Выше стропила, плотники!

было - будет

Екатерина Морозова, Константин Чаморовский

Конструктивистское здание на Новорязанской улице подвергается реконструкции, в результате которой его фасады полностью утратят исторический вид, а силуэт будет искажён надстройкой.

Бывший ДК автомобилистов, построенный предположительно в начале 1930-х гг., расположен напротив знаменитого гаража для грузовых машин и до недавнего времени составлял достойную пару шедевру Мельникова.

Дом 26 на Новорязанской улице относится к числу тех сооружений 20-х – 30-х гг., о которых даже специалистам по архитектуре авангарда известно немного. Так, до сих пор не установлены ни имя архитектора, проектировавшего здание, ни точная дата его постройки. Но, несмотря на недостаток фактов, художественная ценность здания неоспорима.

Двухэтажное, Т-образное в плане сооружение составлено из вытянутого вдоль Новорязанской улицы параллелепипеда и пристроенного к его торцу полуцилиндрического эркера. К другому торцу примыкает 5-этажный объём, также датируемый 30-ми годами. Эркер превосходит по высоте основной объём здания, разбивая тем самым равномерность горизонтального ритма, делая композицию здания асимметричной и усложняя его силуэт. Полукруглый выступ эркера придаёт живописность строгой и несколько однообразной плоскости прямоугольного фасада.

02

Выразительная форма торцевой части дома является отражением свободной планировки «изнутри наружу», при которой функциональные элементы интерьера выявляются в экстерьере (как, например, балконы зрительного зала ДК имени Русакова на Стромынке). В данном случае эркер играет роль «лестничной башни»: лестница вынесена в самостоятельный объём, благодаря чему освобождается внутреннее пространство.

Интересен и остроумен функциональный приём, использованный архитектором: мощный выступ эркера, нависая над входом, служит одновременно козырьком. Лестница в эркере, хотя и подвергалась переделкам, сохранила свою оригинальную конфигурацию; наиболее выразительные её элементы – полукруглая лестничная площадка и освещающие её огромные квадратные окна. В первом этаже расположен просторный зал с двумя рядами квадратных столбов (сейчас в него ведёт отдельный вход, который не сообщается со входом во второй этаж).

лестница

Сопоставление объёмов разной высоты и конфигурации, форма эркера, система остекления лестницы – всё это характерные и хорошо узнаваемые приметы авангардной архитектуры. Возможно, лишь профилированный венчающий карниз с дентикулами, почти классический по своему рисунку, предвещает скорую смену вкуса.

Для чего задумывалось здание на Новорязанской, до сих пор не выяснено, хотя можно не сомневаться, что с самого начала оно исполняло общественные и зрелищные функции.

Уже в 40-е гг. его помещения занимал Клуб шофёров, при котором существовали многочисленные кружки самодеятельности, проходили киносеансы. По воспоминаниям, в 50-х гг. в Клубе шофёров репетировал Утёсов. В позднее советское время клуб – теперь ДК Автомобилистов – находился на балансе Главного управления автомобильного транспорта Мосгорисполкома. Одним из условий произошедшей в начале девяностых приватизации Главмосавтотранса стало сохранение за зданием на Новорязанской его культурно-просветительской функции – и ещё полтора десятилетия во дворце культуры собирались любительские танцевальные кружки, фольклорные ансамбли и реконструкторские клубы. Знаменитый ансамбль «Школьные годы», начавший своё существование как хореографический кружок при Клубе шофёров ещё в 1949 г., продолжал репетировать в тех же помещениях вплоть до закрытия ДК в середине 2000-х.

Закрытие сопровождалось скандальным захватом здания службой безопасности компании «Ренеа», о чём в эфире «Эха Москвы» объявил директор ДК Эдуард Пурим. Появились и странные сообщения о предстоящем сносе здания и строительстве на его месте транспортной развязки. «Коммерсантъ» писал, что за продажей здания в собственность «Ренеа» стояла известная инвестиционная компания «Росбилдинг», но позже, по суду, вынужден был дать опровержение. Не будем вдаваться в детали запутанных судебных процессов и перечислять многочисленных действующих лиц. Заметим лишь, что именно в это время произошла серьезная перепланировка здания с устройством антресолей, существенно увеличившая его площади.

В итоге всех перемен на первом этаже расположились пивной ресторан, универсам и гостиница, верхняя же часть дома оказалась в распоряжении ООО «Стренджер», которое и затеяло проект надстройки и изменения фасада с продажей помещений под апартаменты и офисы. В сети появился посвященный проекту «Loft Factory» сайт, описывающий удобство расположения и оригинальность промышленного дизайна здания из красного кирпича «с историей».

Однако в результате планируемой реконструкции здание «с историей» совершенно утратит свой исторический вид. Надстройка приведёт к тому, что пониженная средняя часть дома сравняется по высоте с повышенной левой. Так будет утрачена вертикальная доминанта, обеспечивающая зданию узнаваемый – конструктивистский – облик. Новое сооружение, подведённое под единый карниз, станет симметричным и равномерно протяжённым. Фасады будут полностью перелицованы в духе «кирпичного» стиля конца XIX в.: краснокирпичные плоскости фасадов будут украшены многочисленными деталями из белой штукатурки. Цоколь получит отделку сероватым камнем, имитирующим руст. Изменится форма окон второго этажа: им придадут полуциркульное завершение с замковым камнем. Над первым этажом появится никогда не существовавший там промежуточный карниз. Подлинный венчающий карниз будет сбит.

04

Такой подход к исторической постройке, допускающий превращение элегантного конструктивистского дома в псевдоэклектический муляж, демонстрирует полное непонимание стиля здания и игнорирование его архитектурных достоинств. Возможно, в замысел авторов проекта входила перекличка фасадов реконструированного ДК с окрестной краснокирпичной архитектурой. Однако заметим, что дом на Новорязанской изначально был оштукатурен и покрашен (как и подобает конструктивистскому зданию), и навязывание ему промышленной эстетики красного кирпича – всего лишь модная подделка, не имеющая отношения к подлинной истории и функции здания.

Но это эстетическая и нравственная сторона вопроса – превращение конструктивистского ДК в псевдолофт. Какова формальная сторона – имел ли собственник право на реконструкцию с надстройкой?

Дом 26, строение 1 по Новорязанской улице, согласно официальной формулировке, «объектом культурного наследия, выявленным объектом культурного наследия, а также объектом, обладающим признаками объекта культурного наследия, не является». От себя добавим, что дом не имеет даже статуса исторически ценного градоформирующего объекта, хотя вполне достоин стать и памятником.

Однако, несмотря на отсутствие охранного статуса, здание находится на территории объединённой охранной зоны № 081 и в непосредственной близости от объекта культурного наследия – гаража для грузовых машин, построенного архитектором К.С. Мельниковым и инженером В.Г. Шуховым в 1926 – 1929 гг.

Федеральный закон № 73-ФЗ «Об объектах культурного наследия…» (статья 34) и Закон города Москвы № 40 «Об особом порядке регулирования градостроительной деятельности на исторических территориях города Москвы и на территориях зон охраны объектов культурного наследия» (статья 8) запрещают проводить в охранных зонах ОКН реконструкцию с увеличением габаритов, искажающую облик зданий (в том числе надстройку). И в соответствии же с федеральным и московским законодательством, контроль за градостроительной деятельностью на территориях зон охраны объектов культурного наследия возложен на Департамент культурного наследия города Москвы. Именно поэтому запрос о законности надстройки дома на Новорязанской был отправлен в первую очередь в Мосгорнаследие.

Департамент, подтвердив существование охранной зоны, ответил, что его полномочия по осуществлению государственного контроля «не распространяются на объекты, не являющиеся объектами культурного наследия», и перенаправил обращение в Мосгосстройнадзор.

05

Таким образом, Мосгорнаследие в очередной раз отказалось заниматься судьбой реконструируемого здания в охранной зоне. Похожая история уже происходила прошлым летом с печально известным «домом Болконского» на Воздвиженке: и там шла надстройка в охранной зоне, и там ДКН предпочёл не вмешиваться в ситуацию, хотя постфактум его руководитель и признал свершившееся главной архитектурной потерей 2013 года. Заметим, что датированный 18 апреля ответ был получен нами в феврале — но Мосгорнаследие часто бывает неаккуратно в деталях.

Одновременно с обращением в Мосгорнаследие мы направили запрос в Объединение административно-технических инспекций города Москвы. Выяснилось, что собственнику здания выдан ордер на «ремонт фасада с устройством навесной фасадной системы» сроком действия до 30 декабря 2014 г.

06

О «ремонте фасада и кровельного покрытия» повествует и информационный щит, размещённый на стройплощадке.

07

Результатом нашего запроса стало то, что ОАТИ совместно с Мосгосстройнадзором, Госинспекцией по недвижимости и Управой Басманного района всё же провело проверку стройплощадки на Новорязанской – и… никакой надстройки не обнаружило! Видами работ, которые инспекторы заметили, были соответствующие ордеру устройство навесной фасадной системы и замена кровельного покрытия.

2014-03-05 (1)

Между тем, «замена кровельного покрытия» обернулась на деле установкой несущих конструкций надстройки, в результате чего средняя часть дома заметно подросла.

09

Когда началось возведение внешних стен дополнительного этажа, кладку кирпичей даже при наличии богатого воображения стало невозможно принимать за кровельные работы. В связи с этим с нашей стороны последовала новая серия запросов, сделанных в надежде, что проверяющие обратят, наконец, внимание на несогласованные работы и увеличение габаритов средней части здания. Но обращения в ОАТИ, Мосгосстройнадзор, Управу Басманного района с требованием провести повторную инспекцию ни к чему не привели. В ответ приходили ссылки на всё ту же единожды устроенную проверку и всё тот же ордер ОАТИ.

Вот ответ председателя Мосгосстройнадзора О.Д. Антосенко, опубликованный на портале gorod.mos.ru:

10

Мы не исключаем, что в результате реконструкции площади здания, указанные в документации БТИ и свидетельстве о праве собственности, действительно не изменятся. Но это не означает, что под видом замены стропильной системы застройщик получает право на не предусмотренную ордером ОАТИ надстройку стен и увеличение габаритов средней части здания.

Ростехнадзор также отказался заниматься проверкой происходящего на Новорязанской, переправив обращение на местный уровень, в Правительство Москвы. В итоге была проведена ещё одна совместная проверка… с тем же результатом.

11

Подведём итог. Замена стропильной системы обернулась несогласованной надстройкой стен, противоречащей режиму охранной зоны, но ни одна из контролирующих инстанций не хочет вмешиваться. А в результате Москва теряет очередной памятник конструктивизма и получает взамен ещё одно хотя и не уничтоженное, но до неузнаваемости изуродованное здание.

Фотографии: Екатерина Морозова, Андрей Потапенко, Константин Чаморовский, Wikimapia, панорамы Google

Благодарим Николая Васильева и Сергея Клычкова за консультации.

Распечатать статью Распечатать статью

6 комментариев

Спасибо, ребята, здорово!
Так держать! Жаль, конечно, домик!
Здесь не только Утесов репетировал, во время визита в Москву здесь репетировала и Марлен Дитрих. Жаль дом. Все равно, что снесли. Конструктивизм - это ж так "не богато"! Как это еще они колонн и башенок не добавили! А чиновники наши только копипастить обучены.
Ну, если дом будет выглядеть таким как на проекте, то это ещё неплохо. Единственное не понимаю - почему нельзя открыть проект конструктивистского здания на Новорязанской улице, который был тогда и сделать дом в том цвете и стиле, каким он был в момент первоначальной постройки. Почему стали делать в этом неоклассицизме все здания, непонятно. Москва эклектичный город, сочетающий множество стилей. И каким дом был изначально - таким его и надо обновлять. Но есть отличие, между тем, что делали тогда и сейчас. Тогда умели вписать дома в ансамбль всего района и близ стоящих домов, а сейчас совершенно не умеют. Главное, что меня лично заставляет быть противником реконструкций, это облицовывание исторических домов стеклом или вообще - снос и постройка нового современного и совершенно не вписывающегося в общий ансамбль объекта, который и домом то назвать нельзя. Но ещё меня удивляет, когда ждут, чтобы дом сам развалился. А в основном это дома на которых написано: "Охраняется государством. Памятник исторического значения". Это уже совершенно возмутительно и не поддаётся никакому оправданию. Есть такие красивейшие дома в центре Москвы, но они совершенно разрушены и чуть дунешь - они упадут. Это и в районе Чистых прудов, близ метро Тургеневская, и в районе Старого Арбата. И много ещё где. Москва стала городом - домов-инвалидов и людей моральных инвалидов.
Вспомнить бы, какие снимки мои. Наверное, какие-то из январских/апрельских пар. Удивительно, что удалось те и другие снять практически с одной точки. Наверное, оба раза были выбраны выигрышные точки.
Андрей Волыхов больше года назад   Изменить
Ну это не самый плохой проект реконструкции. Могли и стекла с бетоном настроить, могли и вообще снести. Что, конечно, не отменяет незаконности и неуважения к истории.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *