С именем Ленина

Юрий Егоров

Весна 2020 года войдёт в историю нашей страны как время потрясений и серьёзных перемен в социальной, политической и других областях жизни. Тем не менее заметная часть наших граждан наверняка будет отмечать день 22 апреля, благо, планировавшееся на эту дату так называемое «всенародное голосование» по пакету внесённых властью «поправок в Конституцию» переехало на более поздний срок.

22 апреля 2020 года исполняется 150 лет со дня рождения основателя Советского государства Владимира Ильича Ленина. Не оценивая его личность и произведённые им изменения в жизни тогдашней России (желающие сделать это и без нас найдутся), признаем: как бы ни относились к нему мы сегодняшние, Ленин, безусловно, личность историческая в масштабах как нашей страны, так и мира в целом. Покончив на этом с политикой, перейдём к более понятной для нас теме исторического и архитектурного наследия, связанного с Владимиром Ильичом.

Многочисленные памятники вождю, здания и залы, в которых он выступал, с кем-нибудь встречался, работал и отдыхал, разбросаны, кажется, по всей стране и надёжно защищены охранным статусом ещё с советских времён. Есть, однако, один ленинский путь, наследие которого видится не настолько благополучным и объекты которого вынуждены искать себя в новой реальности более или менее самостоятельно. Речь идёт о последнем пути Владимира Ильича из подмосковной усадьбы Горки в Москву.

Путь этот состоит из нескольких важных пунктов: усадьба Горки – платформа Герасимово тогдашней Рязано-Уральской железной дороги – депо Москва-пассажирская этой же дороги, хотя его роль сводится к техническому обеспечению перевозки тела усопшего вождя, – Павелецкий (тогда – Саратовский) вокзал и далее – Колонный зал и мавзолей на Красной площади. Отдельным важным пунктом стоит «ленинский» паровоз У.127, который вёл траурный поезд в далёком январе 1924 года.

Что же произошло со всеми этими объектами в постсоветской реальности?

Усадьба Горки, переосмыслив себя, вернулась к своему первоначальному амплуа одной из дворянских усадеб ближнего Подмосковья в близкой к идеалу степени сохранности. В этом, конечно, заслуга её особого статуса (и, соответственно, особого к ней отношения) на протяжении всего советского периода. Её не громили, не поджигали, в ней не было разного рода хозяйственных дворов – наоборот, была сформулирована цель сохранить всё «как было при Ленине», поэтому сейчас она привлекает к себе не только сторонников коммунистической идеологии, но всех, кому интересна усадебная жизнь начала ХХ века, ну и Ленин заодно.
Вокзал сменил название, став из Саратовского Павелецким, существенно расширился в 1980-е годы, но при этом остался самим собой.

Мавзолей, несмотря на периодически возникающие обсуждения целесообразности нахождения в нём тела Ленина, вряд ли куда-то денется, даже если самого вождя в нём не станет. Наконец, павильон с траурным поездом, доставившим тело вождя в Москву, стал центральной площадкой музея Московской железной дороги. В наши дни ключевую роль здесь сыграл не Ленин, а паровоз У.127.

Привезённый из Средней Азии, он был отремонтирован в депо Москва Рязано-Уральской железной дороги, а 20 мая 1923 года на партийном собрании В.И. Ленин был единогласно (кто бы сомневался!) избран почётным машинистом этого паровоза, о чём ему направили телеграмму. Впрочем, тяжело больной Ильич к тому времени уже не выезжал из Горок, поэтому в депо он не приехал. А 23 января 1924 года именно этот паровоз под управлением машиниста Матвея Лучина доставил с платформы Герасимово в Москву спецпоезд из одного вагона, в котором находилось тело Ленина.

В 1937 году паровоз У.127 с вагоном № 1691 (тем самым) был установлен в тупике у Павелецкого вокзала, а в 1948 году (съездив перед этим в эвакуацию в Ульяновск) занял место в специальном павильоне, полностью обновлённом в 1980 году. Трудные 1990-е паровоз пережил довольно благополучно, хотя музей Ленина был закрыт, а павильон стал автосалоном. Тем не менее сейчас этот павильон занимает музей Московской железной дороги, центральным экспонатом которого и является «ленинский» паровоз – кстати, один из старейших сохранившихся русских паровозов и единственный уцелевший многоцилиндровый паровоз с двойным расширением пара (да простят меня читатели за эту «китайскую», вернее, паровозную грамоту, но это действительно важно).

За годы своей работы и последующей музейной жизни паровоз оброс множеством слухов и легенд, вплоть до мистических. Репутация паровоза У.127 в депо Москва-пассажирская была такова, что многие локомотивные бригады просто отказывались на нём работать, уходя на заведомо худшие в техническом плане машины. Впрочем, все эти подробности хорошо описаны в посвящённых паровозу документальных исследованиях.

Единственное выпавшее звено из этой цепочки – платформа Герасимово и связанная с ней современная станция Ленинская. Первоначально судьба платформы не предвещала каких-либо серьёзных событий. Построенная вместе с линией Павелец – Москва в конце 1890-х годов, она должна была обслуживать жителей окрестных деревень, давая им прямую дорогу в Москву. Среди этих жителей были купцы Герасимовы, оплатившие железной дороге стоимость строительства платформы в размере 150 рублей и назвавшие её по своей фамилии – Герасимово. Кстати, в Интернете эта платформа называется в основном Герасимовкой, но на правах если не местного жителя, то, как минимум, человека, наблюдавшего эту платформу на протяжении многих лет из окна электрички, могу ответственно заявить, что на самом здании было написано именно «Герасимово». Никакой Герасимовки не было.

Деревянные станционные здания Герасимово постепенно исчезали на протяжении всего ХХ столетия, пока к 1990-м годам не остались два домика и небольшой деревянный же навес над платформой, бывшие, однако, уже не подлинником, а пусть и достоверным, но макетом исчезнувших построек в масштабе 1:1. Рядом с навесом стояла небольшая гранитная стела с бюстом Ленина и мемориальной доской, гласящей, что именно отсюда отправился в Москву траурный поезд.

Весь комплекс относился к музею Ленина и исчез к концу 1990-х годов: был частично сожжён неизвестными вандалами, а частично растащен местными жителями. Ныне от него остались лишь фундаменты построек, бетонная основа обелиска с непонятно как уцелевшими гранитными блоками в основании и невысокая бетонная стенка, не дававшая сыпаться на деревянную платформу всякому мусору, летящему от проходящих поездов. Сейчас о существовавшей здесь застройке напоминают лишь эти, бессмысленные на первый взгляд, бетонные обломки да ровные площадки с фундаментами исчезнувших зданий. Платформа Герасимово осталась в советской эпохе, не найдя себя вне её.

Примерно так же, хотя и менее стремительно, развивается история и с новым вокзалом Ленинской. После открытия в 1949 году в усадьбе Горки филиала музея Ленина туда направился мощный поток туристов, как организованных, так и не очень, и наиболее удобным способом добраться в неё из Москвы стала железная дорога и та самая платформа Герасимово, давно переименованная в Ленинскую.

Конечно, её маленький деревянный вокзал не мог справиться с таким количеством пассажиров, поэтому в 1952 году архитектор Борис Мезенцев, работавший в Центральной архитектурной мастерской МПС и восстановивший к тому времени несколько вокзалов, разрушенных в войну, в соавторстве с Михаилом Шпотовым и конструктором П. Смирновым подготовил проект нового вокзала Ленинской. Он был представлен на страницах газеты «Гудок» (номер от 27 сентября 1952 года). Новый вокзал строился в стороне от существовавшего, чтобы сохранить последний как важный исторический объект.

Открытый 5 ноября 1954 года, новый вокзал представлял собой весьма интересную работу. С одной стороны, он следовал принципам «освоения классического наследия», характерным для сталинской архитектуры. Конечно, его нельзя рассматривать отдельно от другого, гораздо более масштабного ансамбля – Всесоюзной сельскохозяйственной выставки (ВСХВ, позже – ВДНХ), открывшейся после реконструкции 1 августа того же 1954 года и ставшей не только главным выставочным пространством Советского Союза, но и «лицом» его архитектуры. С другой стороны, принципиально другим было назначение вокзала: не продемонстрировать мощь и богатство советского государства, но передать людям чувство «торжественной скорби» по усопшему тридцать лет назад вождю. Поэтому, несмотря на общность архитектурных идей, декоративное убранство зданий ВСХВ-ВДНХ и вокзала Ленинской принципиально разное. И можно даже сказать, что именно на Ленинской идея «освоения классического наследия» проявилась наиболее ярко.

Что же было построено к ноябрю 1954 года?

Географически станция, вернее, платформа расположена на ровном участке, немного понижающемся в сторону реки Пахры, до которой порядка 700 метров. Железная дорога здесь проходит по небольшой насыпи, заканчивающейся двумя металлическими мостами через Пахру: на два пути и на один. Других вертикальных доминант здесь до строительства вокзала не было: вокруг поля, перелески и небольшие деревни.

И вдруг посреди этого равнинного пространства встала устремлённая вверх, острая, акцентная вертикаль: почти сорокаметровое здание вокзала, увенчанное шпилем с пятиконечной звездой. Его решение было выбрано безошибочно: ступенчатая композиция, состоявшая из поднятого на стилобат основного объёма здания, вместившего в себя зал ожидания (к нему мы ещё вернёмся) и необходимые вспомогательные помещения: кассы, комнаты для начальника станции (уместнее будет назвать его начальником вокзала) и прочие служебные помещения.

Первый этаж имел выходы на все четыре стороны, каждый из них отмечался портиком из шести строгих колонн, практически лишённых декора, – всего двадцать четыре колонны. Ряд авторов связывает число колонн с годом смерти Ленина – 1924 – или с числом лет, прожитым им в ХХ веке – 24, –  но не будем утверждать этого наверняка.

В центре первого этажа находится зал ожидания, имеющий второй вертикальный ярус, переходящий в высотную часть вокзала, прямая ассоциация с так и не построенным Дворцом Советов. Именно в зале ожидания безошибочно угадывается храмовое пространство, близкое по своему настрою к античной традиции. Пройдя через вход с массивными дубовыми дверями, посетитель попадает в пустое, залитое светом помещение: большие окна первого этажа дополняются вторым светом.

Зал нельзя назвать огромным, скорее он камерный. От остальных помещений его зрительно отделяет череда колонн из розового мрамора, а высота его значительно превосходит ширину. В центре зала на постаменте расположена фигура Ленина, тоже небольшая, даже типовая. По карнизу первого яруса идёт надпись: «Под знаменем марксизма-ленинизма, под руководством Коммунистической партии – вперёд к победе коммунизма». И всё. Остальное – детали.

Массивные люстры, кессонированный потолок, лепные карнизы на перекрытии второго света, резные деревянные экраны радиаторов отопления – все это подчинено по-настоящему храмовому пространству центральной части вокзала. В античной традиции на месте Ленина был бы Зевс, Аполлон или Гермес, и в этом вся разница. Человек там оставался наедине с богом, у нас – с Лениным. Есть только ты и Ленин, соразмерный тебе, но парящий в воздухе и залитый ослепительным светом – действительно богоподобный. Невероятное впечатление даже сейчас, среди разрухи и запустения. Вокзал – храм в большей степени, чем даже Мавзолей, хотя здесь всего лишь изображение Ленина, а там – он сам, пусть и в виде телесной оболочки.

Завершение храма третьим ярусом и шпилем, согласно традиции уже триумфальной сталинской архитектуры – дело техники, когда основная задача блестяще решена. Дополнили его и лавровые венки с советской символикой в верхней части здания, тоже подчёркнуто скромные.

Соответствующим образом было организовано окружающее пространство: расходящиеся лучами аллеи, клумбы, декоративные деревья (когда-то в штате Ленинской числился даже садовник). Ещё одна аллея вела от вокзала к мемориальным зданиям платформы Герасимово, находившимся по существу в междупутье. Не забыли и про удобство для пассажиров, а их ожидали очень много. Высокие платформы соединены подземным переходом с выходами, оформленными в виде небольших павильонов на каждой из них. Несмотря на кажущуюся утилитарность, высокий архитектурный стиль виден и здесь, под слоями современной краски.

До конца 1980-х годов существовали специальные электрички – прообраз нынешних «фирменных» электропоездов, хотя технически это были обычные рижские машины. Окрашенные в тёмно-красный цвет, они несли на себе надпись «Горки Ленинские», но следовали до станции Домодедово с обязательной остановкой на Ленинской, не имевшей путевого развития и потому неспособной быть для них конечным пунктом. От Ленинской ходили специальные автобусы в Горки, поэтому добраться туда проблемы не составляло.

Как и исчезнувшая платформа Герасимово, вокзал Ленинской, несмотря на свою мемориальную и архитектурную ценность, до сих пор не нашёл себя современного. Электричек «в Горки» давно нет, а сама платформа вернулась к тому, чем она была до событий 1924 года: стала небольшим остановочным пунктом, обслуживающим жителей окрестных посёлков. Вокзал был закрыт в несколько приёмов: сначала перестал работать зал ожидания, но в одном из боковых помещений сохранялась действующая касса. Затем и её перенесли на платформу, поближе к пассажирам.

С тех пор вокзал Ленинской – величественное заброшенное здание, имеющее статус объекта культурного наследия. Конечно, его запас прочности гораздо выше, чем у деревянных построек платформы Герасимово, но и он не бесконечен. Уже есть протечки кровли, вода попадает в вокзальные помещения, повсеместно появились плесень и грибок, кое-где начинают рушиться потолки. Отдельная проблема – доступ в здание посторонних лиц, причём явно не с целью изучения его архитектуры. Больше всего достаётся от вандалов скульптуре Ленина, уже лишившейся правой руки и головы. То ли ещё будет?

Собственник здания – ОАО «РЖД» – периодически пытается решать эти проблемы: закрываются пути проникновения в здание, несколько лет назад была перекрыта крыша, старые металлические листы заменены на еврочерепицу. С точки зрения историчности это решение вызывает большие сомнения, однако свидетельствует о желании хотя бы не доводить здание до необратимого разрушения, что весьма похвально, учитывая объективную невостребованность крупного и сложного вокзала на небольшом остановочном пункте.

Примерно столько же времени ведомство пытается продать здание. Кстати, цена чуть больше десяти миллионов рублей, примерно как квартира из двух или трёх комнат. В самом факте выставления вокзала на продажу, вызывающем возмущение у общественности, нет ничего противозаконного: в России разрешена в том числе и частная собственность на объекты культурного наследия. Но в случае продажи покупатель получает вместе со зданием и пакет обременений в виде обязательств по его сохранению и поддержанию в достойном виде.

Словом, несмотря на известные проблемы с сохранением ОАО «РЖД» принадлежащего ему железнодорожного наследия, в случае с Ленинской они ведут себя хотя бы благоразумно: стараются как-то поддерживать здание и параллельно избавиться от него. Другое дело, что продажа такого объекта – задача действительно не из простых; в сложившихся условиях она может длиться годами, если не десятилетиями. Увидит ли вокзал нового собственника и реставраторов и в каком виде он будет находиться к этому времени – вопрос без ответа.

В то же время есть как минимум одна структура, заинтересованная в существовании и даже приобретении вокзала: музейный комплекс в усадьбе Горки. Такое решение видится оптимальным: РЖД избавляется от «непрофильного актива», а здание вокзала получает заинтересованного собственника, к тому же, имеющего бюджетное финансирование, то есть способного оплатить его дорогостоящую реставрацию и обеспечить сохранность впоследствии. При этом в вокзале заведомо не появится какой-нибудь продуктовый магазин или (не дай бог!) бар с громким названием «У Ленина».

И этому решению о передаче вокзала в ведение усадьбы хотелось бы помочь, наладив многосторонний диалог между РЖД как нынешним владельцем здания, усадьбой Горки как принимающей здание стороной и правительством Московской области как регулирующим органом государственной власти. Вероятно, к организации такого диалога могла бы подключиться Коммунистическая партия Российской Федерации как продолжатель ленинской идеологии и ещё одна заинтересованная в сохранении наследия Ленина сторона. Ну а 150-летний юбилей В.И. Ленина – хороший повод этот разговор начать.

Фото: автора (современные) и с сайтов parovoz.com, trainpix.org.
Распечатать статью Распечатать статью

2 комментария

Валерий Магадов 1 месяц назад   Изменить
"С тех пор вокзал ЛенинскОй – величественное заброшенное зданище, " - опечатка.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *