Открытое письмо застройщику и меценату

ostozhenka-4

Председателю совета директоров компании «Стройтэкс», президенту Фонда «Екатерина» В.А. Семенихину

Уважаемый Владимир Анатольевич,

Обращаемся к Вам как к застройщику участка по адресу: Остоженка, 4–6 в Москве. Архнадзор впервые адресует открытое письмо инвестору. Тот факт, что Вы – не просто бизнесмен, а известный коллекционер и ценитель искусства, вселяет надежду на то, что Вы сможете развеять наши опасения за судьбу этого исторического уголка Москвы.

01

Дом Римских-Корсаковых (Остоженка, 4)

Дом № 6 – это мемориальный адрес художника Василия Ивановича Сурикова. Он квартировал здесь во время работы над росписями храма Христа Спасителя. А дом № 4 – мемориальный адрес Петра Ильича Чайковского, который неоднократно бывал здесь у музыкального деятеля Н.Д. Кашкина (частично сохраняются интерьеры этого времени). В основе постройки – главный корпус старинной городской усадьбы Римских-Корсаковых, показанный на плане 1740-х годов.

ostozhenka-6

Дом Сурикова (Остоженка, 6)

Семь лет назад появился проект строительства на этом месте многоэтажного комплекса, заказчиком которого выступил НИИ социальных систем МГУ. К счастью, тогда проект, предполагавший уничтожение ценных исторических зданий, реализован не был. Переход участка от НИИ социальных систем к Вам – галеристу и меценату – позволил надеяться на сохранение домов, связанных с именами великих деятелей русской культуры.

Увы, градостроительный план земельного участка (ГПЗУ), оформленный Правительством Москвы в 2015 году по обращению принадлежащего Вам ООО «М Технология», предполагает сохранение только главного фасада дома Сурикова, иными словами – снос его до передней стены. В отношении дома Римских-Корсаковых ГПЗУ, как и градостроительный регламент охранной зоны, предписывает сохранение фасадов методом реставрации.

Однако проект «Многофункционального комплекса с гостиницей и апартаментами квартирного типа, коммерческими площадями и подземной автостоянкой», представленный Архитектурному совету в октябре 2016 года, оперировал в отношении дома № 4 термином «воссоздание», означающим всё тот же снос. Мотив ясен – удешевление подземного строительства под домом, хотя успешный опыт профессиональных проектировщиков последних лет убедительно доказывает, что подобное представление устарело.

arhsovet-proektе

Тогда же Ваш представитель сообщил Архитектурному совету о желании Фонда «Екатерина» использовать соседние Красные палаты (Остоженка, 2) под выставочные цели. Вы, конечно, знаете, что Красные палаты, так же, как и рядом стоящие Белые (Пречистенка, 3), были обнаружены в 1972 году под поздними фасадами после того, как было принято решение об их сносе, спасены благодаря вмешательству общественности, образцово реставрированы и оттого являются знаковым для всех защитников старины памятником. На этом фоне снос усадебного дома Римских-Корсаковых означал бы демонстрацию трагического регресса в понимании ценности памятников русской истории.

bp-fasad-posle-snyatiya-shtukaturki

Раскрытие фасада Красных палат

Этой зимой дома №№ 4 и 6 обнесли усиленными лесами и обложили бетонными блоками, как это обычно бывает перед сносом. Расстояние меж блоками и стенами зданий исключает возможность проведения предписанных градостроительным регламентом реставрационных работ на фасадах, что вызывает у нас вполне понятную обеспокоенность.

img_20161210_131723

Дома обладают статусом ценных градоформирующих объектов в охранной зоне, который позволяет реконструкцию с сохранением ценных элементов, но никак не предполагает возможности сноса. Фасады должны быть реставрированы, а не воссозданы, дом должен остаться подлинным элементом исторической среды центральной улицы.

 

pech-v-interere-doma-rimskih-korsakovyih

Печь в интерьере дома Римских-Корсаковых

Кроме того, остаётся открытым вопрос о датировке дома №4. Выстроен ли он полностью после 1812 года, сохраняет ли стены допожарного дома или имеет более раннюю основу Петровского времени — чтобы установить это доподлинно, необходимо провести натурные исследования, гораздо более тщательные, чем имеющиеся на данный момент. Учитывая то, что исследование здания не завершено, презумпция ценности должна преобладать во всем, что касается его дальнейшей судьбы.

Фасад дома Римских-Корсаковых, 1836

Фасад дома Римских-Корсаковых, 1836

Среди нас есть энтузиасты и лицензированные профессионалы, которые с удовольствием взялись бы помочь в деле дальнейшего исследования. Мы могли бы быстро, качественно и бескорыстно провести зондажи и их фиксацию на фасадах и в интерьерах здания. Это поможет правильно оценить роль построек в составе проектируемого комплекса и определить оптимальные варианты их приспособления.

Уважаемый Владимир Анатольевич, Вам хорошо известен опыт поддержания исторической среды европейских городов, тщательного сохранения следов времени, которые являются одной из основ уникальности и привлекательности места и в то же время важной экономической составляющей его развития. Будучи отреставрированными, вверенные Вам здания могут стать истинным украшением Остоженки и, может быть, послужить достойной «антикварной оправой» какой-то части Вашей коллекции.

Просим Вас отказаться от плана разрушения домов, связанных с памятью Сурикова и Чайковского, если таковой план существует. Надеемся на сотрудничество и скорый отклик с Вашей стороны.

С уважением,

Координационный совет Общественного движения «Архнадзор».

 

Распечатать статью Распечатать статью

7 комментариев

Вы не о том просите. Дом №4 должен быть обследован, безусловно. Но дальше сплошная неопределенность. Если будет найдено что-то ценное (за что можно зацепиться и восстановить всю архитектуру здания) - тогда один подход к проекту. Но если все таки не найдено - значит и подход имеет право быть совершенно другим. А у вас получается хоть в одном, хоть во втором варианте одно и тоже - "стены оставьте, там Чайковский был". Вопрос мемориальной ценности непростой конечно, на мой субъективный взгляд вы не правы, но спорить об этом можно бесконечно. Лучше посмотреть на архитектуру - тут как раз все очевидно, в сегодняшнем виде дом абсолютно ничего из себя не представляет, по хорошему если там ничего не найдут - его можно сносить без сожаления. В ансамбле дом не участвует, архитектура утеряна, древности не найдены - где тогда логика, требующая сохранять стены? Сам город, сама логика его развития казалось бы в позволяет создавать новое в таких случаях. Но ваши требования не только не допускают, но исключают такую возможность. А ведь можно было бы и концепцию проекта пересмотреть - по-новому очертив контуры будущего строительства и оставив в покое дом №6. Вот как раз его архитектурные качества очевидно немалы, а градостроительная роль - просто огромна для всего начала Остоженки. Если его надстроят, исказив перспективу улицы, и изуродовав гармоничный ансамбль - поверьте, никакие петровские древности начало Остоженки не спасут (а их ведь могут и не найти!). Инвестор и так посчитал для себя возможным сохранение существующего объема 4-го дома, что и засвидетельствовано имеющимся проектом. Все нужные инвестору квадратные метры он впихнет в дом №6, и вы фактически с этим соглашаетесь
Самодуров Юрий 3 месяца назад   Изменить
Уважаемый Михаил, мне было больно читать в Вашем комментарии, что "Лучше посмотреть на архитектуру (речь о доме №4) - тут как раз все очевидно, в сегодняшнем виде дом абсолютно ничего из себя не представляет, по хорошему если там ничего не найдут - его можно сносить без сожаления. В ансамбле дом не участвует, архитектура утеряна, древности не найдены - где тогда логика, требующая сохранять стены?". Логика, на мой взгляд простая и очевидная: этот дом №4 - независимо от своих архитектурных качеств - часть той старой Москвы, которая визуально олицетворяет для нас и для будущих поколений преемственность с уже прошедшими эпохами и визуализирует и вещественно сохраняет их присутствие их в городе. Визуально рядовая застройка 19 века в исторической перспективе не менее ценна, чем раскрытые фасады "Красных палат" 17 века, которые ведь тоже в свое время вероятно были "рядовой застройкой".
Юрий Самодуров 3 месяца назад   Изменить
Уважаемый Михаил, меня очень огорчает Ваш комментарий:@Если будет найдено что-то ценное (за что можно зацепиться и восстановить всю архитектуру здания) - тогда один подход к проекту. Но если все таки не найдено - значит и подход имеет право быть совершенно другим. А у вас получается хоть в одном, хоть во втором варианте одно и тоже - "стены оставьте, там Чайковский был". Вопрос мемориальной ценности непростой конечно, на мой субъективный взгляд вы не правы, но спорить об этом можно бесконечно. Лучше посмотреть на архитектуру - тут как раз все очевидно, в сегодняшнем виде дом абсолютно ничего из себя не представляет, по хорошему если там ничего не найдут - его можно сносить без сожаления. В ансамбле дом не участвует, архитектура утеряна, древности не найдены - где тогда логика, требующая сохранять стены?@ Логика, требующая сохранять стены дом №4 простая. Этот дом ценен для меня (и надеюсь не только для меня) тем, что визуализирует эпоху рядовой застройки Москвы 19 века и олицетворяет и овеществляет для меня и жителей Москвы нынешнего и будущих поколений историческую преемственность , связь и смену поколений и градостроительных и культурных эпох в жизни города Москвы. Градостроительные и культурные эпохи и многие поколения горожан Москвы "овеществлены" и визуализируются не только памятниками архитектуры, но , что не менее важно и ценно рядовой застройкой, которая в исторической перспективе не менее ценна для ощущения людьми своей наследственной преемственности с прошлыми эпохами жизни города, чем "памятники архитектуры". Ведь и раскрытый фасад "Красных палат" 17 века в то время, когда палаты были построены время тоже был "рядовым".
Юрий, я ни в коем случае не сторонник стереть с лица Москвы ее рядовую застройку - это было бы выветриванием духа города, независимо от количества сохраненных шедевров. Я лишь призываю трезво оценивать ту роль, которую играет в исторической среде то или иное здание. Признайте - что подобный дом даже в сегодняшнем облике имел бы огромную, безусловную ценность скажем на Солянке, Покровке на многих отрезках Бульварного кольца, на Б. Сухаревской и т.д. и т.д. Я думаю не нужно объяснять, почему подобная застройка играет там колоссальную роль, делая город живым, формируя его образ 18-19 вв - который был бы мертвым, сохранив мы одни дворцы и городские усадьбы. Но попробуйте представить ровно этот же дом чудом уцелевшим где-нибудь на парадной Тверской, Кутузовском, на презентабельной Новой площади и т.д. - и сразу понятно, что он выглядел бы там случайным, и никакие слова о необходимости сохранять преемственность поколений в его защиту для меня не звучали бы убедительно и справедливо. На мой взгляд, Остоженка в этом месте тяготеет к формированию если не парадного ансамбля - то презентабельного фронта застройки. И сохранять этот дом оправдано в том случае, если будет раскрыты его архитектурные достоинства. А в противном случае - не оправдано. Мне жаль, что я вас огорчил.
И еще хочу уточнить. Я не выступаю в качестве рупора уничтожения этого дома под тем или иным соусом. Я хочу обратить внимание на глупость согласованного (уже) проекта. Архнадзор фактически с этим проектом соглашается. В результате его реализации мы можем получить муляж рядового исторического здания 19 века (пусть даже с подлинным фасадом), не играющего тут особой роли. А ценой будет – уродование дома №6 и как следствие всего начала Остоженки. Про опасность для перспективы Остоженки я писал под предыдущей новостью. Сначала дом нужно обследовать, а потом думать – по какому контуру и в каких габаритах тут можно строить.
Андрей Волыхов 3 месяца назад   Изменить
К сожалению, проект в целом варварский, и любые изменения в пользу сохранения подлинности были бы большой победой. Надстройка дома 6 в чудовищно дисгармоничном стиле - тоже большое зло. Даже если удастся добиться сохранения стен.
Михаил Ильин 3 месяца назад   Изменить
Добавлю фактов, может на что и повлияет. В доме 4 мне приходилось часто бывать - там в советские времена располагался читальный зал. На небольшой глубине проходит линия метро - как известно, на этом участке (между стациями Кропоткинская и Парк Культуры) оно строилось открытым способом. Поезда проходят каждую минуту. При этом весь дом ходит ходуном, стёкла дребезжат, столы дрожат, стены резонируют, гул стоит невозможный. В итоге из этой читалки мне пришлось перебраться в другую - не так удобно расположенную, но тихую. Поэтому 1) насчёт любых "подземных коммуникаций" и связанных с этим работами я бы вообще крепко подумал - особенно после памятной итории на Войковской, когда буровой снаряд строителей оборвался в туннель метро и пробил крышу вагона с людьми; 2) крепко подумал бы и об использовании дома (неважно, исторического, перестроенного или вновь построенного) на этом месте под какие-либо офисные или музейно-выставочные нужды - закритического шума и вибрации вряд ли удастся избежать.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *