Торжество цинизма

Заявление Общественного движения «Архнадзор»

Снос Бадаевского (Трехгорного) пивоваренного завода (Кутузовский пр-т, 12), который мы вместе с жителями и депутатами района Дорогомилово пытались предотвратить почти три года, начался на минувшей неделе.

Снос идет за двойным ограждением, исключающим физическое противодействие. Идет сразу в нескольких местах — чтобы как можно скорее “понадкусывать” всё, что мешает скандальному и бессмысленному проекту нового строительства.

Первой исчезла котельная 1895-1909 годов (см. заглавное фото).

Затем была снесена «новая» солодовня 1895-1906 годов, северный фасад которой выходил на реку.


Сносятся исторические части главного корпуса 1875-1899 годов. Уникальному ансамблю промышленной архитектуры уже нанесен необратимый ущерб.

*

Напомним хронологию событий.
О решении градостроительно-земельной комиссии (ГЗК) при мэре Москвы — читай: о решении Сергея Собянина — застроить заводскую территорию со сносом части построек стало известно в августе 2018 года.

Эксцентричный проект с «лежачими небоскребами на ногах» от швейцарского бюро “Herzog & de Meuron” выполнен по заказу застройщика-вандала — “Капитал Груп”, конечный бенефициар проекта себя не афиширует.

В ноябре 2018 года приказом Мосгорнаследия выявленный памятник — Бадаевский завод – был сделан региональным, но только для того, чтобы сократить его физический состав.

Исторические здания взяты на охрану не целиком, а частями, чтобы “лежачим небоскребам” было куда поставить ноги. Отсюда уточнение “часть” в адресах строений 1 и 3.

Приказ Мосгорнаследия был подклеен вненаучным актом государственной историко-культурной экспертизы за подписью “черного” эксперта («киллера») Елены Соловьевой. Примечательно, что акт был готов еще в 2014 году, и значит, снос планировался уже тогда.

В июне 2019 года проходила обсуждение экспертиза проекта зон охраны памятника, то есть ее вненаучного сокращения под нужды строительства.

Проект сочиняла «Специализированная дирекция объектов культурного наследия», в которой та же Елена Соловьева работает заместителем директора. Хитроумие маневра усугублялось тем, что учредителем “Специализированной дирекции” является Департамент городского имущества, а фактически этот ГУП выполняет заказы Мосгорнаследия.

Тогда же, в июне 2019 года, градозащитники заявили на государственную охрану здание Бондарной, объявленное лишь “объектом среды” в проекте зон охраны Соловьевой. Заявка была возвращена Мосгорнаследием без рассмотрения.

Акции в защиту Бадая достигли пика в сентябре-ноябре 2019 года.
Сперва мы опубликовали репортаж из намеченной к сносу котельной, в которой обнаружили действующее ценное оборудование начала XX века.

Тогда же прямо на заводе, на площадке изгоняемых арендаторов, с участием координаторов Архнадзора прошел семидневный фестиваль “Со-творение Москвы”, главной целью которого была защита исторической территории. В конце сентября по призыву галереи “Maer Art”, одного из арендаторов, на пленэр рисовать завод вышли около ста человек, включая профессиональных художников.

В ноябре 2019 года мэрия вынесла на публичные слушания проект правил землепользования и застройки (ПЗЗ) и проект межевания квартала, как того требует Градостроительный кодекс. Местные жители, градозащитники и депутаты мобилизовали противников проекта. Из 19 тысяч участников слушаний лишь 2 с лишним тысячи поддержали его. Из официальных протоколов видно, что это были почти исключительно работники компании-застройщика и связанных с ней или зависимых от нее компаний. Надо ли говорить, что мнение 17 тысяч москвичей было проигнорировано правительством Москвы.

После слушаний москвичи встали в живую цепь во дворе завода.

Подготовку сноса можно было отслеживать по актам историко-культурной экспертизы, публикуемым в силу закона. Вот, например, апрельская, 2020 года, экспертиза сноса Солодовенного корпуса. А вот экспертиза сноса всего. Наши требования отклонить эти акты как недостоверные Мосгорнаследие, конечно же, пропустило мимо глаз.

В августе 2020 года территория была обнесена строительным забором.
В сентябре на набережной состоялся народный сход в защиту завода, был развернут государственный флаг и задержаны три человека.

Еще почти год застройщик воздерживался от вандальных действий, хотя и готовился к ним. Последняя надежда была связана с заявлением ансамбля Трехгорного (Бадаевского) завода на федеральную охрану. Повышение категории охраны было подкреплено положительным актом государственной историко-культурной экспертизы.

Министерство культуры России могло спасти памятник, подняв уровень его охраны и вернув в его состав отрезанные части. Но не сделало этого. А снос начался до окончания срока обсуждения экспертизы.

*

Снос Бадаевского завода войдет в историю московского вандализма как один из самых циничных. Все действия органов охраны наследия, от городских до федеральных, сочинения официальных экспертов и проектировщиков были “заточены” на реализацию сноса любой ценой, согласно решению мэра Москвы и его градостроительно-земельной комиссии, в интересах частного кошелька. Здания, построенные единовременно и целиком выдающимися архитекторами Серебряного века Романом Клейном, Августом Вебером, Александром Евлановым, идут под нож частями.

Распечатать статью Распечатать статью

1 комментарий

Какова реакция правительства Израиля? Ведь Роман Клей строил московскую синагогу.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *