Дела сердешные

Александр Можаев
Продолжение публичной демонстрации прелестей Печатников

Глядя на эти печальные полуразвалины, трудно понять, почему местночтимый топоним «сердце Москвы» привязался именно к подворотне пятого дома в Печатниковом переулке. Сам-то дом в высшей степени колоритен, а вход в подворотню стерегут одни из самых обаятельных кариатид города. Но двор его не только облезл и заброшен, но ещё и довольно неудобен – невнятное проходное пространство на склоне горы. Однако те, кто помнят это место хотя бы пять лет назад, рассказывают совсем иное.


Двор и тогда был проходным и нелепым, но на это никто не обращал внимания. Посередине (примерно там, где сейчас будка охранника) стояла скамеечка, крайне располагающая к краеведческим медитациям. Лучше всего было приходить сюда вечером, когда в доме зажигались окна, и отрешённо созерцать остановившееся время. Здесь появлялось почти полное ощущение того, что вы перенеслись на полсотни лет назад: заросшие вьюном тёмнокирпичные стены, бельё на верёвках, коляски в настежь открытом подъезде. В последние годы, коляски, правда уже принадлежали среднеазиатским поселенцам, но картину создавали совершенно аутентичную. А в первом этаже сохранялась одна истинно старомосковская квартира, обращённая окнами как раз на заветную скамейку. Вот там всё было настоящим: желтый абажур на неяркой лампочке, книжные полки до потолка, цветы на подоконнике, бородатый дядька с чайником, постоянно шныряющие в форточку кошки.

 

Теперь дом отселён, вьюн ободран, и понятно, что вся эта ветхозаветная идиллия не вернётся уже никогда. Дело не в этом. Город обновляется, на смену форточкам приходят кондиционеры, газоны уступают место парковкам, некоторые даже считают это благом прогресса. Но здесь, в Печатниках, речь идёт не об обновлении, а о полном истреблении знакомого ландшафта, замещении его чем-то чужеродным, бесчеловечным, а то и попросту отвратительным. Во всяком случае, у меня нет других эпитетов для бесформенной офисной новостройки, нависшей над старыми домами чётной стороны начала Печатникова переулка. Спасибо за это вдохновенное сооружение (испакостившее не только переулок, но и Трубную площадь, и даже Рождественку) стоит сказать авторитетному архитектору Михаилу Леонову, подарившему городу, и в особенности Замоскворечью, уже много комфортабельных жилых и офисных комплексов.

Таким образом, Печатников переулок оказался словно на рубеже двух, совершенно несовместимых миров. И сейчас здесь можно увидеть не прошлое и будущее столицы, а два возможных варианта её дальнейшего развития – спасти, вновь оживить уют старого города, либо довериться зодчему Леонову и его чувству прекрасного. Сюда стоит прийти для того, чтобы почувствовать разницу и понять, готовы ли вы к жизни вот в этой, стремительно наступающей Москве тонированного стекла и пластмассы. Но ведь будущее ещё не наступило. Уникальный ландшафт переулка испорчен всерьёз и надолго, но ещё не потерян окончательно. А нонешние бизнес-центры совсем не на века строятся.

 

Итак, коротко о том, что мы ещё можем успеть потерять в самом ближайшем будущем. Речь идёт о той части переулка, которая стоит на крутом склоне, обрамляя знаменитую панораму Высоко-Петровского монастыря. Дома на углах Трубной улицы снесёны в последние 15 лет. Номер 6 – изогнутый в плане трёхэтажный дом конца 19 века, ступенями спускающийся по склону. Видно, что отделка дома почему-то не была окончена – в третьем этаже присутствуют несколько штукатурных наличников, остальная поверхность стен кирпичная. Очень простая, и в то же время очень живописная постройка, образующая левую часть «рамы» Петровского пейзажа. По изысканиям историка Н.М. Молевой, перед революцией здесь размещалось интересное Общество взаимопомощи официантов, а также портновское заведение и две колониальных лавки.

Другую сторону переулка начинают два разноэтажных строения, объединённых под №3. Перед революцией дом принадлежал преподавателю ряда престижных гимназий А.Н. Суворову. Квартиры в доме снимали несколько семей офицеров, вел юридический приём помощник присяжного поверенного. Трёхэтажный корпус имеет более нарядный фасад (ещё недавно его украшал кованый козырёк подъезда), пятиэтажный интересен своим сложным объёмом (особенно со двора) и ярко выраженной мемориальной ценностью (крупнейший тайный монастырский скит в 1920-60-е годы).

 Печатников переулок, 5, 7.

Дом 5 принадлежал купеческой вдове К.В. Кирхгоф. Здесь проживал церковный историк, дьякон церкви Успения в Печатниках, Николай Петрович Виноградов. Много сделал для изучения древней истории московских храмов, в начале 20 века публиковался в Трудах Комиссии по осмотру и сохранению церковных памятников г. Москвы и Московской епархии. С июня 1917-го председатель Церковно-Археологического отдела Общества любителей духовного просвещения. В 1917-1921 секретарь Церковного отдела Комиссии по делам музеев и охраны памятников при Моссовете. Рядом с ним проживал купец Ф.И. Кулаков, староста той же Успенской церкви.

И наконец, дом 7, всемосковски знаменитый «дом с кариатидами». В его основе – послепожарный особняк купеческой жены Н.Ф. Золотарёвой, вскоре после строительства переделывавшийся для полковницы Елены Ждановой. В 1896 году участок приобрел карьерно продвинувшийся крестьянин Подольского уезда деревни Сафроновой П.С. Сысоев (на фасаде имеется роскошный картуш с вензелем «ПС»). Кстати, выясняется, что Сысоев был не франтом с претензиями, а весьма неплохим формовщиком и лепщиком, участвовал в оформлении интерьеров булочной Филиппова и гостиницы «Метрополь». Он перестроил дом при помощи архитектора Зубова, превратив его фасад в своеобразную витрину своего производства (оно располагалось во дворе усадьбы). Вместе с домом 5 он образует великолепный дуэт, истинное чудо краеведения.

 

Впрочем, ансамблем являются все вышеперечисленные здания совокупно с открывающейся за ними городской панорамой. Не зря этот пейзаж столько лет вдохновлял художников и кинематографистов. Наберите «Печатников переулок» в картинках Яндекса – полезут сплошные холсты. А разлапистых кариатид дома Сысоева вы наверняка видели в первой версии «12 стульев» — в этом крошечном особняке проживала Эллочка-людоедка. Замечательная прозорливость: на самом деле Эллочка жила не здесь, а в Варсонофьевском, но если бы собралась выбирать себе дом по собственному вкусу, сделала бы что-нибудь именно такое.

Этот дом – единственный из перечисленных, взятый под госохрану. На месте его соседей скоро планируется возвести шестиэтажную будку очередного бизнес-центра (это предполагал эскизный проект, сейчас может что и изменилось, но на заборе начинающейся стройки — уже разбирают кровлю третьего дома — нет никакой полагающейся информации). Понятно, что особняк Сысоева не переживёт соседства с котлованом огромной стройки, либо станет просто-напросто неинтересен, потеряв своё исконное окружение. Надеемся, что Москомнаследие срочно рассмотрит заявку о постановке застройки склона переулка как единого исторического ансамбля, и приглашаем всех на мероприятие, посвящённое любованию красотами Печатников, как всё ещё живого, необходимого Москве и москвичам ландшафта.
И хватит уже делать вид, что ничего не происходит, либо нас с вами не касается.

P.S. Дом №3 по Печатникову переулку был снесён осенью 2008 года. Судьба остальных домов по-прежнему неопределённа…

Распечатать статью Распечатать статью

14 комментариев

Печально. Что ещё сказать... Молча наблюдать как уничтожается город с величайшей истроией сил нет. Но что можно сделать, когда ты москвич, ( по духу, а не по месту рождения) но город тебе не пренадлежит, вроде и гражданин, но только на время выборов. Очень страшно ощущать свое бессилие по отношению к сбесившимся толстосумам - этих людей кроме хапания денег ничего не интересует в жизни, и эти ограниченые, во всех смыслах, люди имеют власть над всеми нами и над нашей историей. И никого не интересует группа странных людей бегающая по Москве и снимающая на фотокамеры "старую рухлядь". Да-да именно таким понятием охарактеризовывается старая Москва в понимании "новых москвичей", "строителей будущего" Очень жаль...
Слушай-ка, но ведь в Питере начали уже новостройки ломать! А всё почему? - Потому что власть в городе и строительный комплекс не принадлежит одному и тому же человеку. Проморгали, зато есть с кого спросить и на кого наехать. А у нас - всё делается продуманно и осознанно. И как ни крути - всё выйдет, что собачка сама себя за хвост должна кусать. Может быть, ситуация изменится, когда Лужкова переведут на другую работу. Но в какую сторону она изменится - одному богу известно. Наверное, не в лучшую. Неизвестно ж ведь, (даже страшно подумать) кого посадят на его место. Почему-то в Питере понимают (или делают вид, что понимают), что такое городской пейзаж, а в Москве - нет, даже вида не делают. Как будто в этих двух городах разные люди живут, с разных планет.
Юлия Викторова больше года назад   Изменить
Причем когда питерцы переезжают на новое место работы ( в Москву) они( в этом отношении по крайней мере) перестают быть питерцами и становится лужковцами ( раньше были москвичи)
Наталия Беляускене больше года назад   Изменить
А вдруг получится? ... А если останутся те дома стоять, хотя бы фасадами теми же?... И не китайцы придут, а наши правнуки и скажут: "Рухлядь какая-то", но зато ведь им будет о чем это сказать!... Пусть не музеи дворцовые, но теплые, угловастые, с царапинами времени.. Не знаю уж как так вышло, но стал этот переулок неожиданно и моим сердцем Москвы. Теперь вот стал, когда тот ритм сердешный всем уже только в воспоминаниях... Я поздно сюда пришла, но теперь уж уходить и не собираюсь.
уверен, что если это будут не китайцы, то они так не скажут. а если скажут - тогда безусловно китайцы.
вот это странное место - возможно, действительно здесь сердце Москвы? или ее мистическая душа? я тоже набрела на него совершенно случайно. Долго стояла перед домиком с кореатидами, посидела во дворе. Этот переулок, этот вид - безусловно, один из самых московских. Были, верно, и другие, да уже сплыли. Я с Солянки, выросла в большом сером доме Московского купеческого общества, Ивановская горка - мои родные места. Но здесь в Печатниковом возникает такое щемящее теплое чувство подлинной истории, подлинной жизни. Если мы это не сохраним - грош нам цена как москвичам, как гражданам своей страны, как патриотам (извините за одиозное слово, другоего не подберешь). Пожалуйста, сообщите, когда будет следующая акция в защиту Печатникова переулка. Очень уж не хочется отдавать все это равнодушным и бескультрным жадинам.
Приятно встретить землячку. Я тоже там родилась, правда, это было давно. Наша семья жила там с начала 20-х гг. 20 века на протяжении 60 лет. Теперь очень многое изменилось.
Все очень печально.....завтра будет решаться судьба здания Таганского отделения ломбарда (Воронцовская ул. д. 4 строение 3) Трех и шестиэтажный корпус, построенный в 1906-1912 году по проекту архитектора Благовещенского. Похоже уже его приговорили...не памятник, но составляет основу комплекса зданий Таганского отделения московского ломбарда. Таганку продолжают ломать и курочить, уже приняли решение о сносе небольшого доходного дома, выходящего на Большие Каменщики. Московский механический завод выбивает себе место под солнцем чтобы возвести очередной бизнес-центр!
Надо же! Мой скромный труд оказался кому то полезен! Сгодилась картинка то! Многократно я писал дом этот, с разных ракурсов писал, даже с трубной площади, когда он был виден ещё. Потрясающий дом! Я его называю одним домом, потому что невозможно представить себе какую либо его часть выдраной из целого организма. И фотографии есть того двора, и фасада, Великолепный был дом! Но вот последний раз когда ходил к этому месту, рука не поднялась чтото писать. Просто не то чтоб руки не поднимаются, а ноги подкашиваются и уже ничего не хочется творить. Какое тут творчество, когда пишешь портреты покойников? Да и музейные "облизки" писать нет радости-чучело мёртвое. Такое же потрясение я испытал, когда увидел что эти вандалы "реставраторы" сделали с собором Василия Блаженного. Ходит легенда, будто строителей храма ослепили, чтоб более не строили ничего прекраснее этого. Так что надо сделать с этими мерзавцами, которые отполировали четырёхсотлетний кирпич? Спасибо сайдинг не сделали! Честно сказать, подумалось тогда, зря Сталин не разрешил его снести, не видела бы Россия такого позора. Потому что и Храм и Дом должены жить органичной жизнью, а не быть похожими на старую блудницу, сделавшую подтяжку и силиконовые груди. Спасибо вам большое за информацию об этом особняке. А то мне чего только не рассказали о его владельцах прохожие. Если понадобится визуальная информация, обращяйтесь. Такому делу грех не помочь. Если не поздно конечно.
Здравствуйте! Скажите, пожалуйста, какие меры и акции Архнадзор планирует в ближайшее время? Я бы хотела как можно шире распространить информацию. С уважением, Тата
Информация будет появляться на сайте и здесь: http://archnadzor.livejournal.com/
Александр Дубровин больше года назад   Изменить
Я и есть тот бородатый дядька с чайником. А до нас там жила преподаватель вокала, кажется, ГИТИСа - Орлова-Давыдова, из тех Орловых-Давыдовых. И ук нее в крохотной комнате помещался когцертный рояль. И когда-то во дворе росла огромная яблоня, и во время цветения под ней устраивали концерты. История расселения-выселения-вымирания-уничтожения грустная. А кому сейчас весело?!
Как я Вам завидую, Александр!!!!!!!!!! Вы счастливый человек!!! Жить в таком месте...
Александр, добрый день, меня зовут Сергей, я пытаюсь восстановить следы своей прабабушки, судьба которой крепко связана с этим большим перекрестком Сретенка-Рыбников-Печатников. На Сретенке, 4 она со своим мужем И.П. Хазовым открыла в 1907 году один из первых синематографов в Москве "Гранд-электро", который потом просуществовал до ее смерти (Юрасов - Фантомас - Искра - Хроника), да и сейчас живет, служа репетиционным залом Симфоническому оркестру кинематографии (символично); в Рыбниковом, 2 они жили; на Сретенке, 6 у них был мебельный склад и где-то там же магазин; а вот доживала она в одном из этих домов по Печатникову 5 или 3 . Это было в районе 1960 года. Помню, переулок был тогда еще выложен брусчаткой. И дом, в котором она жила был на крутом спуске с полуподвальными окнами. По всем признакам это могли быть №3, №5, в крайнем случае №6 (но мне почему-то кажется, что дом был на правой по спуску стороне переулка). Не сохранилось ли у Вас в памяти, не было ли в этих домах какого-то заведения вроде приюта для престарелых или какого-то схожего социального профиля? Заранее спасибо.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *