Значимое безмолвие

АТС

Александр Можаев

В апреле в Москве было много шума в связи с угрозой сноса конструктивистского здания Таганской АТС. Сейчас снос здания, так и не признанного памятником, близится к завершению. Это происходит в информационной тишине, гораздо более неприятной, нежели скрежет демонтажной техники на весеннем бульваре.

О неприметном техническом здании на углу Покровского бульвара и Казарменного переулка до недавних пор вспоминали редко. Я всю жизнь ходил мимо и не приглядывался — до тех пор, пока не стало известно, что это 1929 год, то есть время первых конструктивистских строек, отважных экспериментов, всемирно знаменитых московских домов-коммун и клубов. Для стороннего взгляда АТС – прямоугольная ассиметричная постройка с бойницами вместо окон, эка невидаль. Но сейчас вам любой ресторанный лабух исполнит Hound Dog в лучшем виде, а тот, кто сделал это в 1956 – тот и Элвис.

О ценности здания заговорили отнюдь не за неделю до сноса, борьба за его официальное признание началась в 2014 году, когда Комиссией по вопросам градостроительной деятельности в зонах охраны было принято решение о допустимости ликвидации станции для строительства масштабного жилого комплекса. Авторитетные специалисты по русскому конструктивизму почти единодушно заявили о ценности здания – практически после оглашения приговора, но раньше ведь никто их не спрашивал. Как говорилось в известном фильме, «Планы на уничтожение вашей планеты висели на Альфа-Центавре 50 земных лет и если вы не удосужились поинтересоваться, это ваша беда».

Развертка-сравнение старого и проектируемого зданий

Местные жители требовали сохранить здание, приспособив его для общественных нужд района, активисты дважды пытались заявить АТС на госохрану. В феврале 2016 года из Департамента культурного наследия пришел отказ, замечательный своей формулировкой. «Отсутствие признаков объекта культурного наследия» мотивировано тем, что здание стилистически не вписано в усадебную застройку бульвара, что оно диссонирует с окружением и что его фасады не имеют ценных декоративных и архитектурно-художественных элементов. Оценка ценности сопровождалось расчётом согласно принятой Департаментом балльной системы. Например, принадлежность здания к жанру «советского авангарда» дает сразу 60 баллов, а лаконизм фасадного декора, этому жанру исконно присущий, — всего десять. Так что суммарно АТС не потянула даже на средовой, то есть градоформирующий объект.

В официальных исследованиях, выполненных 20-30 лет назад, большинство построек, возведенных после 1917 года именуются, «диссонирующими, агрессивными по отношению к исторической среде объектами». Но согласно современной практике, вопрос о постановке здания на госохрану может рассматриваться по достижении им сорокалетия. Так что «ценные диссонирующие элементы исторической среды» уже здесь, надо придумывать, как с ними жить.

Архивное фото

Например, профессор МАРХИ Елена Овсянникова полагает, что АТС «очень хорошо вписывается в историческую среду, что опровергает клише, согласно которому архитектура авангарда и наследие несовместимы». Эксперты Департамента наследия придерживаются иной точки зрения. Когда мнения расходятся до противоположных, то протестующая сторона начинает видеть в официальной экспертизе коррупционную составляющую, а сторона застройщика начинает предполагать, что протест проплачен конкурентами. Отличный бы вышел повод для ученого диспута, но городские власти отказались от ведения переговоров.

21 апреля было опубликовано открытое письмо ряда известных представителей архитектурного сообщества мэру С.С. Собянину с призывом остановить снос и провести публичное обсуждение проекта. Тогда же несколько сотен человек пришло на народный сход на Покровском бульваре. Вышедший к народу представитель застройщика сообщил, что новое здание на месте АТС будет построено в стиле «модерна конца 18 века». Эта фраза имеет шанс войти в историю русского искусства: лучшего определения для все еще актуального лужковского жанра пока не придумано. 23 апреля начался активный снос дворовой части здания. Тем временем, новостные агентства сообщили, что «новая олимпийская коллекция сборной России развивает эстетику русского авангарда-конструктивизма».

Снос

В течение нескольких дней было собрано 34 000 подписей за сохранение здания – активность для Москвы практически уникальная. 28 апреля профессионалы обратились к мэру с очень дельным повторным письмом – пока сохранялся главный фасад, борьба не была бессмысленной. И конечно, речь шла не столько о судьбе отдельной неординарной постройки, сколь о много более важных принципах. Ответа не последовало. 3 мая разрушители добрались до фасада.

И тут все затихло – в тот момент, когда, как правило, шум наоборот достигает высшей отметки, потому что, как говорят на ТВ, есть картинка. Никто не бросался под ковш, не жег свечи, не лупил перепостами. Затихло даже в личном общении – я нескольким активным письма посылал с вопросами о дальнейшей тактике, борьба ведь шла не только за конструктивизм, но и против новостройки, превышающей габариты прежнего здания. Ответил лишь коллега Кирилл Асс, один из инициаторов архитектурных воззваний, вот его письмо:

13064626_1326188644064938_5461366032684090607_o

«Ты правильно поинтересовался, отчего вдруг именно этот случай стал таким значимым предметом обсуждения. Вероятно, причиной сочетание многих обстоятельств. Безразличие и презрение организаций, отвечающих за оценку памятников архитектуры, к наследию русского авангарда – давно не новость, но здание АТС стояло на видном месте, а проект дома, который должен прийти ему на замену, кошмарно безвкусен. Оправдания разрушения всегда неубедительны, а теперь они были просто смехотворны. Район, в котором находился памятник, оказался населен и любим многими людьми из литературных и журналистских кругов, чье мнение значимо для публики. И точно так же значимо их молчание.

К сожалению, не существует объективного способа определить, что является памятником, а что нет. Само понятие памятника конвенционально, что уж говорить о его применении к тому или иному сооружению. Нынешняя ситуация усугублена непреодолимой культурной пропастью между теми, кто принимает решения и теми, кто обладает пониманием ценностей, составляющих основу русской культуры. Что говорить, когда отрезаются куски Архангельского и вырубается Кусково! Уповать на сколь угодно строгие и умные законы тоже не приходится, когда их исполнение необязательно.

Мне кажется, сегодняшнее молчание сродни пушкинскому безмолвию народа и одновременно это проявление чувства собственного достоинства: если тебе плюют в лицо, читать нравоучения бессмысленно».

Информщит

Знакомая апатия: в Перестройку, если помните, столько было энтузиазма – народные субботники, остановка строительства Лефортовского тоннеля, «вернуть эту землю себе» и так далее. А потом несколько вызывающе-показательных сносов и все.

— Профессор, что вы стоите, сделайте что-нибудь!
— О, молодой человек, вы знаете, кем согласована эта стройка…

Мне кажется, в последние десять лет подобные интонации, несмотря ни на что, были редки, необходимость спорить и сопротивляться даже в заведомо безнадежных ситуациях была очевидна. Очень бы не хотелось вновь привыкать к этим интонациям.

Опубликовано vesti.ru.

Фото: Иван Борисов, Наталья Меликова

P.S. На 26 мая запланирован общегородской митинг под лозунгом «Это мой город! Защитим историческую Москву!« Снос АТС — одна из заявленных тем митинга. Приходите!

Распечатать статью Распечатать статью

4 комментария

Скоро опять строительную технику жесь начнут, как в Подмосковье было не раз
В случае с АТС (не только Таганской) слишком многослойная структура собственников, пользователей, заказчиков, "выступающих-с-предложениями", исполнителей и т.п. "Телефонными станциями в Москве заведовала МГТС, но с модернизацией технологий необходимость в них отпала — и компания продала 195 зданий АФК «Система» Владимира Евтушенкова, сумма контракта составила 4,3 миллиарда рублей. «Системе», развивавшей мобильного оператора МТС, нужны были новые вышки, а не старые телефонные станции, поэтому для управления ими была создана новая компания «Рент-недвижимость». В 2012 году девелопер «Лидер-инвест» предложил перепрофилировать несколько телефонных станций под жилые резиденции (в Москве такие проекты любят продавать с формулировкой «апарт-отель»). О полном сносе зданий речи не шло." ( daily .afisha. ru/cities/1200-zachem-snosyat-taganskuy-telefonnuy-stanciy-i-chto-ne-tak-s-etoj-istoriej/ ) www. interfax. ru/russia/444111 Это, получается, называется сеть "компаний-прокладок". Непонятно, кому принадлежат сами здания (и, возможно, земля - может оказаться, что разным лицам?) и на каких правах. В упомянутой выше статье по 2-й ссылке говорится о покупке-продаже юр.лиц, в а по первой ссылке - зданий. Т.е. в конце-концов может оказаться, что сами объекты недвижимого имущества - здания и земельные участки по просту БЕСХОЗНЫЕ (это вполне реалистичный юридический казус). Тогда все построенные на данных участках сооружения, позднее зафиксированных ранее - до перехода прав, могут оказаться самостроем с последующим сносом или в лучшем случае отчуждением в собственность (точнее - вступлением в сосбственность - т.к. объекты бесхозные) муниципального образования или города.
Так что это как раз тот редкий случай, когда НАДО ставить вопрос о максимально точном ВОССОЗДАНИИ НА ТОМ ЖЕ МЕСТЕ В ТЕХ ЖЕ ОБЪЁМАХ. Воссоздание возможно в обозримой перспективе ибо целесообразность пребывания на территории бесхозного пластикового "проектируемого" объекта весьма сомнительна.
Когда экскаваторы приехали, поздно что-то делать. Как Вы представляете всё это?Властям отступать некуда. Они получили откаты за все согласования-разрешения. Инвестор получил кредиты на строительство (тоже "откатил" за них). И что? Власть скажет тем, кто будет строить: знаете, мы пошутили, ничего вы тут строить не будете, забудьте о том, что вы потратили десятки миллионов. Мы тут конструктивизм решили оставить. И в нём кружки авиамоделизма

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *