Распечатать статью Распечатать статью

2 комментария

Наиболее правильным было бы возродить монастырские подворья и утраченные храмы с палатами на их родных фундаментах. Архитектурная среда должна дополнятся аутентично одетыми людьми. Получится уникальная по многообразию, разностилевая картина.
Мне интересно, зачем писать просто так. Вы движение , берите, собирайте передавайте в музеи, помогайте государству, а не спорте с ним. Нужно решать и действовать, а не болтать языком и осваивать гранты и тормозить развитие города. Диалог должен быть конструктивным.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *