Промышленное наследие Москвы: стратегии ревитализации

krasnyiy-oktyabr

Марина Хрусталева

В 2017 году Агентство стратегического развития «Центр» инициировало междисциплинарное исследование МОСКВА RE:ПРОМЫШЛЕННАЯ, посвященное анализу типологий производственных территорий и выявлению лучших практик их редевелопмента. Исследование строилось на объединении четырех профессиональных направлений: градостроительства, архитектуры, промышленного наследия и экономики. В авторский коллектив вошли аналитики Агентства «ЦЕНТР», представители архитектурного бюро «Рождественка» и НИиПИ Генплана Москвы. Я отвечала за историко-культурный пласт, связанный с промышленным наследием города.

Изначально предметом исследования были выбраны «производственные» и «промышленные» зоны, обозначенные на Генеральном плане Москвы. Внимательный анализ истории формирования 208 официально утвержденных промышленных зон позволил понять, что в большинстве случаев это совсем не те объекты, которые приходят в голову при словах «фабрики и заводы Москвы». Привычные нам краснокирпичные памятники рубежа XIX-ХХ веков в большинстве своем потеряли не только свою производственную функцию, но и официальный статус. Их территории за последние два десятилетия были переведены в другие категории земель, допускающие совсем другое использование. Нынешние же производственные и промышленные зоны в большинстве своем находятся далеко за пределами Третьего транспортного кольца, тяготея к окраинам города.

vodopribor
НЕМНОГО ИСТОРИИ

Промышленные предприятия в Москве начали появляться еще в XVIII веке в форме семейных и кустарных производств. После промышленной революции середины XIX века их количество стало расти экспоненциально. Крупные производства в первую очередь появлялись вдоль транспортных артерий: рек Москвы, Яузы, Сетуни, позже – кольца МОЖД. Реки позволяли не только доставлять грузы, но и вырабатывать энергию, необходимую для механизированных производств. На основе плана города Москвы, изданном товариществом Суворина в 1915 году, а также архивных источников мы определили, что к началу Первой мировой войны в Москве было около ста пятидесяти крупных заводов и фабрик.

Со второй половины 1920-х годов старые фабрики начали реконструировать, появились новые предприятия. В их строительстве принимали участие известные архитекторы: Илья Голосов, Эль Лисицкий, Николай Колли. Мы выявили около пятнадцати промышленных зданий 1920-х – 1950-х годов, имеющих архитектурную ценность. К сожалению, многие из них сегодня подвергаются радикальной реконструкции или сносу.

На Генплане Москвы 1935 года впервые было выделено около 50 промышленных зон, объединяющие отдельные производства в комплексные территории, определяя тем самым стратегию развития города. В следующих Генпланах (1971, 1989, 1999 и 2005 годов) эта работа была продолжена.

artplay

ПРОМЫШЛЕННОЕ НАСЛЕДИЕ

К концу советского времени в Москве сохранилось около 80 исторических промышленных комплексов. В их число мы включили заводы, фабрики, типографии, электростанции и не включили объекты транспортной инфраструктуры: вокзалы, объекты железнодорожной инфраструктуры, трамвайные депо, троллейбусные парки, гаражи и депо конки. Этот слой транспортного наследия заслуживает отдельного исследования.

За последние 15-20 лет большинство производств были остановлены или выведены за пределы Москвы. На сегодняшний день функционируют по исходному назначению не более 10 исторических промышленных объектов, в основном электростанции и хлебозаводы. В первую очередь кризис коснулся текстильной и бумажной промышленности, в связи с нарушением поставок сырья после распада СССР. Но и другие производства – от кондитерских до металлургических – постепенно прекратили свое существование.

В отличие от Санкт-Петербурга, где с 1980-х годов над этой темой работала Маргарита Сергеевна Штиглиц и ее коллеги, промышленное наследие Москвы изучено крайне мало. Историко-культурные исследования по отдельным территориям производились по заказу собственников или девелоперов, но практически не публиковались. До сих пор не существует единого реестра памятников промышленного наследия, нет серьезных обобщающих книг. Но растущее количество журнальных и онлайн-публикаций показывает растущий интерес к этой сфере.

В очень редких промышленных ансамблях есть отдельные здания, обладающие статусом объектов культурного наследия. Постановка памятников этого типа на охрану происходит крайне медленно и неохотно. Стоит отметить, что в Московской области ситуация обстоит еще хуже.

bolshevik

РЕДЕВЕЛОПМЕНТ

Процесс редевелопмента бывших промышленных территорий набирает обороты с начала 2000-х годов. Основными стратегиями девелоперов можно считать полный снос исторических объектов с масштабным новым строительством, малобюджетное приспособление и реконструкцию с сохранением наиболее ценных исторических элементов.

Исследование показало, что за последние пятнадцать лет было снесено более двадцати исторических промышленных ансамблей. В некоторых случаях после их сноса площадки пустовали более десяти лет. Большинство снесенных комплексов уступают место новой жилой застройке, реже – офисам и бизнес-центрам. Например, на так называемом «Золотом Острове» только в прошлом году началась застройка на месте типографии фабрики Эйнем и металлического завода Листа, снесенных еще в конце 2000 года. Несколько лет пустуют площадки фабрики «Сакко и Ванцетти» на набережной Тараса Шевченко и Кружевной фабрики Флетчера на Саввинской набережной. Некоторые проекты замирают на стадии реализации, как проект превращения фабричных корпусов Товарищества суконной мануфактуры «Йокиш» в апартаменты «Loft Park».

В некоторых случаях застройщики оставляют один выразительный элемент, например, водонапорную башню, чтобы напомнить об индустриальном прошлом этой территории, но сносят все остальное. Иногда в новых зданиях воспроизводят краснокирпичную эстетику и пропорции, свойственные промышленной архитектуре. Но в целом снос происходит безжалостно. Выбор именно этой стратегии – полного сноса под новую застройку – к сожалению, преобладает в последние два-три года. Снос около десятка исторических ансамблей, сохранившихся до наших дней, уже согласован московскими властями.

Приспособление – это «мягкий» подход к объектам промышленного наследия, не предполагающий больших инвестиций и активных архитектурных интервенций. Главной ценностью приспособления становится открывание некогда непроницаемых территорий городу и включение их в активный социальный, культурный и экономический оборот. Распространенный на западе подход Temporary Use (временное использование) предполагает постепенный подбор наиболее подходящих функций для объектов, утративших исходное назначение. Кен Берстейн, глава Отдела охраны наследия Лос-Анджелеса, предложил назвать такой подход Organic или Evolutionary Use, подразумевая, что перерождение бывших фабрик происходит естественным и наиболее органичным путем.

arma

Через период Temporary Use прошли фабрика «Красная Роза» с первым центром ArtPlay и газовый завод АРМА с конгломератом галерей и студий, позже уступивших место серьезному редевелопменту. По пути приспособления пошли «Винзавод», «Флакон», «Красный Октябрь», новый центр ArtPlay на заводе «Манометр» и соседний «Плутон», отчасти «Кристалл» и Трехгорная мануфактура. Некоторые объекты выбирают целостную концепцию и принцип тематического отбора арендаторов (современное искусство, дизайн, образование, медиа), другие идут более спонтанным, но не менее успешным путем, как фабрика «Московский шелк». Несмотря на то что объекты из этой категории находятся на слуху и достаточно устойчивы экономически, их количество в сегодняшней Москве не очень велико – всего около десяти.

Реконструкция – это затратные девелоперские проекты, в рамках которых исторические промышленные ансамбли проходят комплексную ревитализацию. Этот подход требует участия профессиональных архитекторов и существенных инвестиций. Как правило, наиболее ценные здания (иногда имеющие статус объектов культурного наследия) проходят через более или менее научную реставрацию. Менее ценные или поздние объекты нередко сносятся или претерпевают более радикальную реконструкцию. Интервенция современной архитектуры в ткань исторического ансамбля нередко становится эффектным художественным приемом. В результате поэтапной реконструкции промышленных исторических ансамблей создаются новые анклавы живой городской среды чрезвычайно высокого качества.

Как правило, подобная реконструкция сопровождается разработкой нового функционального наполнения комплекса, дальнейшее управление которым строится в соответствии с этой продуманной программой. Мы насчитали около двадцати объектов в Москве, прошедших через полную или частичную реконструкцию, или тех, где она вот-вот начнется. Наиболее яркие из них – «Фабрика Станиславского» и «Большевик», возрожденные по проекту британского бюро Джона МакАслана, «Красная Роза» и «Даниловская мануфактура», бизнес-центры «ЛеФорт», «Новоспасский», типографии Левинсона и «Утро России». Один из наиболее ожидаемых проектов в стадии реализации – превращение Центральной электрической станции городского трамвая «ГЭС-2» в музей современного искусства Фонда V-A-C по проекту знаменитого итальянского архитектора Ренцо Пьяно.

hlebozavod

Нельзя не признать, что в нескольких случаях реконструкция происходила крайне некорректно по отношению к историческому ансамблю. Так, три 38-этажных башни строятся вокруг единственного сохраненного круглого корпуса Хлебозавода им. Зотова на Грузинском валу. Новое строительство начинается в непосредственной близости от исторических зданий Алексеевской насосной станции (завод «Водприбор»), построенных по проекту архитектора-инженера М.К. Геппенера. Эти проекты могут считаться примером недружественной интервенции, нарушающей исторический масштаб ансамбля.

badaevskiy
ПЕРСПЕКТИВЫ

Судьба целого ряда исторических промышленных ансамблей до сих пор не определена. Некоторые находятся в руках нескольких собственников, что исключает возможность их комплексной ревитализации. На некоторые разрабатывались инвестиционные предложения, включая архитектурную часть, но эти проекты по разным причинам не были реализованы. На часть объектов существуют выданные ГПЗУ, предполагающие снос и масштабную новую застройку.

В таком неопределенном состоянии сегодня пребывают около пятнадцати заметных исторических ансамблей, часть из них – за пределами исторического центра. Их число может пополниться за счет до сих пор действующих объектов, производство с которых может быть выведено в ближайшие годы. Именно эти объекты находятся в наибольшей зоне риска, но именно у них есть наибольший потенциал в случае грамотной капитализации их символического ресурса.

Проведенное исследование позволяет признать, что производственные зоны и объекты промышленного наследия – последний территориальный ресурс для решения городских макро-проблем Москвы. При этом у города нет комплексной программы инвентаризации ценных объектов промышленного наследия и постановки их на охрану. Превалирующей стратегией по отношению к историческим промышленным территориям сегодня является полный снос, без предварительных исследований и валоризации этих объектов. Несмотря на это, очевидно, что примеры бережной реконструкции показывают эффективность такого подхода по созданию качественной, разнообразной, безопасной и экономически устойчивой городской среды.

krasnopresnenskaya

Опубликовано в журнале «Охраняется государством» 

Фото: Наталья Меликова, Марина Хрусталева
Распечатать статью Распечатать статью

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *