Мы тут немного пошаманим

Охрана памятников как особенность национального футбола

Константин Михайлов

Прогулка вице-премьера Правительства РФ Дмитрия Козака по Воскресенской улице в Калуге 6 марта, в сопровождении губернатора Калужской области Анатолия Артамонова и городского головы Константина Горобцова наделала уже немного шума в блогосфере.

Безусловно, она обогатила теорию и практику сохранения культурного наследия в России важными новыми понятиями, терминами и методиками. Например, «пошаманить», «полностью воссоздать, чтобы можно было снести», «только фасад!» и др. Высокопоставленных лиц, позволяющих себе употреблять такие слова в адрес культурного наследия, уже успели покритиковать, не будем повторяться. Интереснее ведь другое – не что они себе позволяют, а почему.

Вдоль по улице

Дмитрий Козак приезжал в Калугу посмотреть, как город готовится к 650-летию, которое будут торжественно отмечать в 2021 году. В маршрут высокого гостя входила Воскресенская улица, по отзывам путешественников, одна из самых «атмосферных» улиц Калуги, сохранившая и прекрасные памятники архитектуры, и целые кварталы исторической застройки. Еще в советские годы Воскресенской улице прописали фактически заповедный режим.

Целью визита вице-премьера, была, конечно, не ностальгия. Он не мог не заметить контраста между сверкающим всеми красками новизны отремонтированным (честнее сказать, свежепостроенным) домом и очень историческими, подлинными, но облезлыми фасадами напротив.

Судя по репортажу в местной прессе, губернатор Артамонов попытался успокоить вице-премьера: «Мы пошаманим, к празднику всё приведём в порядок, безусловно».

Однако Дмитрий Козак был неумолим: «Диссонирует». И, показав на обшарпанный старинный дом, посоветовал придумать «какой-нибудь инвестпроект».

Что тут возразишь? Но калужане осмелились.

Инвестор реконструкции домов на Воскресенской улице стал жаловаться: это не инвестиции, а меценатство, дома рассыпаются, вложения огромны (стоимость квадратного метра 88 тысяч рублей), а в домах-памятниках заставляют даже деревянные перекрытия восстанавливать.

— А если полностью воссоздать объект, чтобы можно было снести, а потом то же самое сделать? — спросил губернатор Артамонов.

Было бы в два раза дешевле, отвечал застройщик.

Далее просто цитируем калужский репортаж:

« — Здесь где памятник. Вот это памятник? — удивлялся Козак, глядя на перекошенную двухэтажку.

— Здесь везде памятники, — вздохнул застройщик. — Вся улица Воскресенская.

— Кроме фасадов, ничто другое ценности здесь не представляет, это абсолютно точно, — ответил Козак. — Давайте менять правила. Только фасад! И люди там мучаются».

Губернатор Артамонов тут же напомнил, что есть современные трехмерные технологии, и можно «убрать», а потом на том же месте сделать, как было.

Слово и дело

Здесь важно не то, что говорится, а как и кем.

И с какой уверенностью, чтобы не сказать — безапелляционностью.

Я предполагаю, что вице-премьер Козак все эти дома на Воскресенской улице видел впервые в жизни. Я почти уверен, что он никогда не читал ни историко-архитектурных исследований, посвященных этой улице, ни историко-культурных экспертиз, посвященных этим памятникам. И сам их не изучал, не обмерял, не ощупывал кладку, не искал своды в подвалах или лепнину в интерьерах.

Это не в упрек, у вице-премьера другая работа.

Но он сходу заявляет – кроме фасадов, ничего ценного тут нет.

Откуда он знает?

Я не думаю, что губернатор Артамонов читает на ночь или за утренним кофе Венецианскую хартию или хотя бы Федеральный закон «Об объектах культурного наследия». Я не знаю, помнит ли он, что по нашему Уголовному Кодексу уничтожение памятников архитектуры – преступление.

И это не в упрек, у губернатора много забот, и у него в администрации есть специальные органы – и по охране памятников, и по охране правопорядка.

Но он сходу предлагает сносить памятники и заменять их трехмерными муляжами.

Почему он уверен, что это возможно?

И ведь это вице-премьер федерального правительства и губернатор граничащей с Москвой области. Они не могут не понимать, что их слова для окружающих – не просто слова, а руководство к действию.

Так что если теперь к 650-летию Калуги она снесет и построит заново свою прекрасную Воскресенскую улицу – мы знаем, кого за это благодарить.

Причем тут футбол

Теперь о том, что на улице не было сказано.

Нужно отметить, что проблемы, о которых говорил вице-премьеру и губернатору застройщик – более чем реальные. Да, дороговизна реставрационных расценок и процедур превращает инвестиции в меценатство. Да, по калькуляции новодел получается вдвое дешевле. (Наши экономические эксперты, правда, доказывают, что в Европе почему-то все получается ровно наоборот, но у нас-то свои калькуляции.)

И вот вице-премьер федерального правительства на месте решает: надо менять правила. Но не экономические правила, а правила сохранения наследия. Ни слова о других переменах: об историческом поселении в границах Старой Калуги, об экономических стимулах и льготах для инвесторов в наследие, о размораживании 14 статьи 73-ФЗ и т.п.

Это может, к сожалению, значить, что в сознании наших высших менеджеров и администраторов этих тем просто не существует. Не внедрены. Не имплементированы.

Соответственно и губернатор тут же фактически предлагает сносить памятники под видом их сохранения.

Пора спросить: причем здесь футбол?

Да очень просто.

Ни малейшей попытки призвать на помощь эксперта. Начальника управления по охране памятников, директора музея, главного калужского краеведа. Чтобы хотя бы просто спросить: а предмет охраны тут каков? а есть ли что здесь ценного, кроме фасадов? а если все снести и сделать как было, это по закону будет или нет?

Все ответы начальству известны.

При этом невозможно представить, что те же Дмитрий Козак и Анатолий Артамонов, окажись они, например, с инспекцией в лечебном заведении, стали бы советовать врачам, какие назначать лекарства и как строить план борьбы с недугами. Или, попав на химический завод, решились бы указывать технологам, как довести до нужного финала сложный синтез.

Потому что всем понятно, что в медицине, в химии, в любом сложном деле требуются профессиональные знания и навыки, для принятия решений нужны эксперты.

И только в сохранении культурного наследия никаких специальных знаний и экспертов нам не нужно, все сразу все понимают, с одного взгляда: что ценно и что не ценно, что можно снести и что построить заново.

А если что не так, мы еще тут немного пошаманим.

Примерно как в футболе. Как минимум пол-страны знает, кого поставить в состав, по какой схеме играть, какую тактику применять. И как пошаманить, если что-то пойдет не так.

Сдается мне, что именно поэтому, летс ми спик фром май харт, достижения отечественного футбола и охраны памятников примерно одинаковы.

Фото и видео: официальный портал органов власти Калужской области; on-walking.com

Опубликовано: Хранители Наследия

Распечатать статью Распечатать статью

3 комментария

Возмутительно. Статья слишком мягкая. Это же антиконституционный призыв (разрушать культурное наследие). Давайте направим петицию президенту за отставку этого приду..ка. Чтобы другие думали, прежде чем делать публичные заявления
Рустам Рахматуллин 3 месяца назад   Изменить
Напрашивается дополнение к 243-УК: публичный призыв к уничтожению или повреждению объекта культурного наследия. И сугубо - в исполнении должностного лица
Стыдно за такую власть, что федеральную, что местную. В дурном сне за них бы не проголосовал, если бы дали такую возможность. А Вам, Рустам, огромное спасибо за Вашу борьбу за сохранение наследия и за Вашу просветительскую деятельность.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *