Яркая история в тихом переулке

d-k-ch-b

Игорь Шихов

В районе с говорящим названием «Тишинка», в Среднем Тишинском переулке, находится внешне ничем не примечательное здание ДК им. А.С. Серафимовича, три месяца назад ставшее одной из «горячих точек» нашего города, объектом очередного градостроительного конфликта. Нынешний владелец здания (ООО «ПП Талкалегпром», на 100% принадлежащее скандально известной компании «Дон-строй инвест») никак не может отказаться от планов снести дом культуры ради сомнительного даже с экономической точки зрения проекта постройки очередного «элитного» дома. 26 июня 2017 года Мосгорнаследие приняло к рассмотрению поданное за несколько дней до этого заявление о придании ДК статуса объекта культурного наследия и выдало застройщику предписание об приостановке любых работ, способных причинить вред объекту. Несмотря на полученное предписание, подрядная организация ООО «ДСИ» в течение двух дней, 26-27 июня, систематически разрушала здание ДК со стороны двора. Делалось это в такой спешке, что подрядчик даже не успел установить ограждения со стороны переулка. Снос удалось остановить только тогда, когда оборвались растяжки уличного освещения, повредив припаркованные машины, и движение в переулке было парализовано.

В настоящее время работы не ведутся, но ситуация вокруг ДК остается неопределенной, его дальнейшая судьба зависит от решения Мосгорнаследия. Попробуем показать, что ДК им. А.С. Серафимовича не просто «рядовое здание советского периода», как утверждают некоторые «эксперты», а подлинный свидетель многих исторических событий, новаторских экспериментов, определивших целые направления в нашей культуре. Здание ДК вполне достойно статуса памятника, мы не должны его потерять.

Когда 22 июня была подана заявка на придание ДК статуса объекта культурного наследия, известно про него было немного. Одна из причин — та, что здание долгое время принадлежало секретному до сих пор заводу, из-за чего доступ к архивной информации по нему затруднен. Однако жители Тишинки по крупицам собрали воспоминания людей, имевших отношение к Дому культуры или просто бывавших в нем, просмотрели подшивки заводской газеты за несколько десятилетий, обошли музеи и библиотеки и в короткий срок собрали материал для полноценного историко-культурного исследования. Причем материал такого качества, что все специалисты, которым показывали это исследование, не смогли найти, к чему можно было бы «придраться».

Приведем несколько фрагментов этого исследования, открывающих малоизвестные страницы истории ДК, попробуем почувствовать «ауру» этого места, которая может навсегда исчезнуть, если не удастся придать ему статус, достаточный для сохранения. И почти с каждым эпизодом будет связана какая-нибудь загадка, которая еще ждет своих исследователей. 

Дом Шустова

Начнем с того, что здание старше, чем кажется на первый взгляд. Под современной штукатуркой скрываются кирпичные стены конца XIX века – перестроенного дома купцов И.А. и Н.И. Шустовых. Эти стены хорошо видны как на старых фотографиях, так и в современных интерьерах. На приведенных ниже фотографиях – одна и та же южная стена, обращенная во двор, еще наружная в 1970-1990-х годах и ставшая внутренней в 2000-е.

01-dk-dvor-1970-e  02-dk-interer

Сохранившийся межэтажный карниз с «поребриком», характерный для «кирпичного стиля», – это напоминание о доме Шустова, с которым связано сразу несколько загадок. На месте нынешнего ДК в далеком 1888 году Городской управой было «дозволено, после слома имеющихся строений, построить бумаго-красильную фабрику», но неизвестно, когда строительство было завершено и насколько построенное здание соответствовало исходному проекту, выполненному архитектором Константином Терским.

fasad

Есть предположение, что здание сразу было трехэтажным (а не двухэтажным, как на чертежах Терского). Об этом говорит отсутствие следов карниза между 2-м и 3-м этажами и заметная разница в оформлении венчающего карниза в габаритах исходного дома Шустова и пристроек конца 20-х годов. Кроме того, все справочники XIX века упорно помещают бумажное производство Шустовых на Большую Грузинскую улицу, и только в 1900 году оно оказывается в Среднем Тишинском переулке.

В 1899 году:

03-1899-fabrika-na-b-gruzinskoy

В 1905 году:

04-1905-fabrika  05-1905-str-527

В 1908 году:

06-1908-abonent-shustov-290

Во время декабрьского восстания 1905 года район Тишинских переулков был полностью перегорожен баррикадами, одна из них была прямо напротив дома Шустова.

Кружок «Среда» и Леонид Андреев

Еще одна загадка – точное местоположение квартиры писателя Леонида Андреева, который в 1903-1905 годах жил в доме Шустова по тому же адресу, по которому располагалось здание, позднее перестроенное в клуб. О том, что литературный кружок «Среда», активным участником которого был Леонид Андреев, собирался у него в доме Шустова, упоминают сами писатели, в частности, Н.Д. Телешов и В.В. Вересаев (Смидович), которого, кстати, привел в «Среду» именно Леонид Андреев.

В одном из архивов хранится фотография, на которой запечатлены участники кружка «Среда»: Ю.А. Бунин, Б.К. Зайцев, С. Разумовский, Н.Д. Телешов, И.А. Белоусов, А.Е. Грузинский, И.А. Бунин, Л.Н. Андреев, С.С. Глаголь (Голоушев).

07-kruzhok-sreda-2956-1-173-1

Обращает на себя внимание одна интересная деталь: все писатели – в строгих костюмах и только Леонид Андреев– в свободной домашней одежде. Очевидно, он у себя дома, а все остальные – у него в гостях. Вполне возможно, что эта фотография сделана именно в доме Шустова в Среднем Тишинском переулке.

А как вы думаете, почему именно этому клубу было присвоено имя А.С. Серафимовича в 1933 году? Вероятно потому, что писатель А.С. Серафимович (настоящая фамилия — Попов) сам был участником «Среды», дружен с Андреевым и во время своих приездов в Москву останавливался именно у него, «по-дружески». В том числе в доме Шустова. Тот ли это дом, который будет впоследствии перестроен в клуб, еще требуется установить (владение Шустовых состояло из нескольких строений, частично сохранилось только одно), но то, что адрес один и тот же, несомненно.

Посещал заседания кружка «Среда» известный впоследствии режиссер, педагог, историк театра, а тогда – студент Московского университета Владимир Брендер. Впрочем, можно предоставить ему самому рассказать о себе:

08-brender-avtobiografiya-sreda

В феврале 1909 года Леонид Андреев, окончательно поселившись в Финляндии, вышлет В.А. Брендеру вместо открытки свою фотографию, с дарственной надписью на обороте:

09-andreev-v-rayvole

В том же 1909 году В.А. Брендер впервые опубликует письма А.П. Чехова.

Первый рабочий театр и другие творческие коллективы

Еще будучи студентом Московского университета, В.А. Брендер увлекся театром, но настоящий расцвет его театральной карьеры пришелся на послереволюционное время. Деятельность В.А. Брендера в первые годы Советской власти чрезвычайно разнообразна. Он занимается национализацией театров и организует театральные бригады для обслуживания фронтов гражданской войны, руководит сбором средств и подарков для Красной армии. Брендер был художественным руководителем ряда театральных коллективов, читал лекции в Институте музыкальной драмы, в хореографическом техникуме, в Московском Пролеткульте, в студии «Молодые мастера», на пулеметных курсах в Кремле, участвовал в организации студии журналистики (будущего Института журналистики), заведовал театральным издательством ТЕО Наркомпроса, редактировал журнал «Новости театра», был главным инспектором театрального дела, а оказавшись в Воронеже, участвовал в обороне города от белогвардейцев. В 3-ю годовщину революции поставил пьесу Луначарского «Народ» из неоконченной трилогии о Фоме Кампанелле. В дальнейшем география его деятельности только расширялась. Как режиссер-постановщик и художественный руководитель он работал в театрах Москвы, Ленинграда, Баку, Куйбышева (Самары), Ворошиловграда (Луганска), Харькова, Ташкента и др. В послевоенные годы продолжал преподавательскую работу.

В 1934 году Брендер станет — правда, ненадолго — художественным руководителем Первого Московского рабочего театра, базой которого будет Клуб им. А.С. Серафимовича.

10-brender-avtobiografiya-teatr

Фабричное здание купца Шустова в конце 1920-х годов было перестроено под Клуб завода «Авиаприбор», тогда ведущего производителя авиационных приборов в стране. Недавно отметивший свое столетие завод был основан в июле 1917 года по инициативе А.А. Фридмана, известного математика, физика, метеоролога и воздухоплавателя, автора теории расширяющейся Вселенной, который одним из первых в стране осознал необходимость развития отечественного авиационного приборостроения. Сейчас завод входит в корпорацию «Фазотрон-НИИР», имеющую 25 филиалов.

zastavka-klub-zavoda-aviapribor

С самых первых дней своего существования заводской клуб становится центром культурной и театральной жизни, как для своего района, так и для всей Москвы.

На сцене клуба выступают многие московские театры, и с одним из спектаклей, постановкой «Ревизора», связана очередная загадка.

11-revizor-afisha

«Ревизор» был показан на сцене клуба в январе 1933 года. На афише, помещенной в заводской газете «Авиаприборовец», он значится как спектакль Театра имени М. Ермоловой. Но в репертуаре театра такого спектакля в 1933 году просто не было.

Зато в здании Театра имени М. Ермоловой на Тверской улице с 1931 по 1938 годы размещался ГосТИМ (Театр имени Мейерхольда). 440-е представление «Ревизора» 8 января 1938 года стало последним спектаклем ГосТИМа.

В «Ревизоре», поставленном В.Э. Мейерхольдом, играли выдающиеся артисты: Эраст Гарин, Сергей Мартинсон, Петр Старковский, Зинаида Райх, Мария Бабанова.

12-revizor-stsenyi-babanova-garin-rayh

С большой долей вероятности можно утверждать, что именно этот знаменитый спектакль и был показан 30 января 1933 года на сцене Клуба «Авиаприбор». Интерес Мейерхольда к рабочему зрителю, к движению самодеятельных театральных коллективов, поиску нового сценического языка неоднократно отмечался у исследователей его творчества.

Концепция этого спектакля меняла привычный взгляд на комедию Гоголя, действие было перенесено в XX век. Из традиционной комедии «Ревизор» превратился в трагикомедию, трагедию-буфф. Персонажи выносились на суд истории. Знаменитая «немая сцена» длилась, как написано у Гоголя, несколько минут и, чтобы усилить эмоциональное воздействие, Мейерхольд заменил актеров манекенами, что, по словам зрителей, производило ужасающий эффект. Новаторская постановка «Ревизора» Мейерхольда вошла во все учебники и энциклопедии по советскому театру. Его опыты и эксперименты изучают во всех крупных зарубежных театральных школах, они продолжают вдохновлять новые поколения деятелей театра. Именно его концепция театра каким-то таинственным образом предвосхитила появление в здании ДК уже в наши дни театра «Школа современной пьесы» Иосифа Райхельгауза.

13-vecher-yumora

Ярким событием для клуба стал однажды Вечер юмора при участии одного из самых именитых мастеров этого жанра, артиста эстрады, писателя, библиофила, историка книги Николая Павловича Смирнова-Сокольского. Дом, где жил артист – на Пресне за Садовым кольцом, в Козихинских переулках – является сейчас объектом культурного наследия. В репертуаре Смирнова-Сокольского были злободневные монологи, куплеты, фельетоны, которые артист наполнял публицистическим содержанием. Его потрясающий юмор и живое острое слово имело огромный успех у зрителей. Талант и многолетняя работа были по достоинству оценены – Н.П. Смирнову-Сокольскому присвоены звания «Заслуженный артист РСФСР» и «Народный артист РСФСР». 

«Театр Танца» Веры Майя

В 1930-е годы клуб завода «Авиаприбор» служил базой Театра танца Веры Майя, которую считают основательницей нового вида спорта – художественной гимнастики. Вера Владимировна Боголюбова (сценический псевдоним – Вера Майя) училась в Московской консерватории у К.Н. Игумнова и в 1914-1917 годах посещала студию танца педагога и танцовщицы Франчески Беаты, ученицы Айседоры Дункан, выступления которой в России послужили созданию многочисленных студий «свободного танца». В 1917 году Вера Майя основала свою студию пластического танца, которая после первого выступления в 1920 году получила название «Студия выразительного движения при ТЕО Наркомпроса». Название неоднократно менялось: в 1924–1926 годах – «Пластическая секция», в 1926-1927 годах – «Класс пластического искусства» хореографического отделения Московского театрального техникума им. А.В. Луначарского (будущий ГИТИС), с 1927 года – Ансамбль «Искусство танца», с 1930 года – «Театр танца».

14-teatr-tantsa-veryi-mayya

В студии Веры Майя занимались такие известные впоследствии артисты, как Михаил Михайлович Хрусталев (заслуженный артист РСФСР), Тамара Ханум (народная артистка СССР), Владимир Бурмейстер (будущий балетмейстер Музыкального театра им. Станиславского и Немировича-Данченко), Любовь Орлова (в течение четырех лет, во время учебы в театральном техникуме им. А.В. Луначарского), Сергей Александрович Русанов, Петр Ефремович Кретов.

15-teatr-tantsa-prelyud

Выработку своего стиля Вера Майя начала с постановки пластических этюдов в сопровождении классической музыки, в которых часто использовала акробатические движения. Нововведением были акробатические упражнения и этюды на гибкость и силу, включая построение пирамид. По некоторым данным, уроки акробатики в студии вел Зосима Злобин, преподававший также биомеханику у В.Э. Мейерхольда (впоследствии З.П. Злобин станет директором Института им. Лесгафта). Хотя активное введение акробатики в танец одобряли далеко не все, у зрителей акробатические номера и эффектные поддержки пользовались неизменным успехом.

16-teatr-tantsa-etyudyi

Большое внимание Вера Майя уделяла системе тренировки танцоров, серьезно изучая анатомию и механику движения человеческого тела, разрабатывая специальные упражнения для «забытых» мышц.

17-teatr-tantsa-uprazhnenie-4

С середины 1920-х годов большое место в репертуаре стали занимать стилизации, основанные иногда на древних изображениях (египетские, индийские), иногда на фольклоре (программа «Наша деревня», 1924 год). Ещё одно направление студии – жанровые картинки («Маски города» на музыку О. Тихоновой, С. Харкевича, 1927 год). Внимание к фольклору, особенно усилившееся в 1930-е годы, дало возможность Театру танца Веры Майя сохраниться до 1940-х, в условиях, когда остальные пластические студии, курсы и институты ритмики были закрыты.

18-teatr-tantsa-afisha

Ценнейшим источником информации о масштабе личности Веры Майя, истории «Театра танца» и подробностях его пребывании в стенах Клуба им. А.С. Серафимовича, являются воспоминания ее дочери, Ии Леонидовны Маяк, профессора Московского университета.

По воспоминаниям Ии Леонидовны, театр Веры Майя использовал Клуб в качестве репетиционной и тренировочной базы примерно с 1930 года и до Великой Отечественной войны. Здание было прекрасно оборудовано для танцевальных занятий: зал был просторным, светлым, с окнами, в зале стоял музыкальный инструмент, на котором часто лично аккомпанировала Вера Майя, выпускница Консерватории. Более того, помещение было оборудовано душевыми, что по тому времени было редкостью. Также в здании располагалась столовая, где регулярно обедали Вера Майя и ее артисты.

По словам Ии Леонидовны, это была отличная репетиционная площадка, что предопределило многолетнее сотрудничество театра Веры Майя и Клуба, которое строилось на взаимовыгодных условиях. Так, одним из условий, по которым театру предоставлялось помещение, были спектакли, которые театр давал на сцене Клуба. Другим условием были регулярные занятия Веры Майя с молодыми работницами завода. Для этого была создана специальная молодежная танцевальная группа, в которой Вера Майя вела занятия. Труппа время от времени ненадолго покидала стены Клуба, уезжая на многочисленные гастроли, но когда возвращалась в Москву, репетиции и занятия неизменно возобновлялись.

19-teatr-tantsa-uprazhnenie-2

После войны Вера Майя работала хореографом в Центральном доме культуры железнодорожников, а в 1950-е годы, вместе с Людмилой Алексеевой, участвовала в разработке квалификационных упражнений и показательных выступлений по художественной гимнастике – новому виду спорта, который она во многом помогла создать. 

Творчество масс

Жизнь клуба не ограничивалась театром и танцами. Одним из направлений работы было приобщение работников завода к занятиям искусством, творческой деятельности. Большим успехом в течении долгих лет пользовались самодеятельный духовой оркестр, театральная и художественная студии, что нашло отражение в заводской газете.

20-duhovoy-orkestr  21-akter-tokar-byistrov

С 1948 года художественную студию возглавил Юрий Григорьевич Ряжский, воспитавший десятки самодеятельных художников. Студийцы регулярно устраивали свои выставки и участвовали в городских, выпускался каталог.

22-hudozhnik-ryazhskiy-v-klube  23-tretya-vyistavka-studii

В 1966 году в Клубе с большим успехом прошла выставка графических работ заслуженного деятеля искусств РСФСР, архитектора, скульптора, художника, книжного иллюстратора Саввы Григорьевича Бродского, который незадолго до того проиллюстрировал ряд книг, в том числе «Железный поток» А.С. Серафимовича.

24-savva-brodskiy  25-zheleznyiy-potok

29-tsveyg-mariya-styuart  30-tsveyg-zhenshhina-i-priroda  28-grin-alyie-parusa  27-grin-blistayushhiy-mir

Телепрограмма «Взгляд»

В 1990-е годы в ДК регулярно записывались острые выпуски популярной программы «Взгляд», которая совершила настоящий переворот не только в отечественном телевещании, но и в самом сознании советского зрителя, стала одним из символов перестройки.

 31-programma-vzglyad

Ведущими «Взгляда» были такие известные журналисты, как Дмитрий Захаров, Александр Любимов, Владислав Листьев, Александр Политковский, Сергей Ломакин, Владимир Мукусев, Артем Боровик, Евгений Додолев, Сергей Бодров (младший).

В программе «Взгляд» острые репортажи и интервью перемежались записями выступлений знаковых для того времени рок-групп «Аквариум», «ДДТ», «Наутилус Помпилиус», «Кино». 

Концерт Аллы Баяновой

В 1988 году именно на сцене ДК им. А.С. Серафимовича состоялся первый после возвращения на родину концерт в Москве легендарной исполнительницы русских песен и романсов, народной артистки России Аллы Баяновой.

32-alla-bayanova

Этот концерт был записан для телевидения и показан на всю страну. В интервью, через несколько лет данном газете «Беларусь-Россия», певица вспоминала: «Первый концерт был записан в ДК Серафимовича возле Белорусского вокзала в 1988 г. Когда концерт показали по ТВ, пришел несказанный успех. Я в одночасье проснулась знаменитой в России».

Центр православной культуры

В конце 1980-х — начале 1990-х годов ДК им. А.С. Серафимовича становится одним из центров православной культуры. В 1988 году здесь проходит празднование 1000-летия Крещения Руси. В этом мероприятии приняли участие будущий патриарх Кирилл, представители МИДа, министр культуры Польши, руководство Посольства Польши и руководство корпорации «Фазотрон. Научно-исследовательский институт радиостроения».

Историк, искусствовед (историк архитектуры), православный просветитель Владимир Махнач выступал в ДК с циклами лекций по истории России и русской церкви.

34-vladimir-mahnach

Владимир Махнач

Протоиерей о. Александр Мень – один из основателей Российского библейского общества и Общедоступного православного университета – прочел со сцены ДК свои циклы лекций, в том числе «Жизнь после смерти», «Стрела, запущенная в вечность», лекцию о Н.А. Бердяеве. Деятельность Общедоступного православного университета началась именно в Доме культуры им. А.С. Серафимовича. В этом университете преподавали о. Георгий Чистяков, о. Владимир Лапшин, о. Яков Кротов, Ирина Языкова.

35-aleksandr-men

о. Александр Мень

36-georgiy-chistyakov

о. Георгий Чистяков

Позднее Общедоступный православный университет был преобразован в Библейский богословский институт им. Андрея Первозванного, действующий и поныне.

После гибели отца Александра Меня в течении многих лет в ДК им. А.С. Серафимовича проходили вечера его памяти. Также в Доме культуры работал первый в нашей стране «Орден милосердия и социальной защиты», возглавляемый Е.Ю. Поплавской.

_________________

Даже при беглом знакомстве с результатами проведенного исследования становится очевидно, что здание со столь богатой историей, связанное со столь значимыми для русской культуры людьми, должно быть официально признано памятником истории и культуры. Исследование, выдержки из которого приведены выше, было передано 15 сентября в Мосгорнаследие вместе с заключением специалистов, проведших независимую экспертную оценку собранного материала. Этот материал должен быть в полной мере учтен Мосгорнаследием при принятии решения об историко-культурной ценности объекта и придании ему статуса памятника.

С полным текстом историко-культурного исследования «Дом культуры им. А.С. Серафимовича (Клуб завода «Авиаприбор»)» можно ознакомиться здесь. Приводим также заключение государственных аттестованных экспертов, проанализировавших собранный материал. Подборка писем в защиту здания и в поддержку инициативы по приданию ему статуса памятника приведена здесь.

В заключение хочется выразить огромную благодарность жителям Тишинки, участвовавшим в сборе материалов и исследовательской работе: Андрею Александрову, Наталье Гончаровой, Елене Корольковой, Никите Лысенко, Ольге Стрелец, Петру Цивлину. А также всем экспертам, помогавшим анализировать и систематизировать собранный материал.

Исследование является предварительным, некоторые предположения, хотя и весьма правдоподобные, требуют дальнейшей тщательной проверки. И, конечно, в нем перечислены далеко не все события, происходившие в ДК.

Поэтому обращаемся ко всем:

Если Вы были свидетелями или участниками событий, которые происходили в ДК им. А.С. Серафимовича, бывали на концертах, лекциях, занимались в кружках, секциях, и т.п., если у Вас сохранились документы, фотографии, аудио- и видеозаписи – пожалуйста, поделитесь своими воспоминаниями, пришлите свои материалы на электронный адрес: dk.serafimovich@gmail.com

Вместе мы восстановим историю легендарного ДК и поможем сохранить его.

Фотография ДК: Андрей Александров

Распечатать статью Распечатать статью

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *