Казаки и комиссары

aliv94

Константин Михайлов
Опубликовано в gzt.ru

Первый заместитель мэра Москвы Владимир Ресин подписал на днях распоряжение городского правительства (№ 908-РП от 13 мая) о создании при нем межведомственной комиссии, которая будет заниматься вопросами постановки исторических памятников на охранный учет. Доныне этими вопросами ведал специальный комитет, заведенный правительством Москвы по историко-культурной части: Москомнаследие. Зачем понадобилась специальная комиссия во главе с известным ценителем старины Ресиным?

img_7359

Выявленные и заявленные

Согласно распоряжению, размещенному на официальном сайте правительства Москвы, комиссия создана в целях реализации 19-й статьи федерального закона 2002 года № 73 об объектах культурного наследия. Ей предписано ударными темпами до 1 января 2010 года рассмотреть вопрос о статусе 1,627 тыс. выявленных и около 1 тыс. заявленных объектов культурного наследия Москвы. Заявленными в Москве именуют памятники, о которых подано заявление о постановке на госохрану; выявленными — те из заявленных, которые Москомнаследие признало достойными звания памятника. Выявленные объекты, которые правительство Москвы объявляет памятниками регионального значения, становятся реестровыми (как казаки в Запорожской Сечи). Для сравнения: Москомнаследие за весь 2008 год приняло решения по 643 заявленным объектам и подготовило распоряжение правительства Москвы о постановке на региональную госохрану 45 выявленных памятников.

Статья 19 федерального закона № 73, на которую ссылается распоряжение, между тем говорит только о годичном сроке включения или отказа во включении в реестр для выявленных объектов культурного наследия. О заявленных в ней нет ни слова. Включение их в сферу деятельности ресинской комиссии, по-видимому, свидетельствует о желании городских властей разом покончить с изобилием объектов, чей охранный статус не определен окончательно, но формально, по закону, обеспечивает им защиту от посягательств градостроителей, инвесторов и крепких хозяйственников всех масштабов. Часть объектов в итоге попадут в реестр историко-культурного наследия и будут обеспечены патронатом государства, как те самые реестровые казаки… А нереестровых оккупационное польское правительство на Украине XVI столетия, как известно, считало бесправными холопами.

img_9152

И комиссары в пыльных шлемах склонятся молча над Москвой

Стремление городских властей упорядочить реестр памятников само по себе еще не повод для тревоги. Но нельзя забывать, что мы имеем дело с городским правительством, которое имеет обыкновение начинать распоряжения об исторических зданиях со слов «в целях сохранения», а продолжать — словами «со сносом всех строений». Поэтому стоит поразмышлять о том, как будут решать судьбы памятников межведомственные «комиссары в пыльных (от бульдозеров и отбойных молотков пыли в Москве хватает. — К.М.) шлемах».

19-й статье федерального закона № 73 без месяца семь лет — с чего бы это ее реализация столь обеспокоила правительство Москвы именно сегодня? Принятию распоряжения № 908-РП предшествовала мартовская речь Юрия Лужкова на активе Москомнаследия, где мэр настоятельно призывал комитет не тормозить осуществление инвестиционных проектов повторными согласованиями. А через день после выхода распоряжения № 908-РП ответственные работники Москомнаследия имели разговор за круглым столом именно с представителями Ассоциации инвесторов Москвы. Содержание этого разговора наводит на мысль, что основания бытия ресинской комиссии несколько шире, чем 19-я статья федерального закона.

img_7883

Освободить руку инвестора

За круглым столом говорили о гарантиях инвесторам, которые заказывают за большие деньги разработку различных регламентов и не уверены, что их потом утвердят. О желаниях инвесторов, которые зачастую превосходят возможности города и резервы охранных зон. О том, можно ли строить подземные автостоянки на территории памятников, если по закону нельзя. Как быть, если в 1996 году по зданию был заключен инвестконтракт, а в 2006-м его признали выявленным памятником. Как сдвинуть те проекты, которые застопорились в связи с принятием московского 40-го закона об охранных зонах памятников. О том, что с принятием Москомнаследием нового порядка приема заявок о постановке на госохрану их количество сократилось в восемь раз.

И наконец, первый заместитель председателя Москомнаследия Игорь Проценко произнес там знаменательную фразу: «Что касается новаторства нашей работы, мы пытаемся освободить руку инвестора». Если бы Игорь Витальевич работал в комитете по охране инвесторов, я бы не удивился. Но, кажется, учреждение на Пятницкой, 19 пока что называется иначе.

034

Что за комиссия, создатель?

Председателю новой комиссии по вопросам памятников Владимиру Ресину — первому заместителю мэра в правительстве Москвы, руководителю городского Комплекса градостроительной политики и строительства — в нашумевшем триллере «Теперь здесь офис» посвящен монолог искусствоведа Григория Ревзина: «Я был с Владимиром Иосифовичем Ресиным в Венеции… Он абсолютно на полном серьезе говорил мне: «Ну смотри, что здесь происходит! Все гнилое, все больная кладка, штукатурка отваливается! Вот сейчас нас бы, «Главмосстрой», «Промстрой», вот их бы позвать, мы бы все снесли, мы бы сделали это, это была бы конфетка!»

Венецианцы, возможно, не знают, какой конфетки лишились, но нас она вряд ли минует. Состав комиссии Ресина практически не оставляет в том сомнений. Из перечисленных в приложении к распоряжению № 908-РП 15 членов комиссии 11 являются чиновниками московских властных структур, один представляет федеральную. Нечиновных только трое, да и то один из них — гендиректор ГУП «Моспроект-2» Михаил Посохин. Даже в советские времена в комиссии по памятникам неизменно включали представителей творческих союзов, научных корпораций, писателей, художников, историков, журналистов, краеведов. В комиссии Ресина им не нашлось места, как и представителям городского отделения Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры.

img_8125

Столичные критерии историко-культурной экспертизы

Да и в самом деле: зачем они там нужны? Алексей Емельянов, зампред Москомнаследия и будущий секретарь новой комиссии, за вышеупомянутым круглым столом говорил, что при решении вопросов о статусе исторических зданий будут учитываться такие историко-культурные материи, как «знал ли инвестор-собственник, что он владеет выявленным объектом, вкладывал ли деньги, не зная, что объект обладает значительными ограничениями?».

Закон России об объектах культурного наследия предписывает проводить для обоснования включения объекта культурного наследия в реестр, равно как и для исключения объекта культурного наследия из реестра государственную историко-культурную экспертизу. Проводить ее федеральный закон требует на основе принципов научной обоснованности, презумпции сохранности объекта культурного наследия при любой намечаемой хозяйственной деятельности, соблюдения требований безопасности в отношении объекта культурного наследия, независимости экспертов. Разработчики федерального закона, видимо, запамятовали об инвестициях и согласованиях.

О независимости «экспертов» ресинской комиссии лучше всего говорит ее состав. А критерии историко-культурной экспертизы в московском варианте существенно дополнены. Согласно положению о комиссии комплект документов для ее заседания должен включать не только результаты историко-культурных исследований, но и сведения о согласованной и утвержденной в установленном порядке документации по объектам, действующих инвестконтрактах, иных ранее принятых решениях по объекту.

А основанием для отказа в занесении выявленных объектов в реестр, основанием для исключения из списков выявленных и заявленных объектов по московскому распоряжению могут быть наличие по объекту документации, разработанной и согласованной в установленном порядке до проведения историко-культурной экспертизы; наличие ранее принятых Москомнаследием решений относительно историко-культурной ценности и охранного статуса объекта.

Выходит, критериями ценности исторических зданий уже официально объявлены согласования и прежние решения городских властей.

img_6970

Положение без вариантов

В финале исторического распоряжения власть парадоксальным образом проговаривается о будущих результатах работы новой комиссии. По части заявленных объектов в Положении о межведомственной комиссии при правительстве Москвы по вопросам постановки объектов, обладающих историко-культурной ценностью, под государственную охрану в качестве объектов культурного наследия регионального значения (пункт 6.11.1) сообщается: «С учетом рекомендации комиссии Москомнаследие издает распоряжение об отказе в постановке под государственную охрану объекта, заявленного для постановки под государственную охрану, и исключении такого объекта из числа заявленных».

Иного варианта в положении не предусмотрено.

Это не смешно. Это распоряжение правительства Москвы.

Или комитета охраны инвесторов?

Фотографии Натальи Самовер и aliv94

Ещё на эту тему: «Сносная комиссия», Рустам Рахматуллин в «Известиях»

Распечатать статью Распечатать статью

7 комментариев

Юлия Викторова больше года назад   Изменить
Если быть точным, то на 12 бюрократов и начальников в этой комиссии всего 3 относительно независимых человека : А.Г. Векслер( ныне советник мэра), А.П.Кудрявцев, президент РАСН, председатель ЭКОС, Г.И.Маланичева, председатель ЦС ВООПИК. Галина Ивановна! Александр Петрович! Аленсандр Григорьевич ! Ну не честь-похвала Вам, людям заслуженным и известным, пользующихся репутацией среди приличных людей принимать участие в акциях этой зондер-комманды по московскому историческому наследию ! Не принимайте приглашения, вспомните про данайские дары ! Написал - и самому смешно стало -((
"Чечевицеобразный" бывший ректор МАрхИ Александр Петрович Кудрявцев славен именно что своей беспринципностью и управляемостью...
«С учетом рекомендации комиссии Москомнаследие издает распоряжение об отказе в постановке под государственную охрану объекта, заявленного для постановки под государственную охрану, и исключении такого объекта из числа заявленных». Нда, что нас ждет... Этим оккупантам даже пресловутый кризис не помеха. Надеятся можно только на себя, объединяться и защищать всеми возможными способами...
Мне кажется, что людей поможет объединить более организованная система информирования блогосферы. Далеко не все сочувствующие и могущие помочь люди знают об Архнадзоре и о его акциях. А даже если знают об Архнадзоре - не всегда своевременно узнают куда бежать и что делать. Зато в нескольких местах висит призыв собирать подписи в защиту Хитровки, отя на самом деле подписи уже не собираются. Люди реагируют на призыв, пытаются узнать как и где подписать - и ни фига..., и создаётся впечатление, что всё это лишь какая-то видимость активности. Что очень обидно, ибо на самом деле активность есть. Но вот что ещё мне непонятно... Вот я записалась в секцию Архнадзора и кого смогла из друзей подначила. Вот день, другой, третий, неделю мы никаких отмашек не получаем. А ведь памятники-то тем временем продолжают разрушать, разрушители-то не ждут, пока мы с силами соберёмся и из отпусков вернёмся(((! Что же нам делать???
Коротко и ясно)))! Ждём)))!
И ещё, не смейтесь, но я считаю, что настрочить петиции Медведеву и Путину и собрать подписи НАДО. Чтобы лишить их возможности говорить, что они, де, не знали. Чтобы они потом не говорили, что мы их не предупреждали.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *