Капремонт как потеря идентичности

Фото: Эрик Шахназарян Фото: Эрик Шахназарян

Лев Журавлев

Из года в год удручающими темпами Москва теряет целостность своего исторического облика, и это не всегда связано только со сносом. При проведении капремонта в центральных районах Москвы зачастую сильно искажается облик исторических зданий, не обладающих охранным статусом. Город стремительно теряет свои индивидуальные черты, которые выражаются во множестве неповторимых деталей дверей, окон, ограждений лестниц, лепнины, метлахской плитки и пр.

Доходные дома конца XIX — начала XX века авторства таких значительных архитекторов, как И.П. Машков, К.Л. Розенкампф, О.О. Шишковский, В.Е. Дубовской, Р.И. Клейн, В.А. Коссов, и др. оказываются незащищёнными от индивидуальных, часто мещанских, вкусов членов ТСЖ (товарищество собственников жилья) и от хозяйственных / коммерческих интересов Департамента капитального ремонта. Подлинные и уникальные элементы фасада и интерьеров демонтируются и заменяются дешевым пластиком, керамогранитом и прочими недолговечными материалами.

Стоит заметить, что дома, имеющие статус объектов культурного наследия (ОКН), зачастую имеют в своём предмете охраны точно такие же элементы, которые безжалостно выбрасываются при ремонте по соседству. Причём в их акте ГИКЭ имеется обоснование ценности соответствующих деталей, в том числе характеристики их уникального технологического исполнения или несерийного производства (вот для примера акт ГИКЭ Доходного дома М.В. Сокол, 1902-1903 гг., архитектор И.П. Машков, художник Н.Н. Сапунов). Таким образом, мы сталкиваемся с необъяснимым противоречием: с одной стороны, без какого бы то ни было анализа компетентных органов демонтируются элементы, аналогичные тем, которые в соседнем здании охраняются государством. Возникает вопрос: почему за этим нет соответствующего надзора?

Поварская_20. Фото Татьяны Щепетковой

Если взять для примера опыт по сохранению исторической среды в других странах, то первое, что обращает на себя внимание – это, в большинстве случаев, не реестр, состоящий из отдельных зданий, а соответствующие зоны охраны (действие которых является непреложным). Они представляют собой цельные сегменты города, в которых действуют строгие режимы, запрещающие демонтаж подлинных элементов любых зданий, допускающие только реставрацию / регенерацию в аутентичных материалах, соответствующих периоду постройки, а также регламентируют сохранение ценных видовых раскрытий.

Подробнее о зарубежном опыте рассказывает Наталия Олеговна Душкина, профессор МАРХИ, эксперт ИКОМОС:

«Участвуя в рамках международной экспертизы градостроительных ансамблей и сооружений в различных европейских странах, оценивая их потенциал для включения во всемирное наследие, повсеместно сталкиваюсь с системно работающими превентивными мерами, направленными на сохранение целостности и подлинности исторической городской ткани. И это не единичные и «избранные» случаи, а часть общей национальной политики, нацеленной на сохранение ценной исторической застройки и среды в целом, которые рассматриваются как ресурс «непрерывного развития». Стратегически «сохранение» является важнейшей и неотъемлемой составляющей «развития». При таком подходе немыслимы скоротечные вандализмы на исторических фасадах и в интерьерах, утрата фактуры материалов, деталировки, текстуры поверхностей, искажение колористической гаммы и т.д., что свидетельствует об отсутствии «заказа» на реальное сбережение, использовании неквалифицированного наемного труда, низкой культуре.

Стратегия сохранения нацелена не только на поддержание памяти места, что важно и очевидно, но одновременно составляет важнейший ценностный и экономический ресурс исторической недвижимости, его капитализацию. На это работает и законодательная база, и профессиональные градостроительные планы, открытые для публики. Горожане не понарошку вовлечены в процесс обсуждения проектной документации, контроль за ремонтно-восстановительными работами, соблюдение ограничений для новой застройки в историческом центре, реализуя утвердившийся в мире принцип «прав населения на культурное наследие». И это не постановочное шоу с бесправными жителями – это реальное городское самоуправление в гражданском обществе».

Примером общественной вовлеченности и градостроительной стратегии сохранения целостности среды может служить интерактивная карта Парижа (Plan parcellaire и Plan local d’urbanisme de Paris).

Фрагмент карты специальных требованиий по охране исторического наследия Парижа

Получается, что при большом аппарате управления архитектурным обликом города (ГлавАПУ, Москомархитектура (МКА), Департамент культурного наследия (ДКН)), сохранением целостности исторической среды, как к слову и не исторической, никто не озадачен.

Несколько лет назад по инициативе Т.Н. Гук, которая тогда была руководителем отдела благоустройства в МКА, был реализован масштабный проект по приведению вывесок в городе к единому дизайн-коду (при участии дизайн-студии Артемия Лебедева, постановление от 25 декабря 2013 г. № 902-ПП о размещении информационных конструкций в городе Москве). В итоге в Москве стало значительно меньше визуального мусора. Почему бы не продолжить в том же направлении, приведя к единообразию внешний облик зданий, для начала расположенных в историческом центре, в сегменте до 1955 года постройки?

Для возможности ввода такого рода ограничений в сфере капитального ремонта требуется принятие комплексных мер, в том числе ряд законодательных поправок, а также просветительская работа с населением, направленная на разъяснение материальной и нематериальной ценности сохранения подлинных исторических элементов внутри и снаружи здания.

Фото: Эрик Шахназарян Фото: Эрик Шахназарян
В законодательном плане прежде всего необходимо обратить внимание на 73-ФЗ, статья 34 «Зоны охраны объектов культурного наследия». Она гласит: «В целях обеспечения сохранности объекта культурного наследия в его исторической среде на сопряженной с ним территории устанавливаются зоны охраны объекта культурного наследия», то есть зоны охраны должны быть направлены на сохранение среды восприятия ОКН. В ЦАО сложно найти жилой дом, который не был бы расположен в зоне охраны ОКН, тем не менее, требования по «сохранению и регенерации историко-градостроительной или природной среды объекта культурного наследия» не всегда соблюдаются. Следование 34 статье 73-ФЗ, должно быть прописано отдельным пунктом в 114-ПП «О колористических решениях фасадов зданий, строений, сооружений в городе Москве».

Так же, возможно, в статью 34, п.2 73-ФЗ следует внести дополнения в части детализации требований об ограничении капитального ремонта и реконструкции объектов капитального строительства, в следующей редакции:

«В целях сохранения целостной историко-градостроительной среды предусматривается ограничение капитального ремонта и реконструкции объектов капитального строительства (и их частей) построенных до 1955 года включительно, в том числе касающееся их размеров, пропорций и параметров; запрещается использование неаутентичных строительных материалов, применение нехарактерных цветовых решений; предусматривается сохранение особенностей деталей и малых архитектурных форм, а также бережный ремонт декоративных элементов, составляющих идентичность объекта (включают в себя профильные карнизы, порталы, наличники окон, раскладку оконных переплетов, материал оконных переплётов, металлических и деревянных деталей ограждений, фурнитуры, маскаронов, барельефов, горельефов и пр. , включая сохранение аутентичных материалов их исполнения».

Постановлением правительства Москвы №832 от 29 декабря 2014 была разработана региональная программа капитального ремонта общего имущества в многоквартирных домах на территории города Москвы. Капитальный ремонт в многоквартирных домах может включать большой спектр работ, первоочередность которых определяется не только техническим износом коммуникаций, но — когда, например, речь идет о ремонте мест общего пользования — общим собранием жильцов, на основании статей 167 и 168 Жилищного кодекса Российской Федерации, которые наделяют ТСЖ легитимным правом принятия решений относительно замены тех или иных элементов здания, при этом не учитывается, историческое это здание в центре или панельное в спальном районе. Необходимо также пересмотреть политику города относительно согласования колористических решений отдельных зданий; для сохранения целостной среды необходим комплексный и профессиональный подход к решениям относительно цвета того или иного здания, решение, которое сказывается на облике всей улицы и, глобально, города, не может приниматься на уровне ТСЖ – это сфера ответственности профессионалов. В первую очередь это должно касаться зданий, построенных до 1955 года.

Также требует поправок 114-ПП, на основании которого разрабатывается проект колористического решения и паспорт объекта, Это постановление не учитывает сохранение и технологический ремонт всех ценных элементов здания, включая внутриподъездное пространство. Если проект разрабатывается профессионалами и согласуется в органе управления, почему речь идёт только о цвете? Почему на профессиональном уровне не формулируется необходимость сохранения расстекловки, материалов отделки и прочих авторских элементов, а цвет определяется предпочтениями жильцов, а не общей целесообразностью и гармоничным образом во всем фронте улицы, на которой оно расположено? Характеристики материалов, кроме рисунка лепнины и профильных элементов, не регламентируются, а проработка проекта колористического решения и паспорта носит рекомендательный характер. Представляется необходимой проработка обозначенных моментов в постановлении.

Исходя из вышеизложенного, 114-ПП предлагается дополнить следующим текстом:

«Колористическое решение фасадов зданий, построенных до 1955 года включительно, не входящих в реестр объектов культурного наследия, представляющих историко-культурологическую ценность и являющихся образцами авторской архитектуры, должно формироваться с учетом дополнительных ограничений капитального ремонта в части замены аутентичных декоративных элементов, таких как: лепнина, тянутые профильные карнизы, оконные блоки из ценных пород дерева с авторской раскладкой переплетов (расстекловкой), входные двери, козырьки, ограждения лестниц, фурнитура и прочие элементы представляющие историческую ценность»,

а также добавить приложение «Колористическое решение зон общего пользования» зданий, построенных до 1955 года включительно, не входящих в реестр объектов культурного наследия, представляющих историко-культурологическую ценность и являющихся образцами авторской архитектуры. Таковое решение должно формироваться с учетом дополнительных ограничений капитального ремонта в части замены аутентичных декоративных элементов, таких как: метлахская плитка и другое напольное покрытие из ценных материалов, подоконные блоки, ограждения лестничных маршей, фурнитура и прочие элементы представляющие историческую ценность.

Фото: Эрик Шахназарян Фото: Эрик Шахназарян

Остановимся чуть подробнее на метлахской плитке, так как зачастую выброшенными оказываются уникальные ее образцы. Определение «метлахская плитка» берет свое начало от разработанной в середине XIX века на фабрике «Villeroy & Boch» в городе Метлах керамической плитки. Впоследствии многие европейские и российские фабрики производили аналогичную плитку, которая отличалась прочностью, долговечностью цвета. Демонтировать такой ценный материал, которым город должен гордиться, и при этом покупать на общественные средства дешевые китайские аналоги — непростительное пренебрежение, в отдельных случаях носящее характер административного правонарушения.

В завершение нельзя не упомянуть о гигантском труде неравнодушных активистов, которые занимаются как спасением выбрасываемых деталей, так и их хранением, реставрацией, и при случае просвещением жителей. О своем опыте многие из них рассказывают в своих социальных сетях.

Темпы капитального ремонта исторической застройки все нарастают, а его качество, к сожалению, не становится лучше. Если не принять все возможные меры сейчас, Москва может навсегда лишиться того особенного характера, который создается оригинальными историческими деталями.

Благодарим Эрика Шахназаряна за предоставленные фото.
Распечатать статью Распечатать статью

1 комментарий

Нужно всегда помнить о том кто именно приобретает квартиры в старинных домах. Это прежде всего чиновники и их родня. Поэтому любые ограничения для них крайне не выгодны.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *