«Надо что-то делать, Глеб, они же убьют Шарапова!»

Храм Николы в Столпах под пятой столичного благоустройства

Константин Михайлов

В середине мая столичные благоустроители сделали очередное археологическое открытие: раскопали сначала фундаменты стены Златоустовского монастыря (XVIII века) в Большом Златоустинском переулке, а потом фундаменты знаменитого храма Николы в Столпах (XVII-XVIII вв.) на углу Малого Златоустинского и Армянского.

Не было никогда, и вдруг опять

Надо сказать, что после археологической катастрофы 2017 года, устроенной столичными властями на Биржевой площади, заинтересованные участники процесса изо всех сил старались не наступить на те же грабли в 2018-м. Градозащитники наперебой составляли разнообразные описи исторических сокровищ местностей, которые должны быть затронуты благоустройством, и носили списки в столичные Департамент капремонта и Мосгорнаследие.

Мосгорнаследию, впрочем, и так прекрасно известно, где под московским асфальтом что хорошо и плохо лежит. Не зря же Департамент еще в 2017 году любовался «Археологической картой Москвы», а в 2018-м главный городской археолог (он же замруководителя Мосгорнаследия) Леонид Кондрашев выпустил целую книгу о древних и современных горизонтах столичной археологии.

Да, собственно, и без книг и карт было ясно, что если на месте снесенных московских шедевров начать земляные работы, то что-нибудь из-под земли покажется.

Но и после всей многосложной подготовки действительность, как обычно, превзошла все ожидания, а обнаруженные древности рискуют быть в лучшем случае просто зарыты до лучших времен, которые никогда не наступят. А в худшем — погребены под слоем бетона, что грозит их скорым разрушением.

Пейзаж Златоустинского переулка

Он впечатляет. От самого угла Армянского, на несколько десятков метров, тянется целое археологическое царство: белокаменное основание стены — сначала северного придела, затем северной галереи храма Николы в Столпах. На углу переулков — закругление апсиды. В стене попадается белокаменное надгробие начала XVII века (не из некрополя ли бояр Милославских, чьих тут было несколько десятков захоронений?), «орленый» кирпич времен Алексея Михайловича. Рядом — кусок старинной булыжной мостовой, с белокаменным парапетом — хоть сейчас ходи.

Остатки северной стены храма тянутся вдоль переулка на несколько десятков метров

Булыжная мостовая со старинным каменным ограждением

Древнее надгробие в фундаменте

Апсида северного придела храма Николы в Столпах

Фрагмент изразцового декора храма

В Москве 2016-2018 гг. было много археологических раскрытий-разрытий, но такого масштаба не помнится. Даже на Ивановской площади Кремля с ее стеклянными окнами в Чудов монастырь древностей видно гораздо меньше.

Археологи, надзирающие за работами, перебирают находки. Монеты, обломок курительной трубки, кованые гвозди… Крупный фрагмент изразца со стен церкви: трогательная птичка на ножках-палочках.

Все это, понятно, отправится в музей. А вот что будет с древними фундаментами?

Игры воображения

Воображение, конечно же, рисует заманчивые картины. Места полно — под общественное пространство отгорожена едва ли не треть переулка. Пешеходная плитка, переходящая в старинную булыжную мостовую. Рядом, под стеклом — фундаменты Николы в Столпах. Тут же стенд с фотографиями и историей замечательного храма…

Да мало ли что можно придумать. Рядом, за оградой бывшей школы конца 1930-х гг., принадлежащей нынче ВШЭ, рядом со спортзалом — зеленый газончик. Копни под ним — найдешь колокольню и западную стену. А вдруг еще есть подвалы? Кто эту школу когда исследовал?

Целый археологический музей можно тут создать. Для общественного пространства — самое то. В будни тут людно, ходят студенты и обитатели окрестных офисов, курсирует молодежь с заветной тропы, ведущей через дворы с Маросейки. Будут постигать московскую историю наглядно.

Воображению не прикажешь — оно продолжает работать. Так и видится, как на место приезжают ответственные люди, вдохновляются этими перспективами — и начинают действовать. Бросаются в мэрию и уговаривают повременить с окончанием благоустройства. Объявляют конкурс на лучший проект общественного пространства с включением археологических древностей. Вступают в переговоры с ВШЭ, чтобы разведать зеленый газончик и пространство под школьным зданием. Преображают, в общем, обыденный переулок в необыкновенный. Ведь чуть дальше — остатки Златоустовского монастыря, там свои археологические горизонты и находки. Какой бы тут вышел прекрасный туристический маршрут, воспевающий заодно столичное благоустройство.

Собственно говоря, это ведь не фантазии. Это вполне обычное дело для любой европейской столицы, заботящейся о своих древностях и гордой ими. Археологические сокровища, включенные в пространства современного города — не в Риме ведь одном. Лондон, Афины, Вена. Да и в Москве же есть примеры разумного и, надеюсь, вечного. Стена Белого города на Хохловской площади, фундамент Троицы в Старых полях в Театральном проезде. Надо множить эти примеры.

Прогулки под дождем

Теперь я перехожу к описанию московской реальности — с ее графиками, госконтрактами по благоустройству и вертикальными планировками.

На телефонные реляции оперативно откликнулся глава Мосгорнаследия Алексей Емельянов — на следующий же день назначил встречу на объекте. Это было в прошлую пятницу, 18 мая. Под проливным дождем мы прогуливались вдоль стены, разглядывали апсиду, надгробие, находки, фрагмент изразца. Присутствовали также главный археолог Леонид Кондрашев, представители Департамента капитального ремонта и прочие официальные лица. Археологи рассказывали о церкви, показывали фотографии, я излагал вышеприведенные наработки воображения. Алексей Емельянов слушал, думал и искал решение или хотя бы верное к нему направление.

Представители Департамента капремонта говорили, что просто так состыковать новую пешеходную плитку со старой булыжной мостовой нельзя, потому что они в разных уровнях. Либо мостовую разбирать по булыжнику, поднимать и заново собирать — «а вы же понимаете, так, как было, никто не соберет». Либо весь уровень переулка понижать, что невозможно: никакими проектами не предусмотрено, под асфальтом коммуникации, да и соседние переулки невозможно оставить выше уровнем. Со стеклом над фундаментами — тоже сплошные сомнения: будет запотевать, нужно отводить влагу.

Странно, думал я, почему в Риме, Лондоне, Афинах, Вене все это возможно, а в Москве с ее тысячелетней историей включение археологии в современную жизнь всякий раз почему-то становится неразрешимой проблемой. Причем каждый раз — с переменным успехом. Проблему Хохловской площади решили в итоге очень достойно, пусть и решали больше десяти лет. На Биржевой площади вышло сплошное расстройство и безобразие. Повезет ли Николе в Столпах — неизвестно.

На месте присутствовал священник из Православного центра, работающего в уцелевшем здании Златоустовского монастыря, о. Сергий Чураков. Я спросил, что он думает о желательный перспективах. Он ответил:

— Конечно, очень важно сохранить и открывшееся пространство, и археологические артефакты, сохранить всю эту красоту. Церковь Николы в Столпах — один из первейших московских храмов, ранга церкви Успения на Покровке. И уж если в 1930-е годы при сносе храма сохранились эти фрагменты — сегодня нужно приложить все усилия, чтобы их не утратить. Нужен профессиональный проект. Нужно вести переговоры с Высшей школой экономики — здесь можно устроить настоящий археологический парк.

Официально и не вполне

В конце концов Алексей Емельянов попросил проектировщиков благоустройства представить три варианта решения археологического ребуса. С полной музефикацией «под стеклом», с музеефикацией частичной и с сигнацией древностей на поверхности новой плитки. А потом провести совещание, их обсудить, «да и Константина Петровича пригласите».

Проектировщики ушли думать. Официально они думают до сих пор. Никаких совещаний, по крайней мере, с моим участием, не было, никаких проектов не обнародовано.

Алексей Емельянов сказал мне на прощанье, что ценность открытых древностей в Мосгорнаследии очень даже понимают и надеются, что проектировщики предложат достойное решение.

Главный археолог Москвы Леонид Кондрашов уже 22 мая сказал мне кратко: я — за музеефикацию мостовой и за сигнацию церкви. Никаких проектов, по словам Кондрашева, в Департамент культурного наследия Москвы пока не поступало. Окончательного решения пока нет.

Но есть и неофициальная часть истории. По моей сугубо неофициальной информации, проекты есть. Не факт, что их видели в Мосгорнаследии, но в Департаменте капремонта, говорят, их очень даже видели.

Я их тоже видел, наверное, во сне, и так тщательно запомнил, что даже нарисовал специально для вас. Вот с цельным со стеклянным покрытием во всю длину храма, вот с фрагментарным…

Вариант полной музеефикации остатков храма Николы в Столпах. Вид от угла Армянского и Малого Златоустинского переулков

Вариант с фрагментарной музеефикацией фундаментов храма Николы в Столпах

Хорошие проекты. Причем их авторы уверяют, что имеют в виду стекло нового поколения, особо прочное, герметичное, да еще и снабженное подсветкой, продухами, системой вентиляции и удаления влаги, так что ничего не будет запотевать и портиться. Наверное, это недешево, сумма выходит под семь миллионов. Впрочем, по сравнению с миллиардными бюджетами столичного благоустройства это совсем не дорого.

По столь же сугубо неофициальной информации, проекты эти в Департаменте капремонта не были одобрены. А сроки у госконтрактов, как мы все помним, жесткие.

Угроза бетонной плиты

И в тот же день 22 мая мне позвонили из Большого Златоустинского переулка: рабочие начали устройство бетонной плиты, на которую потом будут укладывать плитку. Пока до монастырских фундаментов не добрались, но говорят, что так будет сделано на всем пешеходном пространстве. А потом пойдут бетонировать Малый Златоустинский переулок и неизбежно доберутся до Николы в Столпах.

А если древние фундаменты забетонировать, то их не увидит уже никто и никогда. Да они и просто разрушатся от новой тяжести.

Леонид Кондрашев заверил меня, что все под наблюдением у археологов, благоустроители предупреждены о том, что бетонировать древности нельзя и обещали их не трогать.

Мне очень хочется во все это верить, но прошлым летом по поводу сохранения и музеефикации Иосифо-Волоколамского подворья на Биржевой площади мы тоже слышали много успокоительных обещаний. А кончилось все погромом.

А футбольный чемпионат мира все ближе — скорее всего, все ближе и триумфальный финал благоустройства. И еще я, конечно, тот еще психолог, но что-то мне подсказывает, что когда злосчастные фундаменты скроются из глаз, во многих столичных кабинетах вздохнут с облегчением.

В это мне, напротив, верить не хочется, но интуиция – упрямая вещь.

Москва и москвичи! Неужели мы допустим, чтобы Николу в Столпах опять сровняли с землей?

«Надо что-то делать, Глеб, они же убьют Шарапова!»

Досье. Церковь Николая Чудотворца в Столпах (Армянский пер., 4) известна с 1547 г. Название, по одной из версий, происходит от «столпа», означавшего некое учреждение; по другой — от столпов галереи храма. Дожившее до ХХ века здание построено в 1669 г. зодчим Иваном Косминым (он же Иван Кузьмин Кузнечик, строитель храмов Григория Неокесарийского на Полянке и Покрова в Измайлове). Один из лучших образцов московского «узорочья» XVII века, с высокими галереями и прекрасной шатровой колокольней. Снесена в 1938 г. Снятые при сносе архитектурные фрагменты находятся в Донском монастыре.

Опубликовано: Хранители Наследия

Распечатать статью Распечатать статью

1 комментарий

Добрый вечер! Обнаружил неделю назад мостовую и сделал фото. Сейчас древнюю кладку прикрыли банерами, но не трогают. Прошу уточните, кому писать, как встать.на защите архитектурной ценности?

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *