Часовни-усыпальницы Введенского некрополя: SOS

Выход этой статьи исследователя Введенского некрополя Елены Петровой приурочен к обновлению Красной книги Архнадзора. Статья сопровождается ссылками на новые страницы Красной книги, посвященные гибнущим памятникам Немецкого кладбища.

Некрополь Введенского (Немецкого) кладбища – одно из самых удивительных мест в Москве, ведущее свою историю с 1771 года. Здесь нашли свой последний приют многие москвичи иностранного происхождения, неправославного (иноверческого) вероисповедания: лютеране, католики, приверженцы англиканской и реформатской церквей. Позднее, уже к концу XIX века, здесь стали хоронить и православных.

В числе упокоившихся здесь – множество известных и даже знаменитых имен. Это предприниматели и меценаты, ученые и врачи, архитекторы, художники, писатели и артисты, священники и военные. Многие из сохранившихся надгробий относятся к XIX и началу XX века. Среди них можно увидеть настоящие архитектурные и художественные шедевры.

Уникальными памятниками Введенского некрополя стали великолепные часовни-усыпальницы, сооруженные когда-то на семейных участках видных московских фамилий и отличавшиеся изяществом исполнения и изысканностью оформления. Уже много лет на опорном историко-культурном плане Москвы эти часовни числятся как объект, обладающий признаками объекта культурного наследия – Ансамбль часовен Введенского (Немецкого) кладбища, XIX – нач. XX вв. (13 часовен).

Однако принятие Мосгорнаследием решения об их включении в перечень выявленных объектов культурного наследия затянулось на неопределенный срок. Между тем ценнейшие памятники, более чем достойные охранного статуса, долгие годы ждут, пока до них дойдут руки реставраторов, а пока пребывают в состоянии запустения и постепенно разрушаются.

Мавзолей графини Е.Ф. Мусиной-Пушкиной (в Красной книге)

Это старейшая из сохранившихся часовен-усыпальниц Введенского некрополя. Невысокое квадратное в плане светло-желтое сооружение из крупных доломитовых блоков в стиле ампир когда-то имело по всем своим сторонам четыре портика, каждый из которых был украшен парами низких массивных колонн. Сохранился почти полностью только один портик со стороны входа в часовню; со всех же других сторон остались лишь фрагменты колонн и выходы металлических связей фронтонов. На восточном фасаде уцелела металлическая доска с эпитафией на немецком языке. Аналогичная часть доски с эпитафией на русском языке и надписью «Благодетельнице и тетке» утрачена.

Графиня Елизавета Федоровна (Шарлотта-Амалия-Изабелла) Мусина-Пушкина, урожденная фон Вартенслебен (07.03.1758-27.08.1835), действительная тайная советница и кавалерственная дама, была второй женой русского дипломата, графа Алексея Семеновича Мусина-Пушкина, а также родной сестрой бабушки Жоржа Дантеса. Мавзолей поставил ее племянник и наследник – Иван Петрович Мусин-Пушкин, участник Наполеоновских войн и войны 1812 года. Усыпальница не имеет семейного ухода и разрушается, используется как склад инвентаря; на крыше — древесная поросль. Памятник заявлен на госохрану в составе ансамбля из 13 часовен.

Мавзолей Эмилии Быковской (Минелли), арх. М.Д. Быковский (в Красной книге)

Эмилия Львовна Быковская, урожденная Минелли (1801-1841) – дочь Луиджи Минелли, выходца из Рима, преподавателя музыки и пения. Сестра безвременно скончавшегося архитектора Константина Минелли, любимого ученика Жилярди. Супруга (с 1832 года) крупнейшего архитектора романтизма, основателя Московского архитектурного общества Михаила Дормидонтовича Быковского. Мать архитектора Константина Михайловича Быковского; скончалась родами сына. В память супруги М.Д. Быковский оформил придел Св. Эмилии католической церкви Петра и Павла в Милютинском переулке.

Овальная в плане светло-желтая часовня из крупных доломитовых блоков была сооружена по проекту архитектора М.Д. Быковского в 1841 году. В архитектуре памятника выделяется каменный резной портал. Сохранилась металлическая дверь с рельефными венками. Над входом вырезана памятная надпись на французском языке с именем и датой смерти Э.Л. Быковской, на скругленных участках стен — плохо читаемые латинские надписи.

Часовня в аварийном состоянии, укрыта строительной сеткой, на которой уже много лет висит табличка с просьбой к родственникам захороненных обратиться в администрацию кладбища. Памятник заявлен на госохрану в составе ансамбля из 13 часовен.

Усыпальница (мавзолей) доктора Овера (в Красной книге)

Александр Иванович Овер (18.09.1804-23.12.1864) – доктор медицины, хирург, заслуженный профессор и директор терапевтического отделения факультетской клиники Московского университета, инспектор Московских больниц гражданского ведомства. Среди его пациентов был Н.В. Гоголь. А.И. Овер участвовал в борьбе с эпидемиями холеры в Москве в 1830, 1847–1849 и 1853 годах. Кавалер орденов Св. Анны III и II степеней, Св. Станислава II и I степеней, французского ордена Почетного легиона и многих других наград. Член Физико-медицинского общества при Московском университете, Московского общества испытателей природы, Королевского французского общества наук и художеств в Страсбурге, Королевского Баварского ботанического общества.

Часовня тёмно-розового цвета выстроена из крупных доломитовых блоков. Портал, обрамленный полуколонками, увенчан рельефным фамильным гербом Оверов. Над входом вырезана надпись на латыни: «Requiescant in pace». Справа от входа в часовню имеется металлическая пристройка для лестницы в склеп. В 1930-е годы часовня Овера была разорена, превращена в склад инвентаря. Помещавшийся в ней беломраморный саркофаг работы скульптора Н.А. Рамазанова исчез. Состояние постройки, лишенной семейного ухода, аварийное. Кирпичный купол с металлическим крестом сильно зарос древесной порослью.

Католическая часовня Демонси, арх. Б.Н. Шнауберт (?) (в Красной книге)

Александр Александрович Демонси, купец 1-й гильдии, глава торгового дома “Демонси”, католик. Предполагаемый автор проекта часовни — архитектор Борис Николаевич Шнауберт. Часовня выстроена из кирпича и оштукатурена. В верхней части углы украшены парами небольших белых изящных колонн.

Сохранилась великолепная ажурная чугунная дверь, внутри — беломраморный алтарный стол и над ним – католическое распятие высотой более метра. Лестница в склеп устроена внутри часовни.

Состояние памятника аварийное, семейного ухода нет. Сильно разрушена венчающая часовню металлическая главка. Стены укрыты строительной сеткой. Дугообразное плиточное покрытие с надписью “Demoncy”, располагавшееся над порталом, обвалилось и частично разбито. Памятник заявлен на госохрану в составе ансамбля из 13 часовен.

Часовня-сень Н.Ф. Кёльха, арх. Л.Н. Кекушев (в Красной книге)

 

Николай Фердинандович Кёльх (22.05.1852-17.09.1893) – дворянин, сын потомственного почетного гражданина Петербурга. Часовня возведена спустя 17 лет после его смерти, в год смерти дочери (1911 г.), вероятно, вдовой — Варварой Петровной, урожденной Базановой, внучкой иркутского золотопромышленника. Автор проекта — выдающийся архитектор Лев Николаевич Кекушев.

Сооружение представляет собой крестообразную в плане металлическую ажурную сень причудливого рисунка, сочетающего гирлянды из листьев и цветов с геометрическими фигурами и крестом на глухой юго-восточной стороне.

Сохранилось мраморное надгробие с эпитафией.

Сень разрушена до аварийного состояния из-за отсутствия ухода, окисления металла и вследствие пожара. В окнах разбиты стекла. Образ св. Николая в верхней части надгробия почти стерт. Внутри был устроен склад инвентаря. Памятник заявлен на госохрану в составе ансамбля из 13 часовен.

Мы призываем Мосгорнаследие незамедлительно принять решение о включении Ансамбля из 13 часовен Введенского (Немецкого) кладбища в перечень выявленных объектов культурного наследия, а также внести их в список первоочередных объектов, по которым будут проведены необходимые работы по сохранению и реставрации.

Фото автора, Алисы Варковой, Анастасии Вербицкой.
Распечатать статью Распечатать статью

1 комментарий

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *