Разрушение архитектурного ансамбля Карамышевского гидроузла

21 ноября 2018 года Мосгорнаследие выпустило приказ об отказе в постановке на государственную охрану дома Наркомата водного транспорта на улице Народного Ополчения (д. 9, стр. 3). Для дома, построенного в тридцатых годах по проекту выдающегося архитектора Алексея Рухлядева, этот отказ означает потерю последнего шанса на сохранение: утвержденный в 2017 году проект планировки квартала обрекает дом на снос. Архитектор Борис Кондаков объясняет, какой потерей снос этого здания станет для локальной истории и идентичности, попутно затрагивая проблему варварского уничтожения главного ансамбля построек канала имени Москвы — комплекса сооружений Карамышевского гидроузла.

Бетонная пятипролётная Карамышевская плотина перегораживает старое русло реки. Плотина поднимает воду на шесть метров. Возле плотины выстроена гидростанция… Карамышевская плотина и ГЭС выдержаны в венецианском арочном стиле. Шлюзовые башни, облицованные сплошными каменными плитами, придают особенный монументальный характер последнему перед Москвой шлюзу, лежащему в глубокой выемке.

П. Лопатин. Волга идет в Москву. М., 1938.

Комплекс Карамышевского гидроузла — речные пропилеи города, самая масштабная группа сооружений канала имени Москвы. В его состав входят: плотина, гидроэлектростанция, башни шлюза, маяк, группа технических сооружений, а также жилой дом работников гидроузла, расположенный на высоком плато левого берега на некотором отдалении.

Карамышевский гидроузел. Проект. 1930-е гг.

Ансамбль расположен на искусственно террасированных берегах, в рисунке изгибов которых читается веяние эпохи стримлайна и ар-деко. Сооружения объединены парком. Весь комплекс спроектирован и реализован в соответствии с единым замыслом в 1930-е годы.

Карамышевский гидроузел в 1960-е гг. В ходе строительства моста Северо-Западной хорды часть парка в центральной части кадра была утрачена.

Комплекс сооружений — уникальный исторический ансамбль в Хорошево-Мневниках, типичном районе индустриальной модерниcтской периферии Москвы.

Карамышевский гидроузел до начала строительства моста Северо-Западной хорды. Фотография 2016 г.

На протяжении последних лет над этим не выявленным в качестве объекта культурного наследия, но, с моей точки зрения, представляющим безусловную историческую ценность ансамблем сгущаются тучи: вокруг идет тотальная реконструкция жилых кварталов, строительство Северо-Западной хорды буквально режет комплекс пополам.

Отправной точкой в истории борьбы за ансамбль стал жилой дом сотрудников гидроузла, попавший под угрозу уничтожения в рамках реконструкции квартала. Семиэтажный жилой дом, расположенный на левом берегу Москвы-реки по адресу: улица Народного Ополчения, д. 9, к. 3, был атрибутирован как «Дом Наркомата водного транспорта при шлюзе № 9 канала имени Москвы, 1932–1937 гг., архитектор Рухлядев А.М.».

Здание находится на территории квартала № 75, где в данный момент ведется активная реконструкция пятиэтажного жилого фонда. В 2017 году был выпущен проект планировки, в соответствии с которым дом обозначен под снос.

В 2018 году в Департамент культурного наследия были переданы вновь выявленные документы, подтверждающие, с нашей точки зрения, уникальность сооружения. Эти материалы были собраны в ходе историко-культурных исследований и подготовки проекта реставрации объекта культурного наследия регионального значения «Северный речной вокзал, 1932–1937 гг., арх. Рухлядев А.М.», проведенных в первой половине 2017 года. В ходе исследований я имел возможность работать в техническом архиве ФГБУ «Канал имени Москвы», где и были обнаружены архивные чертежи, позволившие точно атрибутировать объект.

Рассматриваемый объект создавался на завершающем этапе строительства канала Москва-Волга (так назывался канал имени Москвы в период 1936–1937 гг.), когда велись строительные работы на участке от Химкинского гидроузла до Карамышева. Проект датирован 1936 г, строительство осуществлялось в течение 1937 года.

Все сооружения участка канала между Химкинским и Карамышевским гидроузлами выполнялись коллективом архитекторов-рационалистов, во второй половине 1920-х годов входивших в состав творческого объединения Ассоциации новых архитекторов (АСНОВА), — В.Ф. Кринским, А.М. Рухлядевым, В.А. Петровым. Историк архитектуры Н.Н. Броновицкая особенно подчеркивает этот факт, утверждая, что архитекторы создали единую пространственную композицию на базе теоретических изысканий в период поисков в отечественной архитектуре 1920–1930-х годов, что придает всему ансамблю особую ценность.

Особую роль в этом коллективе сыграл Алексей Михайлович Рухлядев, автор главного сооружения канала — Северного (Химкинского) Речного вокзала (фактически главного речного портала Москвы), а также наиболее торжественного из всех шлюзовых сооружений — комплекса сооружений Карамышевского гидроузла, расположенного на границе Москвы, утвержденной генеральным планом 1935 года. На момент стройки Рухлядев — старший архитектор Волгостроя.

Каждой группе сооружений ансамбля Карамышевского гидроузла мастер придал определенный стилевые особенности. Так, например, «сооружения гидроэлектростанции и плотины с их белокаменными аркадами и крепованными карнизами на краснокирпичном фоне напоминают баженовские дворцы и мосты в Царицыне, а также башни Путевого дворца». Здания шлюзов решены с применением крупномасштабных римских арок. В решении объема рассматриваемого объекта можно увидеть принципы, характерные для посконструктивизма и ар-деко.

Жилой дом НКВТ решен в общей стилистике ансамбля, который создавался в эпоху «освоения классического наследия» и становления неоклассицизма 1930-х годов, в характерной для А.М. Рухлядева манере с использованием элементов архитектуры эпохи Ренессанса. Главная особенность здания — гигантский «пиранезианский» карниз. Угловые секции с лоджиями выполнены с радиусным скруглением. Этот мотив, вызывающий ассоциации с речным пароходом, роднит объект со зданием Северного речного вокзала (объект культурного наследия регионального значения «Северный речной вокзал, 1932–1937 гг., арх. Рухлядев А.М.»).

Сегодня дом Наркомата водного транспорта не виден с берега, как это было задумано изначально. Некогда самый большой дом района, поставленный на бровке холма, теперь уныло доживает свой век среди нависающих над ним многоэтажных панелек. Современная застройка нарушила изначальное восприятие. Потеряна визуальная связь здания с рекой. Доминирующая роль объекта также утрачена, вместе с тем объект по-прежнему является ценной составляющей ансамбля канала и, безусловно, должен быть сохранен.

АНСАМБЛЬ

Часть сооружений Карамышевского гидроузла, именуемая «Карамышевский гидроузел, 1932–1938 гг., архитектор А.М. Рухлядев», относится к категории объектов, обладающих признаками объектов культурного наследия, и находится в охранной зоне № 250, утвержденной Постановлением Правительства Москвы от 28 декабря 1999 года № 1215 «Об утверждении зон охраны памятников истории и культуры г. Москвы (на территории между Камер-Коллежским валом и административной границей города»)[1].

Однако следует подчеркнуть, что этот «неполноценный» статус носит лишь часть сооружений гидроузла. Сооружения Карамышевской плотины, а также описываемый выше жилой дом НКВТ вообще не имеют никакого охранного статуса. Вместе с тем они являются частью единого ансамбля, реализованного по единому замыслу.

Отсутствие охранного статуса подвергает весь комплекс огромному риску. Поблизости в 75 квартале ведется уплотнительная застройка повышенной этажности, а через Карамышевский шлюз в данный момент строится балочный мост Северо-Западной хорды. В ходе этого строительства существующая охранная зона памятника была просто-таки проигнорирована, в результате чего прямо сейчас наносится непоправимый вред целостности всего комплекса, искажающий восприятие ансамбля и превращающий этот потенциально ценный фрагмент зеленой среды в маргинализированную фрагментированную территорию[2].

Между тем комплекс гидроузла — это расположенный на реке потенциальный «спящий» центр, который мог бы объединить сразу несколько соседних районов, это уникальный ансамбль, к которому требуется принципиально другое отношение.

Строительство балочного моста Северо-Западной хорды в охранной зоне шлюза. Декабрь 2018 г.

ВАЖНОСТЬ КОМПЛЕКСНОГО СОХРАНЕНИЯ КАНАЛА, ЕГО УНИКАЛЬНОСТЬ В МИРОВОЙ ИСТОРИИ

Канал «Москва-Волга» (ныне ФГБУ «Канал имени Москвы»), помимо утилитарного водно-транспортного назначения, имел и важное идеологическое значение, поэтому его оформлению было уделено особое внимание. Канал относился к важнейшим инфраструктурным стройкам второй пятилетки и ставился в один ряд с московским метрополитеном. Оба ансамбля, создававшиеся как антагонисты западным аналогам, являются уникальными произведениями тоталитарного периода истории страны. Работы по сооружению канала (включая возведение сооружений Карамышевского спрямления) производились силами заключенных лагерного пункта на базе Краснопресненской тюрьмы (ныне Следственный изолятор № 3 Управления Федеральной службы исполнения наказаний «Красная Пресня»), входившей в систему Дмитлага НКВД, занимавшегося строительством канала. На это указывают сведения, собранные обществом «Мемориал».

В очередной раз следует настойчиво напомнить о необходимости постановки на государственную охрану не только отдельных построек, но и всего комплекса сооружений канала имени Москвы как единого градостроительного ансамбля, представляющего явную архитектурную и историческую ценность, и ансамбля, связанного с травматическим наследием XX века, — уникального памятника не только национального, но и международного значения. Целесообразно обсуждение его включения в Список Всемирного наследия ЮНЕСКО (предложение об этом было направлено в Министерство культуры РФ Советом при Президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека).

Сохранение транспортной инфраструктуры канала имени Москвы должно рассматриваться как национальный приоритет стратегического значения. В противном случае быстрая деградация этой уникальной системы неизбежна. Увы, но именно этот процесс мы наблюдаем на Карамышевском гидроузле.

ОТКАЗ В ПОСТАНОВКЕ НА ОХРАНУ ЖИЛОГО ДОМА

Сегодня процесс оценки потенциального исторического памятника происходит по так называемой балльной системе, действующей на основании Приказа Департамента культурного наследия г. Москвы от 30 декабря 2015 г. N 478 «Об утверждении критериев историко-культурной ценности объектов, обладающих признаками объекта культурного наследия». Эта методика, к сожалению, крайне непродуманна, и именно из-за нее, по-видимому, ряд ценных зданий не получил охранного статуса (самый известный пример — Таганская АТС, не набравшая нужного количества баллов, так как методика ориентирована на более высокую оценку декорированных зданий, чем авангардистское здание по своей природе похвастаться не может). По этой же схеме должна была происходить оценка жилого дома работников шлюза, о котором говорится в данной статье, но, увы, результаты работы комиссии автору предоставлены не были.

Особенное недоумение вызывает использование Департаментом культурного наследия предлагаемой исследователями формулировки: «Дом Наркомата водного транспорта при шлюзе № 9 канала имени Москвы, 1932–1937 гг., архитектор Рухлядев А.М.» в контексте отказа о признании за зданием всякой ценности. На мой взгляд, уже следующая совокупность факторов: здание создано в доиндустриальный период строительства и, следовательно, выполнено более качественно и имеет больший ресурс службы; здание выполнено по индивидуальному проекту известного архитектора — должна привести к признанию здания ценным и уж точно защитить его от сноса с последующей заменой на панельную времянку. К этому надо добавить еще и историческую важность: дом связан с историей формирования народного ополчения в годы Великой Отечественной войны.[3] В честь этого исторического факта в районе установлен недавно отреставрированный памятник ополченцам, у которого регулярно проводятся памятные мероприятия, и сама улица носит название Народного Ополчения.

Но чуда не произошло: дом работников шлюза не признан ценным и ожидает расселения и сноса.

ОТСУТСТВИЕ ОХРАННОГО СТАТУСА У АНСАМБЛЯ СООРУЖЕНИЙ ШЛЮЗА

Как ни странно, такой уникальный комплекс сооружений на официальном уровне до сих пор не признан и, следовательно, практически никак не охраняется.

На данный момент из всего ансамбля лишь сооружения шлюза попадают в охранную зону (объединенную охранную зону № 250), которая не защищает ни другие сооружения, ни даже плотину. Строящийся мост Северо-Западной хорды режет территорию по диагонали, игнорируя как существующую охранную зону, так и сооружения ансамбля, не вошедшие в нее.

Приводим фрагмент ответа Департамента культурного наследия, полученного в 2016 году в ответ на запрос о статусе сооружений Карамышевского гидроузла: «По состоянию на 1 августа 2016 года строения, расположенные по вышеуказанному адресу, объектом культурного наследия, выявленным объектом культурного наследия не являются, а относятся к объектам, обладающим признаками объекта культурного наследия, с наименованием «Карамышевский гидроузел, 1932–1938 гг., арх. А.М. Рухлядев».

При этом положительная экспертиза-культурная экспертиза по гидроузлу с выводом о целесообразности включения его в реестр памятников была проведена еще несколько лет назад. Было подготовлено, но так и не выпущено распоряжение о выявлении его в качестве памятника. По логике вещей, ансамбль гидроузла уже давно должен был стать выявленным объектом культурного наследия, однако этого до сих пор не произошло. Департамент искусственно затормозил процесс, по всей видимости, для того, чтобы не мешать текущей стройке. Интересы города оказались важнее локальных приоритетов района.[4]

Зона вырубки деревьев и котлован под опору моста на месте парка при шлюзе. Снимок лета 2018 г. Подробнее о нарушениях в блоге местного активиста И. Ёжикова.

На данный момент стройка идет полным ходом. На обоих берегах канала громоздятся массивные фрагменты эстакады, на большой площади вырублены деревья, некогда составлявшие регулярный парк, вплотную к охранной зоне разрыт берег и строятся опоры моста (к слову сказать, не моста вантовой конструкции, как обещалось, а обычного громоздкого балочного). Сугубо утилитарное решение, и тут уже не до лирики.

ВЫМЫВАНИЕ ИСТОРИИ МИКРОРАЙОНА

Гомогенное пространство периферии Москвы, с ничем не отличающимися друг от друга, не имеющими собственного архитектурного, культурного и социального лица районами, может и должно быть переосмыслено. Это направление работы было объявлено приоритетным мэром Москвы в 2018 году[5]. Но для этого необходима комплексная стратегия переформатирования городской среды, направленная на борьбу с главной болезнью микрорайона — дефицитом разнообразия. Вполне очевидно, что базироваться она должна на опорных объектах, в роли которых должны выступать уникальные исторические здания и ансамбли. Для этого нужны действующие механизмы работы (сохранения и приспособления). Пример, рассмотренный в этой статье, увы, говорит о том, что происходящие процессы ведут к усугублению худших черт микрорайона, к вымыванию любых следов истории и обезличиванию среды, к решению общегородских проблем в ущерб местным.

________
Список источников:

 

* Археология периферии. Исследование для Moscow Urban Forum. 2013.

* Архитектура канала Москва-Волга. Под ред. И. Г.Сушкевич. Изд. Всесоюзной Академии Архитектуры, Москва, 1939

* Канал Москва-Волга. 1932-1937 : Техн. отчет / НКВД СССР. Бюро техн. отчета о строительстве канала Москва-Волга. — Москва ; Ленинград : Гос. изд-во строит. лит., 1940. — 315 с.; 26 см.

* Михайлов А. И. Архитектура канала Москва-Волга. Под ред. арх. И. Н.Магидина. Москва, Издательство Всесоюзной Академии Архитектуры, 1939

* Архитектура Москвы 1920-1960. Наталья Броновицкая. Анна Броновицкая. 2006

* Блог Ивана Ежикова

Примечания:

 

[1] Проект режимов использования земель и градостроительных регламентов в границах охранной зоны № 250 разработан ОАО «Моспроект-2» им. М.В. Посохина в рамках выполнения государственного контракта от 1 октября 2012 г. № 43-ГК-12.

[2] В прилагаемых материалах видно, что территория ООПТ на соседних участках корректируется по мере необходимости, но охранная зона просто проигнорирована. Причем о ее существовании было известно, это видно из того, что на с. 33 прямо написано, что участок под проектируемую опору моста имеет ограничения по ООПТ, водоохранной зоне и охранной зоне ОКН. (Постановление Правительства Москвы от 3 марта 2015 года № 99-ПП «Об утверждении проекта планировки территории Мневниковской поймы», с. 33).

[3] Эта информация подтверждается письмом, полученным 03.11.2017 из Государственного музея обороны Москвы. «Можно с большой долей вероятности утверждать, что по этому адресу находился запасной командный пункт 1-го (4-го) стрелкового полка с подразделениями боевого обеспечения и обслуживания, а также подразделения второго эшелона 2-го стрелкового батальона 4-го стрелкового полка».

[4] Координаторы Архназора запрашивали Мосгорнаследие о сроках принятия решения в 2016 году. Был получен ответ, что это произойдет в 2016–2017 гг., но в итоге решения так и нет.

[5] «Мы должны видеть каждый район как обособленную территорию со своими традициями, своей историей, своими проблемами. Обустраивать не только территорию города в целом, а брать срез района и смотреть, что там не хватает». С.С. Собянин о программе «Мой район».

Распечатать статью Распечатать статью

5 комментариев

Читал, читал, пока не упёрся взглядом: в "тоталитарного периода истории страны" - передёргивает от такой диссидентской позиции. Доверие падает после таких высказываний. Упоминание секткы НКО " Мемориал" вызывает отторжение.
Передергивать будет потом - на лесоповале.
Буду надеяться, что рано или поздно негодяи, разрушающие наш город там и окажутся.
Уничтожая этот дом - уничтожаем историю нашей страны. У власти сейчас находятся временщики, их семьи и счета за границей. Попробуй где-нибудь в Лондоне снести такое сооружение - сразу пресекут.
Я живу в доме по соседству. Застройщик 75 квартала компания Крост превращает некогда зелёный тихий район, пусть и застроенный когда-то пятиэтажными домами, в чудовищное бетонное гетто. Это пример безграничной жадности и цинизма в отдельно взятом районе города. Жадности, потому что застраивается всё, каждый метр, отрезается придомовая территория под самые подъезды, вырубаются деревья, даже под землёй компания Крост планирует строить подземную стоянку заходя на прилегающую территорию соседнего дома. Огромные дома стоят друг к другу окна в окна, я не могу поверить, что соблюдаются нормативы по плотности населения и инсоляции. Но это лишь моё неправильное ощущение, документы говорят о том, что нарушений нет. И я, как законопослушный гражданин, верю, искренне верю документам с печатями и подписями. Как не верить! Сейчас возводятся ещё три 50-60 этажных небоскрёба, затем будет строительство ещё одного 22 этажного дома, на месте дома Наркомата водного транспорта будет построен 30 - 35-этажный дом. Здесь сейчас однополосные дороги с множеством тупиков, и когда заезжает грузовик для уборки мусора, проезд блокируется, равно как и машинами в часы пик. Если кому-то в это время понадобится скорая, то, боюсь, человек может её не дождаться. Документы на строительство подкладываются потом (беспочвенные слухи, не удержался), этажность домов меняется в процессе строительства (в сторону увеличения, конечно). Кажется, что нарушаются пожарные нормы (моё неправильное субъективное мнение, документы говорят, что всё в порядке), как в случае с так называемой "школой Грефа" - Хорошколой, элитном учебном заведении и домом по соседству, подъезды к этой школе завалены люксовыми автомобилями и автомобилями охраны до и после окончания учёбы. В связи с тем, что в нашей стране принят закон об оскорблении представителей власти, то я хочу лишь поблагодарить законодательную и исполнительную власть г. Москвы, что у компании Крост нет никаких проблем с разрешительными документами, пройдены все экспертизы, суды подтверждают справедливость этих лишений. Приятно, что застройщик творит всё в рамках действующего законодательства, и недовольство жителей вызвано лишь нашей эмоциональностью, неразумностью, и незнанием законов. Простите нас! На встречах с представителями муниципальной власти жителям неоднократно заявляется, что у компании есть все разрешительные документы, и слава богу! Вот как нужно, товарищи, грамотно строить! А цинизм, если это ещё не очевидно из написанного выше (цинизм исключительно застройщика, никаких претензий к избранной нами власти я ни в коем случае не допускаю) заключается в том, что люди, которые как-то вполне себе спокойно купили недвижимость в этом гадюшнике (моё субъективное мнение) за несколько сот тысяч долларов до одного миллиона, бросая свои мерседесы и роверы в грязи за множественными заборами, были множество раз обмануты (зачёркнуто, сами обманули себя наивными ожиданиями), что заплатив сверх 20-30% стоимости квартиры за вид из окон 30 этажа на нашу красивую Москву, теперь смотрят в окна домов, которые выше их домов еще на 20 этажей. И компания Крост, продав всю эту недвижимость, теперь обслуживает её, взимает плату, и стрижёт дополнительный доход за парковочные места под землёй и на земле. Воздух пока бесплатный, в связи с чем я предлагаю застройщику исправить это нелепое упущение. Ах да, архитектурное наследие.. что, простите? Нет, не слышал. Для кого? Будущих поколений? Лицо района? А зачем вам это старьё? Сейчас построем новое, удобное, красивое. Не нужно жить прошлым! Не будьте занудами! Есть Кремль, да и хватит.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *